2 ноября 2022, 09:10
Мнение

Перспектива седьмых ядерных испытаний в КНДР. Чем ответят Южная Корея и США?

Игорь Иванов — о возможных ответных мерах Сеула и роли в этом Вашингтона в случае проведения КНДР новых ядерных испытаний

США и Республика Корея начиная с мая пророчат очередные ядерные испытания в КНДР. Представители этих стран утверждают, что народная республика завершила подготовку к ним и дело осталось за политическим решением высшего руководства. Южнокорейская разведка даже пыталась предугадать примерные сроки, связывая их то со значимыми событиями в американо-южнокорейских отношениях, то с внутриполитической повесткой в США или же в других странах. Последний прогноз предполагает, что испытания вероятны в период с завершения съезда Коммунистической партии Китая (КПК) 22 октября и до 8 ноября, когда в США назначены промежуточные выборы в Конгресс.

На мой взгляд, для предмета этого текста не имеет существенного значения, угадают ли США и Южная Корея с датой в этот раз или другой. Важно, что основания для подозрений в подготовке к ядерным испытаниям достаточно убедительны, чтобы начать говорить об этом не только в государственных структурах Штатов и Республики Корея, но и в ООН и МАГАТЭ. Эти подозрения выглядят достаточно обоснованными, чтобы спровоцировать и накалить дискуссии об ответных мерах в Сеуле.

Южная Корея входит в десятку стран мира по номинальному ВВП, продукция ее компаний (бытовая техника, автомобили, гражданские суда, оружие) узнаваема и пользуется спросом по всей планете, ее современная массовая культура находит поклонников далеко за рубежом, армия многочисленна и оснащена по последней военной моде, тем не менее страна вынуждена жить под постоянной ракетно-ядерной угрозой

Сторонники жесткой линии среди консерваторов предлагают вернуть американское тактическое ядерное оружие или даже создать собственное. Правительство страны говорит о "своевременном развертывании американских стратегических средств". Местные газеты сообщили о попытке Сеула предложить Вашингтону южнокорейскую версию натовской концепции "совместного использования ядерного оружия".

При этом даже без ожидания ядерных испытаний обстановка на Корейском полуострове тяжелая — с начала года КНДР 29 раз провела ракетные пуски. Это число беспрецедентно.

Если патриотическая общественность может еще удовлетвориться совместными с США учениями в ответ на ракетные пуски КНДР, которые стали на Корейском полуострове некой рутиной, то этого нельзя сказать о ядерных испытаниях. Они, очевидно, потребуют от южнокорейского правительства внятного ответа сопоставимого уровня или хотя бы создания этой видимости.

КНДР провела всего шесть ядерных испытаний, последние — в 2017 году

Так или иначе ядерные испытания можно воспринимать как некую метафору неприемлемых для Южной Кореи и США действий КНДР, которые выведут конфронтацию на новый уровень. При этом в последние недели конфронтационная спираль развивается по очевиднейшей логике: "зуб за зуб, учения за учения". Например, 26–29 сентября американский авианосец "Рональд Рейган" принял участие в двусторонних учениях с Сеулом. В ответ КНДР провела учения тактических ядерных сил, во время которых имитировала удары по портам и командным центрам предполагаемого противника. Стороны продемонстрировали друг другу возможности своей артиллерии и авиации, обменивались предупредительными выстрелами в море. Очередные учения авиации США и Республики Корея начались 31 октября.

Поэтому предлагаю не зацикливаться на том, состоятся ли ядерные испытания сейчас, через полгода, произойдут ли они в принципе, а попытаться оценить обсуждаемые в Южной Корее варианты ответа.

"Совместное использование ядерного оружия"

Совместное использование ядерного оружия (Nuclear sharing) — концепция, принятая в НАТО, которая с точки зрения США позволяет им хранить ядерное оружие (авиационные бомбы) в неядерных странах. В случае конфликта Вашингтон может разрешить неядерным государствам нанести ядерный удар с помощью своих средств доставки (самолетов). Вооруженные силы неядерных членов альянса ведут соответствующую подготовку, о чем открыто говорится в документах НАТО. Ядерные бомбы B-61, общее число которых составляет около сотни, складированы в Турции, ФРГ, Нидерландах, Бельгии и Италии.

Как указывают в самой НАТО, такое использование ядерного оружия позволяет "совместно использовать" эффект сдерживания, распределяет риски и ответственность за такое вооружение. Неядерные члены имеют право участвовать в планировании и реализации ядерной стратегии НАТО через специальные органы. Альянс открыто заявляет, что он останется ядерным, покуда существует атомное оружие.

На первый взгляд (и не только на первый), концепция нарушает Договор о нераспространении (ДНЯО), в котором прямо говорится, что ядерные страны не должны передавать ядерное оружие, а неядерные обязуются не принимать его. Тем не менее у США и НАТО, видимо, своя интерпретация документа. Во-первых, в Штатах утверждают, что они не нарушают его, поскольку не передают контроль над ядерным оружием, а лишь хранят его на чужой территории (и даже не на "чужой", а на территории союзника). Во-вторых, мол, ДНЯО не будет действовать в случае начала ядерной войны, поскольку договор провозглашает в качестве цели ее предотвращение. В-третьих, концепция НАТО была принята раньше, чем ДНЯО, а СССР якобы был проинформирован об интерпретации США.

Однако недавно посол РФ в США Анатолий Антонов призвал Вашингтон вернуть на американскую территорию все размещенное за рубежом ядерное оружие. Он указал, что "совместные ядерные миссии" НАТО все же противоречат основополагающим принципам ДНЯО.

Южнокорейский вариант концепции

Концепция совместного использования ядерного оружия является наиболее видимым проявлением расширенного сдерживания США в рамках союзнических обязательств, и, естественно, часть южнокорейской общественности хотела бы видеть похожее в отношении своей страны.

13 октября "Чосон ильбо" со ссылкой на источники сообщила, что власти республики якобы обратились к США с предложением реализовать южнокорейскую версию "совместного использования ядерного оружия" в случае ядерных испытаний КНДР. По информации газеты, американские авианосцы и атомные подводные лодки должны дежурить на постоянной основе в акватории Корейского полуострова.

По мнению авторов, это должно предотвратить эффект домино в Азии с появлением ядерного оружия у других стран.

Президент Республики Корея не опроверг и не подтвердил обсуждение этой инициативы, сказав, что прислушивается ко всем мнениям. Однако в Министерстве обороны заявили, что таких дискуссий с США не было. Похожее заявление, де-факто опровергающее сообщение газеты, сделали и в Министерстве иностранных дел.

Возвращение тактического ядерного оружия США

Еще одним очевидным вариантом для южнокорейских консерваторов и "ястребов" представляется возвращение американского тактического ядерного оружия на Корейский полуостров. Соответствующие призывы уже раздавались в их среде ранее.

Тактическое ядерное оружие США (артиллерийские снаряды, авиационные бомбы, боеголовки к ракетам) размещалось в Южной Корее на протяжении 33 лет — с 1958 по 1991 год. Под конец этого срока в распоряжении американцев на полуострове было около 100 боеголовок. США в одностороннем порядке приняли решение о выводе этого оружия и, по некоторым данным, даже не предупредили Сеул, поставив его перед фактом. В 1992 году Южная Корея и КНДР приняли Совместную декларацию о безъядерном статусе Корейского полуострова, в которой обязались не производить свое ЯО.

Примечательно, что о возвращении американского ядерного оружия говорят политики, а не военные из Министерства обороны. Это предложение входит в очевидное противоречие с реальностью — Вашингтон крайне прохладно относится к этой идее из-за принципов нераспространения. К тому же тактических ядерных боеприпасов в распоряжении Вашингтона осталось немного — около 100 в Европе и 130 в США, согласно некоторым данным.

Размещение десятков или сотен боеголовок будет иметь политический и скорее психологический эффект, направленный на КНДР и внутреннюю аудиторию Республики Корея, а не военный. Как пояснил мне профессор южнокорейского Университета Кунмин Андрей Ланьков, при современном уровне развития технологий не столь важно, находится ли ядерное оружие на территории Корейского полуострова или нет, при соответствующем решении его можно доставить за несколько часов.

Например, всего два часа требуется американскому стратегическому бомбардировщику B-1B (правда, они не оборудованы для доставки ЯО) для полета с острова Гуам (территория США) до Корейского полуострова. Но и усиление военного присутствия на Гуаме имело бы лишь демонстративный эффект. Каково практическое значение с военной точки зрения переброски ядерного оружия туда, если во время бомбардировок Югославии американские B-2 взлетали с базы в Миссури и прилетали обратно без посадки?

В любом случае 20 октября в Госдепартаменте США заявили, что политика Соединенных Штатов по вопросу о возможности возвращения американского тактического ядерного оружия на территорию Республики Корея не изменилась. Несмотря на всю туманность позиции, скорее всего, это следует толковать как минимум как отсутствие горячего энтузиазма на этот счет.

Собственная ядерная программа

В последние годы, согласно результатам соцопросов, подавляющее большинство южнокорейцев поддерживают идею разработки собственного ядерного оружия. В 2021 году 71% респондентов опроса Чикагского совета по международным отношениям высказались за подобную инициативу.

Эти цифры свидетельствуют, вероятно, об отсутствии веры у простых южнокорейцев в возможность добровольного отказа КНДР от ядерного оружия. В сентябре этого года КНДР приняла закон, в котором зафиксировано право на превентивный ядерный удар, а лидер Ким Чен Ын заявил, что переговоры о полной денуклеаризации отныне невозможны.

Кроме того, высказываются предположения, что такое отношение говорит о глубоко потаенных сомнениях в рядах южнокорейского общества относительно готовности Вашингтона рискнуть "Лос-Анджелесом ради Сеула" в случае ядерной атаки.

Южнокорейские эксперты понимают, что собственная ядерная программа подорвет отношения с США (считается, что именно Вашингтон "убедил" архитектора южнокорейского экономического чуда Пак Чон Хи отказаться от ядерных амбиций), приведет к болезненным санкциям и сделает Южную Корею "страной-изгоем".

Приверженность южнокорейских властей межкорейской декларации о безъядерном статусе полуострова (которую Пхеньян, очевидно, нарушил) дает Южной Корее ощущение морального превосходства и возможность критиковать КНДР с международных трибун.

Нарушение Сеулом своих обязательств по ДНЯО, скорее всего, вызовет гонку ядерных вооружений с Пхеньяном и укрепление ядерных сил КНР и России в регионе. По мнению наблюдателей, Москве и Пекину придется реагировать на новый расклад сил в регионе. То же касается развертывания американских ядерных средств.

Тем не менее и на это находятся контраргументы. Директор центра северокорейских исследований Института Седжон Чон Сон Чжан считает, что опасения по последствиям такого сценария преувеличены. По его словам, технологическое и экономическое превосходство Южной Кореи над КНДР позволит Сеулу выиграть гипотетическую гонку вооружений. Чон Сон Чжан приводит пример Индии и говорит, что Южная Корея может рассчитывать на быстрое сворачивание дипломатического и санкционного давления со стороны США и остальной "международной общественности", поскольку Сеул принадлежит к лагерю проамериканских и — шире — демократических стран. К тому же, по его расчетам, затраты южнокорейского бюджета на конвенциональное вооружение и противоракетную оборону уже в разы превосходят стоимость ракетно-ядерной программы КНДР.

Однако еще в августе южнокорейский президент Юн Сок Ёль заявил, что его администрация не намерена отказываться от обязательств в рамках системы нераспространения.

На мой взгляд, вряд ли южнокорейские власти и бизнес сейчас готовы рискнуть разрывом с США, чья позиция, вероятно, остается главным аргументом против собственной ядерной программы Республики Корея. Ситуация не достигла критической точки — Южная Корея все еще под "ядерным зонтиком" Штатов.

Не случайно и то, что официальные лица Сеула и Вашингтона, как мантру, повторяют слова о незыблемой приверженности США защите своего союзника — дабы развеять любые сомнения.

Стратегические средства США

На фоне разнообразных радикальных ядерных решений южнокорейские официальные лица говорят лишь о "своевременном и скоординированном развертывании стратегических средств" США в случае ядерных испытаний. Под этим, возможно, намеренно неконкретизированным термином СМИ понимают современную авиацию, авианосцы, атомные подводные лодки.

Рискну предположить, что речь идет все же о сугубо конвенциональном оружии. Напрашивается мысль, что палубная авиация на авианосцах может вооружиться ядерными боеприпасами в случае необходимости, но в начале 1990-х США, по крайне мере декларативно, отказались от размещения тактического ядерного оружия на надводных кораблях и палубной авиации. Не все и подводные лодки предназначены для ядерного возмездия.

Весной же в Южной Корее высказывались предложения о постоянном развертывании таких средств, но, видимо, и они натолкнулись на нежелание Вашингтона нести дополнительные издержки за чужую безопасность. В Южной Корее уже базируется 28-тысячный военный контингент США. В октябре МИД Республики Корея и Министерство обороны в ответ на публикацию о "совместном использовании ядерного оружия" заявили о дискуссиях с США относительно "своевременного развертывания стратегических средств".

Видимо, это и есть пока тот максимум, на который готовы пойти в Вашингтоне в случае очередных ядерных испытаний. И реальность в очередной раз может оказаться "скучнее" ожиданий наиболее непримиримых противников КНДР. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru