6 июля 2022, 13:50
Мнение
Санкции в отношении России

Меняет ли что-то для РФ эмбарго США на импорт золота и потолок закупочных цен на нефть

Михаил Ханов — о внешних решениях, которые способны оказать влияние на российскую макроэкономику

К середине 2022 года участники биржевых торгов в России уже привыкли к еженедельным и даже порой ежедневным новостям по поводу введения очередных санкций в отношении РФ. Сообщения на эту тему настолько потеряли новизну, что менее значимые из них тоже не вызывают видимой реакции на отечественном фондовом рынке. Тем не менее участникам торгов, конечно же, не стоит полностью сбрасывать со счетов этот фактор.

Думаю, сегодня стоит поговорить об ожидаемых ограничительных мерах, которые могут грозить России в приложении к ее фондовому рынку. Оставлю без внимания многочисленные персональные санкции против физических лиц и непубличных компаний. Их влияние на индексы Мосбиржи и РТС невелико.

Политическая подоплека

Прежде всего, надо понимать, что первостепенную значимость для российской макроэкономики имеют недружественные меры со стороны США и объединенной Европы в лице Евросоюза. Действия ряда иных стран в этом плане или менее эффективны, или же носят по большей части демонстративный характер.

Кроме того, первостепенная важность санкций со стороны ЕС и США связана с тем, что эти государственные образования выступают эмитентами ключевых мировых резервных валют и по этой причине контролируют номинированные в них денежные потоки. На этом же в значительной степени завязано и их международное политическое влияние.

Надо признать, что США, двигаясь по пути ужесточения санкций, все же делают это с оглядкой на собственную экономику. По-видимому, за океаном не забыли неудачную историю введения эмбарго на поставки российского алюминия в 2018 году. Эта мера настолько сильно ударила по самим Соединенным Штатам, что была отменена менее чем через год. Видимо, по этой же причине в феврале 2022 года администрация США отказалась от возобновления санкций в отношении российской алюминиевой промышленности.

Необходимо понимать и то, что североамериканские политики не могут игнорировать общественное мнение в той степени, насколько это "дозволено" политическим чиновникам от ЕС. Решение об отказе США от поставок российской нефти уже всерьез пошатнуло позиции демократов и президента Джо Байдена. Эта мера дополнительно способствовала и без того наметившейся тенденции к росту цен на автомобильное топливо, что для Соединенных Штатов традиционно является одним из острых внутриполитических вопросов. В ответ на очередной твит Байдена по поводу необходимости снижения цен на АЗС Нефтегазовая ассоциация США порекомендовала "стажеру" Белого дома, готовившему это сообщение, записаться на курс экономики для начинающих.

Поэтому США теперь более склонны к лукавой позиции, которая предполагает, что экономическое бремя санкций и контрсанкций должно в значительной степени принять на себя страны, географически более близкие к России. В этом плане очень показательно заявление президента Байдена о том, что "на определенном этапе в дело вступит выжидательная тактика". Видимо, речь шла о том, что ситуация на Украине может стать состязанием на выносливость между Европой и Россией. Иными словами, президент США подразумевает будущую (или уже идущую) экономическую войну на истощение, в которой США (явно) не будут играть ведущую роль.

Что же касается официального Евросоюза, то он уже давно превратился в заложника собственной непримиримой политической позиции в отношении РФ. Европа взяла на вооружение демонстративную стратегию периодического объявления номерных пакетов санкций. Предполагалось, что очередной, седьмой по счету пакет ограничительных мер будет объявлен по итогам обсуждения в ходе саммита G7 в Германии, который проходил 26–28 июня.

Однако на этот раз участники саммита продемонстрировали относительно беззубую позицию. Это мероприятие завершилось лишь осуждающими Россию заявлениями. Касательно будущих санкций было упомянуто о планах "Большой семерки" сократить доходы РФ от продажи золота и ввести потолок закупочных цен на российскую нефть, но не отказываться от ее приобретения. Возможность установления предельной стоимости для закупок российского природного газа лишь будет изучаться.

Эти планы семи промышленно развитых стран мира не стали сенсацией. Они уже озвучивались и достаточно широко обсуждались за несколько недель до саммита G7.

Эмбарго на золото

Надо отметить, что США и Япония уже объявили эмбарго на импорт российского золота. Однако эта мера выглядит достаточно странным и не вполне адекватным инструментом санкционного давления. Подобные ограничения способны нанести косвенный ущерб отечественным золотодобывающим предприятиям, но они не являются проблемой для государства. 

Золото, как монетарный металл, по определению играет роль чрезвычайных денег и средства международных расчетов в условиях проблем с безналичными платежами. Иными словами, операции с золотом выступают лучшим средством и способом обхода санкций. В этом плане практический смысл могли бы иметь попытки изъятия российского золота по аналогии с арестом Банком Англии золотых резервов Венесуэлы, хранившихся за пределами страны. В данном случае мы явно наблюдаем иную ситуацию.

Очевидно, что при необходимости золото из РФ найдет своего покупателя на мировом рынке, так же как в условиях санкций продолжает продаваться нефть российского происхождения. Более того, у России сейчас вообще нет острой необходимости продавать золото за доллары и евро, особенно на фоне ситуации с заморозкой безналичных активов ЦБ РФ в этих валютах.

Мощные работающие экономики могут не опасаться дефицита золота. По-видимому, объявление эмбарго на закупки этого метала в России является красивым и одновременно безболезненным шагом для США и Японии. Так или иначе, но Евросоюз пока не торопится присоединяться к ним в этом вопросе.

Справедливости ради стоит упомянуть, что российские золотодобывающие предприятия сейчас столкнулись с серьезными сложностями, но не по причине секторальных ограничительных мер. Они страдают от падения рентабельности бизнеса на фоне аномального укрепления курса рубля.

Максимальная цена нефти

Инициатива ЕС по поводу регулирования максимальной цены закупки российской нефти также выглядит неоднозначной. Прежде всего, непонятно, зачем нужна такая мера, поскольку Евросоюз и без того объявил эмбарго на поставки российской нефти и нефтепродуктов в рамках шестого пакета санкций — постепенно вступит в силу на рубеже 2022 и 2023 годов с исключением для нефти, поставляемой по трубопроводу "Дружба". По-видимому, ЕС планирует оставить для себя возможность закупки жидких углеводородов российского происхождения, но с некоторым санкционным дисконтом.

Однако подобный сценарий вовсе не гарантирует объединенной Европе будущих поставок необходимого количества нефти по приемлемой цене. По опыту нашей страны мы хорошо знаем, что попытки установления максимально возможной цены создают риск дефицита, приводящего к противоположному эффекту. Аналитики инвестиционного банка J.P. Morgan Chase & Co. смоделировали ситуацию сокращения поставок российской нефти на мировой рынок на 5 млн баррелей в сутки в ответ на западные санкции. В таком случае цены на черное золото способны взлететь более чем в три раза, до невероятного уровня в $380 за баррель. Можно представить, до каких темпов ускорится инфляция в еврозоне и в США при реализации подобного сценария.

Ограничение цен на газ

Вопрос об ограничении цен на поставляемый из России в Европу природный газ уже обозначен как гипотетическая отдаленная возможность. Он пока всерьез не обсуждается с учетом того, насколько Евросоюз зависим от поставок российского метана. Это не только топливо для обогрева домов и генерации электроэнергии, но и сырье для широкого спектра химических производств. Между тем в начале июля 2022 года цены на электроэнергию в Европе достигли самого высокого уровня за всю историю наблюдений. Но это не помешало эстонскому евродепутату Урмасу Паэту заявить о необходимости сокращения зависимости Европы от России и в сфере атомной энергетики.

Ранее я уже указывал на то, что европейская политика в целом начинает утрачивать исторически характерную для нее рациональность. Не исключено, что в качестве новых ограничительных мер в отношении России Европа пойдет на еще более враждебные действия.

Например, в СМИ появлялась информация о том, что Министерство экономики ФРГ изучает возможность изъятия части активов газопроводной системы "Северный поток — 2" для использования ее при приеме сжиженного природного газа (СПГ) из третьих стран. Иными словами, речь идет про вероятную национализацию немецкого участка нового газопровода из России, который длительное время не мог пройти сертификацию для запуска в коммерческую эксплуатацию по политическим мотивам. Это вполне способно поставить крест на будущих поставках газа в Европу со стороны РФ.

Конфискация резервов

Наконец, самой серьезной угрозой со стороны коллективного запада выступает возможность конфискации золотовалютных резервов (ЗВР) РФ в объеме порядка $300 млрд. Средства, номинированные в иностранных валютах, оказались заморожены по причине введения санкций со стороны США и ЕС. Обсуждение этой возможности изъятия заблокированных средств ЦБ РФ увязывается с их последующим "направлением на восстановление Украины".

Таким образом, западные политики уже подвели идеологическую базу для реализации такого обоюдоострого шага. В случае принятия принципиального решения на эту тему преодоление имеющихся юридических препятствий станет лишь вопросом времени. Очевидно, что в таком случае репутация доллара США и евро в качестве ключевых мировых резервных валют будет подорвана, а реакция России для них может оказаться непредсказуемой.

Однако в текущих нестандартных условиях мы не можем исключать иных, пусть сегодня и маловероятных, сценариев. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru