Все новости

К итогам саммита в Бейруте. Почему Сирия не вернулась в арабские объятия

Дмитрий Зеленин — о том, как Дамаск не принял приглашение на саммит Лиги арабских государств

Прошедший в Бейруте саммит Лиги арабских государств (ЛАГ) по экономическому и социальному развитию мог стать площадкой для консолидации рядов этого регионального сообщества на новом историческом отрезке.

Хозяева форума — ливанцы, которые были учредителями ЛАГ в 1945 году, — старались убедить своих арабских братьев не только перешагнуть через таможенные барьеры к единому экономическому пространству, но, прежде всего, отказаться от взаимной враждебности, которая очень дорого обходится населению.

И.о. министра иностранных дел республики Джебран Басиль откровенно посетовал 18 января перед открытием подготовительного совещания: "Мы отправляем наши капиталы за рубеж на закупки оружия для того, что затем использовать его для убийства друг друга". По его словам, средств, потраченных на вооружение, хватило бы не на одну железную дорогу, которая бы соединила арабские страны.

Он также упрекнул арабов в принятом восемь лет назад под внешним давлением решении заморозить членство Сирии в ЛАГ и призвал их исправить эту "историческую ошибку". Отсутствие сирийской делегации на форуме Басиль назвал "брешью" в арабских рядах, которую необходимо срочно ликвидировать.

Слова ливанского политика, однако, не вызвали желаемого отклика. Генсек ЛАГ Ахмед Абу аль-Гейт прочеканил, видимо, заготовленную заранее фразу о том, что вопрос о возвращении Дамаска в ЛАГ переносится на будущее, поскольку консенсус по нему среди арабских министров еще не созрел.

Ливан как посредник между Дамаском и арабами

Говоря о Сирии, Басиль, в жилах которого течет кровь древних финикийцев, преследовал, конечно, коммерческий интерес. Еще задолго до открытия саммита эксперты высказывали идею о том, чтобы сделать Ливан площадкой для налаживания процесса послевоенной реконструкции Сирии.

По словам экономиста Гази Варна, этому будут способствовать исторические связи Ливана и его географическая близость к Сирии, морские порты и удобное транспортное сообщение. "Кроме того, у ливанских предпринимателей имеется собственный богатый опыт послевоенного восстановления, а развитая банковская система Ливана создает идеальные условия для будущих инвестиций", — отметил эксперт.

На логистические преимущества Ливана перед другими странами ранее указывал бывший вице-премьер Сирии Абдалла Дардари, который перешел сейчас на работу во Всемирный банк. Еще в 2014 году, когда появились первые проблески надежды на политическое урегулирование кризиса, он предложил своего рода региональный "план Маршала" для Сирии. Дардари оценил урон, нанесенный военным конфликтом национальному хозяйству, в $388 млрд.

Президент Ливана Мишель Аун, выступая на саммите, сделал следующий шаг в этом направлении и предложил создать Арабский инвестиционный фонд, который способствовал бы реконструкции и развитию государств, пострадавших от конфликтов. При этом он имел в виду не только Сирию, но и другие страны, где в последние годы шли войны, — Йемен, Ливию и Ирак. Аун выступил с инициативой провести в Бейруте в ближайшие три месяца конференцию с участием всех арабских финансовых институтов, чтобы обсудить программу будущего фонда.

Как пояснил близкий к окружению президента депутат Ниамет Эфрем, мысль Ауна заключается в том, чтобы использовать на Ближнем Востоке опыт Европейского банка реконструкции и развития, который был создан после окончания холодной войны как инвестиционный механизм для поддержки рыночной экономики в странах бывшего соцлагеря. При этом, добавил он, Аун имел в виду не только страны, где шли боевые действия, но также Ливан с Иорданией, которые приняли на своей территории большую часть сирийских беженцев, что негативно сказалось на их социально-экономическом состоянии и темпах развития.

Как рассказал на итоговой пресс-конференции Джебран Басиль, ливанской делегации удалось убедить арабских финансовых доноров в необходимости делать инвестиции в страны, которые обременены присутствием сирийских беженцев.

Провокация шиитов

В экономическом саммите в Бейруте, прошедшем под девизом "Процветание как фактор мира", приняли участие 20 арабских стран из 22 членов сообщества. При этом в президиуме на открытии присутствовали только три главы государств — президент Мишель Аун, эмир Катара шейх Тамим бен Хамад Аль Тани и президент Мавритании Мохаммед ульд Абдель Азиз. Остальные делегации возглавляли премьер-министры и министры. Помимо Сирии отсутствовала Ливия, бойкотировавшая форум.

Комментируя отказ большинства глав арабских государств прибыть на саммит в Бейрут, заместитель генсека ЛАГ Хусам Заки указал, что на таких региональных экономических встречах присутствие лидеров не является обязательным. "Достаточным считается участие делегаций на уровне правительства", — сказал он. Египетский дипломат, однако, допустил, что на решение арабских лидеров могла повлиять "атмосфера, царившая в Ливане перед созывом саммита".

По мнению заведующего кафедрой политологии Американского университета Бейрута Хиляля Хашшана, открытие форума было омрачено выходкой сторонников шиитского движения "Амаль", которые 13 января сорвали с флагштока и сожгли флаг Ливии на территории международного выставочного комплекса BIEL, где проходил экономический саммит ЛАГ. Этот инцидент, считает он, повлиял на решение большинства арабских лидеров воздержаться от поездки в Бейрут.

Неожиданная реакция местных шиитов была формально связана с давней историей о таинственном исчезновении в Триполи в 1978 году шиитского имама Мусы Садра, в которой до сих пор не поставлена точка. Еще 11 января глава Высшего исламского шиитского совета Абдель Амир Кабалан выступил здесь с заявлением, в котором предупредил, что приглашение Ливии на форум ЛАГ станет роковой ошибкой. Позднее движение "Амаль", лидером которого является спикер ливанского парламента Набих Берри, объявило, что "народные массы блокируют шоссе в международный аэропорт Бейрута и не позволят делегации Ливии участвовать в форуме".

Популярный шиитский проповедник, который снискал славу "ливанского Хомейни", был приглашен в 1978 году покойным ливийским лидером Муаммаром Каддафи в Триполи на празднование годовщины революции (1 сентября 1969 года). После этого он должен был вылететь в Рим, где у него уже была назначена аудиенция у Папы Римского. Однако после встречи с Каддафи имам и два его спутника — богослов Мухаммед Якуб и публицист Аббас Бадреддин — бесследно исчезли.

Эта история превратила на многие годы Каддафи в злейшего врага ливанских шиитов. По одной из версий, между полковником и имамом вспыхнул спор по вопросам ислама, и Каддафи в порыве гнева якобы застрелил его из пистолета. По другой версии, Муса Садр и его компаньоны были брошены в тюрьму.

На официальный запрос Бейрута ливийские власти заявили, что имам вылетел в Италию, но на борту самолета, приземлившегося в Риме, ни его самого, ни его друзей не оказалось.

После свержения Каддафи в 2011 году в ливанских СМИ мелькала информация, будто бы имам до сих пор жив и находится в тайном месте заключения в Ливии. Затем сообщалось, что якобы найдена его могила. Ливанские шииты требовали от новых властей Триполи прояснить судьбу похищенного проповедника, но не получили желаемого ответа.

13 января, после того как делегации ливийских бизнесменов было отказано в выдаче въездных виз в бейрутском аэропорту, Госсовет Ливии объявил о бойкоте встречи на высшем уровне.

Премьер-министр Ливана Саад Харири выразил сожаление по поводу случившегося и подчеркнул, что действия шиитских активистов не отражают официальной позиции Бейрута. Позднее на встрече с генсеком ЛАГ Ахмедом Абу аль-Гейтом премьер заявил, что "открытие саммита в Бейруте само по себе уже стало успехом в условиях, когда предпринимались попытки сорвать его проведение".

Сирия не торопится в ЛАГ

Ливанский, как и арабский, политический бомонд раскололся по вопросу о возвращении Сирии в ряды ЛАГ. Так, упоминаемый выше спикер парламента Набих Берри с самого начала настаивал на том, чтобы на форум в Бейрут был непременно приглашен президент Сирии Башар Асад. По его словам, "без присутствия сирийского лидера арабский саммит теряет всякий смысл". В свою очередь министр иностранных дел Египта Самех Шукри напомнил, что Дамаску перед возвращением в арабские ряды следует предпринять определенные политические шаги в соответствии с резолюцией 2254 Совета Безопасности ООН, которая считается дорожной картой урегулирования сирийского кризиса.

Согласно точке зрения политолога Аббаса ас-Саббага, за вспыхнувшей полемикой вокруг воссоединения Сирии с ЛАГ скрывается острое противостояние между США и Ираном, которые, по его словам, "мечут друг в друга камни на ливанской земле".

Похожее мнение высказала Розанна Бумонсеф из газеты "Ан-Нахар", которая отметила, что Ливан превратился в арену холодной войны между Вашингтоном и его арабскими союзниками, с одной стороны, и Тегераном, который поддерживает сирийский режим, с другой.

В свою очередь, эксперт Лея аль-Каззи подозревает, что наметившийся в конце декабря после открытия посольства ОАЭ в Дамаске процесс нормализации отношений между Сирией и арабами сорвала администрация президента Дональда Трампа. По ее данным, в ходе своего недавнего регионального турне госсекретарь США Майкл Помпео рекомендовал арабским партнерам не торопиться принимать в свои объятия президента Асада.

В такой ситуации самой высокой оценки заслуживает смелая позиция и.о. министра иностранных дел Ливана, который призвал своих арабских коллег не дожидаться "отмашки" из Вашингтона и отменить принятое в 2011 году решение.

Как подтвердил 17 января посол Сирии в Бейруте Али Абель Керим Али, из канцелярии главы ливанского государства все-таки было направлено президенту Асаду приглашение прибыть на саммит. Сирийский дипломат высоко оценил этот дружественный шаг, но сказал, что Дамаск не направит делегацию в Бейрут, поскольку считает, что ЛАГ "не отошла от своей прежней ошибочной политики по отношению к событиям в Сирии".

По словам посла, Сирия чувствует себя комфортно, потому что "одержала важную военную, политическую и дипломатическую победу, а расчеты Запада и ряда арабских государств, развязавших против нее войну, потерпели провал".

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru