Все новости

Цена риса. Как живется Северной Корее под санкциями ООН

Станислав Варивода — о том, почему жизнь северокорейцев на фоне американских рестрикций заметно не ухудшилась

В ответ на очередные ракетные и ядерные испытания ООН в прошлом году несколькими резолюциями Совета Безопасности ввела против Северной Кореи самые жесткие за всю историю существования страны санкции.

Ограничения против Северной Кореи вводили и раньше: впервые ООН приняла такое решение в 2006 году, после того как в КНДР провели первое испытание ядерного оружия.

Примечательно, что международные рестрикции, которые действовали до этого момента, были на удивление умеренными и практически не оказывали никакого влияния на северокорейскую экономику. Санкции, содержащиеся в резолюциях Совета Безопасности 2371 и 2375, казались чрезвычайно серьезными.

Они полностью запретили экспорт из КНДР угля, железа, свинца и морепродуктов, поставки ей нефти и нефтепродуктов, создание совместных предприятий с участием северокорейского капитала, а также экспорт северокорейского текстиля, газового конденсата и жидкостей в государства — члены ООН. Также вводился запрет на работу северокорейских граждан за рубежом.

Переменчивый Пекин

Введенные ограничения казались чрезвычайно серьезными, поскольку существенно сокращали главные источники доходов КНДР, на которые приходилось более трех четвертей всего северокорейского экспорта.

Тем не менее благодаря соседнему Китаю эффект от них изначально оказался нулевым: в Пекине тогда считали, что ядерная Северная Корея — меньшее зло, чем хаос у границ Поднебесной, вызванный коллапсом северокорейского режима из-за санкций, и втихаря продолжали подкармливать Пхеньян.

Ситуация изменилась чуть позже, когда благодаря решительным действиям Трампа (блефом это было или нет — неясно до сих пор) над регионом нависла тень американского военного вторжения в КНДР. Тут Пекин откровенно струхнул и начал рьяно выполнять (и местами перевыполнять) международные санкции. Из Китая приходили известия, говорившие о значительном снижении объемов торговли с Северной Кореей.

Ситуация вновь изменилась в 2018 году, когда на Корейский полуостров пришла разрядка, а Трамп затеял с Китаем торговую войну.

Исчерпав возможности для экономических ответных шагов, в Пекине перешли к асимметричным мерам, вернувшись к подпольной торговле с КНДР назло американцам.

Впрочем, по данным независимых источников, товарообмен между двумя странами все равно не вышел на досанкционный уровень.

Последствия  

Так насколько же сильное влияние оказали беспрецедентные (по крайней мере на бумаге) санкции на Северную Корею? Многие независимые эксперты утверждают, что влияние ограничений оказалось не таким уж и значимым.

Об этом говорят как минимум два факта, известных, несмотря на всю закрытость Северной Кореи. Во-первых, обменный курс валюты КНДР за это время практически не изменился. Во-вторых, рыночные цены на продовольствие также остались на прежнем уровне.

Ухудшение экономической ситуации в стране неизбежно ведет к повышению цен на рис и кукурузу — главные блюда на столе северокорейцев. Но за минувшие два года средняя цена килограмма риса в Пхеньяне оставалась практически неизменной. Та же тенденция наблюдается и вокруг обменного курса доллара, лишь незначительно подросшего.

Выводы о неэффективности санкций подтверждаются и другими наблюдениями. В городах КНДР продолжается активное жилищное строительство, за которым стоит частный капитал, энергоснабжение страны остается стабильным.

Считается, что Китай, поддержав жесткие антисеверокорейские санкции, разработанные в основном американскими дипломатами, рассчитывал, что этот жест по достоинству оценят в Вашингтоне и сделают ответные шаги.

Однако дальнейшие события показали, что в Пекине просчитались, а США и не планировали воздерживаться от действий, которые так раздражают руководство Поднебесной.

Речь идет не только о торговой войне с Соединенными Штатами. Существует еще и противостояние с американскими союзниками в Южно-Китайском море, контроль над торговыми путями в котором пытается втихаря прибрать к рукам Пекин. Сыграло роль и принятое ранее решение Южной Кореи разместить у себя американскую систему противоракетной обороны THAAD.

Трамп прав

Поэтому есть основания полагать, что "самые жесткие санкции в истории", как их характеризуют западные СМИ, оканчиваются так же, как и предшествующие, — провалом.

Впрочем, в этом есть и положительные стороны: не исключено, что в случае их успеха в Северной Корее разразился бы голод похлеще того, который унес жизни сотен тысяч (по некоторым данным — миллионов) человек в середине 1990-х.

Более того, благодаря проведенным Ким Чен Ыном экономическим реформам жизнь обычных граждан в Северной Корее улучшилась, несмотря на все санкции. По данным работающих в КНДР дипломатов, подавляющее большинство граждан страны довольны нынешним курсом: жить в стране стало намного лучше.

На фоне идущего с начала 2018 года межкорейского потепления и демонстрируемой Севером готовности к денуклеаризации ряд заинтересованных сторон уже начали поднимать вопросы о частичном ослаблении санкционного режима. Официально озвучить это осмелилась недавно министр иностранных дел Южной Кореи Кан Гён Хва.

Выступая на парламентских слушаниях, она заявила, что Республика Корея рассматривает возможность отмены санкций, введенных ею ранее в одностороннем порядке в отношении КНДР.

По ее словам, отмена односторонних санкций стала бы "значимым символическим шагом", поскольку они во многом дублируют введенные позднее Совбезом ООН ограничительные меры в отношении Пхеньяна.

Однако Дональд Трамп мгновенно пресек такое вольнодумство, указав на то, что без согласия Вашингтона Сеул не пойдет на такой шаг.

"Они не сделают этого без нашего одобрения. Они [южнокорейцы] ничего не предпринимают без нашего одобрения", — сказал он без обиняков.

Эти слова вызвали бурю возмущения среди обычных южнокорейцев, но правительство проглотило их без возражений — по сути Трамп прав.

Так что об отмене санкций, даже односторонних, речь пока не идет. США неоднократно заявляли, что будут сохранять их до полного победного решения северокорейского ядерного вопроса и не позволят никому, даже своим союзникам, подрывать эту политику.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru