Все новости

Революционный Идлиб. Дает ли сочинская инициатива шанс сирийской оппозиции?

Дмитрий Зеленин — о том, что дает участникам сирийского вопроса соглашение между Путиным и Эрдоганом

Противники президента Сирии Башара Асада горячо приветствовали достигнутые между президентами России и Турции договоренности по Идлибу. По словам главы Сирийского комитета по переговорам (СКП, базируется в Эр-Рияде) Насра аль-Харири, сочинское соглашение о создании демилитаризованной зоны в северо-западной провинции Сирии "прокладывает путь началу переходного периода и всеобъемлющему политическому урегулированию на основе резолюции СБ ООН 2254 и женевского коммюнике". Аль-Харири и его коллеги по СКП трактуют сочинский меморандум как гарантии того, что под эгидой Турции и России на клочке сирийской земли площадью 6 тыс. кв. км будет сохранено присутствие "революционной власти". Этот факт они преподносят как провал планов режима Асада восстановить контроль над всей территорией Сирии, используя военную силу. В Дамаске, однако, иначе толкуют сочинский документ.

После фиаско в Восточной Гуте и провинции Дераа представители лагеря оппозиционеров крайне воодушевлены итогами переговоров в Сочи и, конечно, приписывают все лавры турецкой дипломатии, которая якобы сумела убедить Россию не начинать масштабную военную операцию в Идлибе против последних форпостов бандформирований.

Так, официальный представитель Сирийской свободной армии (ССА) Махмуд Эфенди заявил, что сочинская инициатива предотвратила конфронтацию, которая могла обернуться крупнейшей гуманитарной катастрофой в XXI веке. Имеется в виду вероятное массовое переселение жителей Идлиба в Турцию из районов боевых действий.

О поддержке российско-турецких договоренностей, естественно, объявили и в Дамаске. В распространенном агентством САНА заявлении указывалось, что правительство Сирии "приветствует любую инициативу, направленную на прекращение кровопролития в республике и способную восстановить мир и безопасность в любом районе страны". Источник в сирийском МИД при этом пояснил, что в Дамаске понимают сочинский документ как поэтапную дорожную карту, которая приведет к желанной цели — возвращению провинции Идлиб под контроль государства.

От деэскалации к демилитаризации

Идлиб — единственный крупный регион Сирии, который остается в руках незаконных вооруженных формирований. В 2017 году там была создана северная зона деэскалации, куда перемещались боевики с семьями, отказавшиеся примириться с властями и добровольно сложить оружие в Алеппо, Хомсе, под Дамаском и в провинции Дераа. В итоге вместе с беженцами численность населения там выросла вдвое и составляет сейчас свыше 3 млн человек.

Сочинский меморандум предусматривает создание демилитаризованной зоны глубиной 15–20 км вдоль линии соприкосновения вооруженной оппозиции с правительственными войсками к 15 октября 2018 года. По предложению Анкары, к 10 октября планируется осуществить вывод оттуда танков, реактивных систем залпового огня, орудий и минометов, находящихся на вооружении бандформирований. Контроль в демилитаризованном районе будут осуществлять подвижные патрульные группы турецких войск и подразделений российской военной полиции.

Границы зоны еще будут уточнены сторонами, однако уже известно, что появление буферного пространства позволит восстановить к концу года транспортное сообщение по шоссе М-4 (Латакия — Алеппо) и М-5 (Алеппо — Хама), что крайне выгодно не только сирийским властям, но также Турции и в перспективе позволит открыть автостраду "север — юг" от КПП "Бэб-эль-Хава" до КПП "Насиб" на границе с Иорданией для транзита товаров и грузов.

Радикалы противятся сделке

Турция, согласно меморандуму, сохранит и усилит 12 созданных ею наблюдательных постов в зоне деэскалации "Идлиб", которая включает в себя также остающиеся под контролем вооруженных формирований районы Латакии, Хамы и Алеппо, примыкающие к провинции Идлиб. Россия, в свою очередь, закрепила за собой право атаковать базы террористов.

Если взглянуть на карту, то обнаружится, что 60% этого северо-западного региона Сирии остается в руках экстремистской группировки "Джебхат ан-Нусра" (запрещена на территории России) и ее союзников — Туркестанской исламской партии (запрещена на территории России), состоящей из наемников-уйгуров (тюркский народ, проживающий в автономном районе Синьцзян на северо-западе Китая — прим. ТАСС) и нового сирийского филиала "Аль-Каиды" (запрещена на территории России) под названием "Хорас ад-Дин". К ним примыкают несколько более мелких бригад наемников, состоящих из выходцев с Кавказа и Средней Азии, для которых Идлиб стал "землей джихада" (войны против неверных).

Экстремисты с ходу отвергли российско-турецкий план и заявили об отказе передать турецким военным находящиеся на их вооружении танки, орудия и реактивные системы залпового огня. В заявлении радикальных группировок указывалось, что их боевики ни под каким предлогом не покинут созданные ими "неприступные крепости" в горной местности Джебель-Акрад на севере провинции Латакия и на перевале Джиср-эш-Шугур в провинции Идлиб, через который проходит шоссе Латакия — Алеппо.

Террористы из "Джебхат ан-Нусры", которые контролируют провинциальный центр Идлиб (320 км от Дамаска) и его окрестности, еще в августе не приняли предъявленного Анкарой ультиматума о роспуске своих формирований. Турецкое командование тогда предложило боевикам-сирийцам из "Джебхат ан-Нусры" влиться в состав марионеточной "северной сирийской армии", а иностранным наемникам вернуться в те государства, откуда они прибыли, и сдаться органам правосудия.

Ответным шагом Анкары стало создание коалиции "Фронт национального освобождения" (ФНО), в состав которого помимо вооруженных оппозиционеров из ССА вошли исламисты из "Ахрар аш-Шам" и "Бригады Нуреддина аз-Зенги". Численность этого объединения, состоящего из 14 фракций, оценивается в 40−50 тыс. боевиков. Возглавил ФНО бывший полевой командир бригады "Фейлак аш-Шам" Фадлялла аль-Хаджи.

Судя по всему, именно эти силы Анкара намерена использовать сейчас для вытеснения террористов "Джебхат ан-Нусры" из демилитаризованной зоны после их отказа от самороспуска. В дальнейшем боевики составят основу 70-тысячной армии, которая, по замыслу Анкары, будет держать под своим контролем пограничные с Турцией районы Идлиба.

Поясняя позицию Турции, президент Тайип Эрдоган заявил о необходимости сохранить зону деэскалации в Идлибе и защитить вооруженные группировки, которые восемь лет опекала Анкара. "Мы считаем, что умеренной оппозиции нужно оставаться в процессе политического решения, — указал турецкий лидер. — Это нужно для нормального функционирования механизма женевских переговоров и Астанинского процесса". Эрдоган подчеркнул, что Турция выступает против попыток режима Асада "прилепить умеренной оппозиции ярлык терроризма и уничтожить ее".

Потребуется ли "хирургическая операция"?

Примечательно, что буквально накануне встречи в Сочи в крупных городах Идлиба прошли демонстрации сторонников оппозиции, которые высказались против восстановления в этом регионе власти сирийского правительства. Ранее были арестованы десятки полевых командиров, готовых пойти на примирительные сделки с властями.

На этом фоне госминистр по национальному примирению Али Хейдар заявил, что Идлиб стал пристанищем самых радикальных сил в лагере антиправительственных формирований, включая салафитов, исповедующих религиозную нетерпимость. "Эти фракции не могут быть частью политического проекта сирийского государства, — подчеркнул он. — Никакого взаимного понимания и договоренностей с этой категорией боевиков не может быть".

Как отметил мой собеседник, ливанский аналитик Нидаль Саби, процессу урегулирования в Идлибе предстоит пройти еще долгий путь. По его мнению, главное сейчас то, что в результате новой тактики, предложенной Россией и Турцией, удалось сохранить территориальное единство Сирии и предотвратить агрессию Запада под предлогом инсценированной химатаки правительственных сил.

"Ни для кого не секрет, что Соединенные Штаты и их союзники пытались использовать конфронтацию вокруг Идлиба между сирийской армией и вооруженными группировками для того, чтобы столкнуть Россию и Турцию и разрушить Астанинский процесс, начатый в 2017 году", — отметил он.

Сейчас, по словам эксперта, договоренности в Сочи дают шанс без боевых действий и потерь разоружить в перспективе все незаконные формирования на северо-западе Сирии. Понятно, что большую работу предстоит проделать Анкаре как гаранту перемирия, отвечающему за зону деэскалации "Идлиб".

Пока все усилия Турции направлены на раскол "Джебхат ан-Нусры" и других радикалов, что облегчит задачу их ликвидации. Как считает Саби, провал турецкого плана однозначно повлечет за собой проведение совместной "хирургической операции" спецслужбами России и Турции, что, вероятно, предусматривают секретные договоренности, о которых не упоминает сочинский меморандум.

"В рядах террористов много разыскиваемых преступников, которых нельзя выпустить из Идлиба", — указал аналитик.

Саби назвал иллюзорными расчеты оппозиции, что при поддержке Турции и Запада ей удастся навязать Дамаску невыгодное ему политическое урегулирование кризиса. "Лидеры СКП выдают желаемое за действительное, потому что будущее Сирии определят не они, а Конгресс по национальному диалогу, который стартовал в январе в Сочи и стал основной площадкой для выработки решений самими сирийцами", — сказал он.

Позиция Ирана

Примечательно, что в Тегеране вопреки прогнозам приветствовали сочинскую инициативу. Ряд аналитиков были удивлены этой позицией, полагая, что иранцы подталкивают режим в Дамаске к военному решению проблемы Идлиба.

Эксперт Ахмед Саид объяснил этот конструктивный подход Ирана экономическими соображениями.

По его словам, правящие круги Тегерана заинтересованы в том, чтобы Турция продолжала закупать иранскую нефть и не поддерживала введенные США санкции, направленные на подрыв нефтегазовой промышленности Исламской Республики.

Позитивно отреагировала на итоги встречи в Сочи шиитская партия "Хезболлах" — другой важный игрок на сирийской арене. По словам ее лидера Хасана Насруллы, "это хорошее и реалистичное соглашение, которое предстоит претворить в жизнь".

"Сейчас все зависит от точного выполнения достигнутых в Сочи договоренностей", — подчеркнул он.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru