Все новости

Нет дыма без огня: пока индонезийские фермеры сжигают страну, соседи задыхаются от смога

Евгений Соловьев — о том, что вызывает катастрофические лесные пожары в Индонезии и как с ними борются власти

Густой, едкий дым, от которого невольно слезятся глаза, першит в горле и закладывает нос, опустевшие улицы и ресторанчики, люди в масках — все это, к сожалению, в последнее время стало уже привычным явлением в большинстве стран Юго-Восточной Азии летом и осенью. Причина этого — масштабные лесные пожары в Индонезии, занимающей третье место в мире по площадям тропических лесов. Задымление в зависимости от направления ветра достигает, а зачастую и полностью накрывает Малайзию, Сингапур, Таиланд, Филиппины, Лаос.

Ситуация начала ухудшаться еще с начала года, но основной пик кризиса пришелся на август, когда пожары достигли таких масштабов, что индонезийским властям пришлось объявлять режим чрезвычайной ситуации практически во всех провинциях страны. Количество очагов возгораний исчислялось тысячами, площадь пожаров составила почти 330 тыс. гектаров. На острове Суматра, который стал одним из эпицентров пожаров, уровень загрязнения воздуха достиг рекордной отметки за всю историю наблюдения. По данным Агентства по предотвращению стихийных бедствий, этот показатель превышал 700 единиц. Согласно индексу загрязнения, уровень более 400 единиц уже считается чрезвычайно опасным для здоровья.

Правда, в конце сентября министр-координатор по вопросам политики, юстиции и безопасности республики Виранто заявил, что пожары практически потушены. "Их площадь сократились почти на 90%", — сказал чиновник, отметив, что этого удалось достичь во многом за счет формирования искусственных осадков.

Проблемы со здоровьем

На сегодняшний день известно, что в Индонезии скончались несколько человек, в том числе четырехмесячная девочка, от болезней, вызванных сильнейшим задымлением. Но эксперты предупреждают, что это лишь вершина айсберга, потому что неизвестно, как в долгосрочной перспективе такая тяжелая экологическая ситуация скажется на здоровье миллионов жителей региона. В Детском фонде ООН (ЮНИСЕФ) тем временем заявили, что складывающаяся неблагоприятная обстановка представляет риск для здоровья как минимум 10 млн детей, проживающих в эпицентрах задымления — на островах Калимантан и Суматра.

По оценкам международных специалистов, от плохой экологии особенно страдают маленькие дети, у которых еще слабая иммунная система и они крайне восприимчивы к подобному загрязнению воздуха. По данным ЮНИСЕФ, в эпицентрах пожаров проживают около 2,5 млн детей младше пяти лет.

В соседней Малайзии, как рассказал генеральный директор Минздрава страны Хишам Абдулла, за несколько месяцев значительно выросло число случаев респираторных заболеваний и конъюнктивита. По его данным, за помощью к офтальмологам обратилось на 25% больше пациентов, чем обычно; также примерно на 15% увеличилось число случаев обострения астмы. 

Кроме проблем со здоровьем, эксперты ЮНИСЕФ обратили внимание также и на ограниченный доступ к школьному образованию детей, проживающих в странах Юго-Восточной Азии. В первую очередь в Индонезии, но также и в Малайзии власти вынуждены были закрывать на несколько недель практически все школы из-за опасного задымления. Причем такая ситуация продолжается из года в год.

Неблагоприятная экологическая ситуация сказалась и на деловой активности сразу же в нескольких странах. Конечно, в первую очередь в Индонезии, где в различных городах с перебоями работают аэропорты. Администрация вынуждена их закрывать из-за крайне низкой видимости. В Малайзии Министерство людских ресурсов рекомендовало работодателям установить гибкие рабочие графики и предоставить своим сотрудникам возможность трудиться из дома. Какой убыток понесет важнейшая для всех стран Юго-Восточной Азии туристическая сфера, только предстоит подсчитать.

Подсечно-огневое земледелие в XXI веке

Иногда складывается впечатление, что лесные пожары становятся полной неожиданностью для правительства Индонезии. Но опыт прошлых лет, когда примерно с апреля начинают гореть леса, а к августу-сентябрю ситуация достигает критического пика, подсказывает, что все это заблуждение. Один из самых серьезных экологических кризисов накрыл Юго-Восточную Азию в 2015 году. Тогда президент Индонезии Джоко Видодо, которого в стране называют Джокови, обратился за помощью к мировому сообществу для тушения пожаров. Ряд стран, в том числе Россия, направили в индонезийские провинции специальную технику, в основном транспортные самолеты, для ликвидации огня.

В международной операции принимали участие также представители Австралии, Китая, Малайзии, Сингапура, Японии. Правительство республики тогда потратило почти $100 млн на проведение операции. И тогда же Джокови заявил, что Джакарте нужно около трех лет, чтобы решить проблему с лесными пожарами. Он, например, пообещал создать необходимую инфраструктуру, которая позволит доставлять воду в наиболее отдаленные места Калимантана и Суматры.

Еще президент пообещал ужесточить наказание тех, по чьей вине начинаются пожары. А это многочисленные мелкие, средние, а иногда даже и крупные компании по добыче и переработке пальмового масла. Уже много лет местные фермеры используют подсечно-огневой метод очистки новой площади для сельского хозяйства. Еще после первого экологического кризиса в 1997–1998 годах правительство Индонезии ввело уголовное наказание за подобную деятельность. Кроме того, в стране была принята специальная программа производства пальмового масла, которая запрещает использование огневого метода в сельском хозяйстве.

Но события этого года показали, что спустя и 20 лет ситуация не улучшается. И не должно вводить в заблуждение относительное благополучие последних трех лет: в первую очередь нужно благодарить погоду, которая в прошлые годы подарила сильные осадки, не позволившие распространяться лесным пожарам. Но когда наступает засуха, как это было в 2015-м и как это происходит и сейчас, то становится очевидно, что прогресс не столь значительный.

Хотя, если оценивать объективно, несмотря на масштабные пожары в этом году, Джакарте удается справиться самостоятельно, без иностранной помощи. На борьбу с огнем было направлено около 16 тыс. человек, в том числе военнослужащие и полицейские. Транспортная авиация использует новейшие химические разработки, которые формируют облака и вызывают дождь.

Полиция активно ищет и находит виновных в поджогах: уже задержано примерно 230 человек, приостановлена деятельность десятков компаний, в том числе иностранных. Следствие продолжается, но местные журналисты уже выяснили, что в число нарушителей закона попала и компания, которая принадлежит супругу министра энергетики, технологий, науки, изменения климата и окружающей среды Малайзии Ео Би Инь. При этом 36-летняя глава ведомства в последнее время выступала с самой жесткой критикой в отношении Джакарты в связи с лесными пожарами.

Туманный оптимизм

Президент Видодо в сентябре официально объявил о начале переноса столицы из Джакарты в юго-восточную часть острова Калимантан. Как ожидается, основные работы стартуют через два года, а государственные органы начнут переезд к 2024 году. Глава государства пообещал сделать новую столицу не только современным, высокоразвитым городом, но и в первую очередь комфортным для простых жителей и, конечно же, экологически чистым — в отличие от Джакарты, регулярно страдающей от сильнейшего смога. В новой столице, скажем, будет разрешен только электрический транспорт.

Так что жителям Азии, а также многочисленным туристам, возможно, остается подождать еще несколько лет и надеяться, что лесные пожары на Калимантане и Суматре полностью прекратятся.

  

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru