23 января 2020, 10:15
Мнение

Год с "президентом" Гуайдо. Почему оппозиция не смогла добиться смены власти в Венесуэле

Дарья Юрьева — о том, как политик, объявивший себя временным главой государства, теряет сторонников после череды просчетов и неудач

23 января исполняется ровно год с того момента, как молодой оппозиционный политик Хуан Гуайдо провозгласил себя исполняющим обязанности президента Венесуэлы. Тогда за считаные дни он сумел заручиться поддержкой десятков зарубежных лидеров, а также многих чиновников и общественных деятелей, которые сделали ставку на неминуемое свержение Николаса Мадуро с поста главы Боливарианской Республики. Как выяснилось в последующие месяцы, расчет на быструю смену власти в Каракасе оказался неверным.

Валерий Шарифулин/ТАСС
Хуан Гуайдо

Сегодняшнюю памятную дату — годовщину мнимого президентства — Гуайдо придется отмечать за пределами родины. Несколько дней назад политик отправился в зарубежное турне, рассчитывая укрепить свои связи с иностранными политическими элитами. В самой Венесуэле его дела обстоят не лучшим образом: бывшие соратники обвиняют оппозиционера в коррупции, политические противники не пускают на заседания парламента, а популярность среди сограждан падает. По данным частной венесуэльской компании по изучению общественного мнения Datanalisis, если в январе 2019 года Гуайдо поддерживали 63% сограждан, то в декабре их число сократилось до 38,9%. Другие соцопросы рисуют еще более безрадостную для политика картину.

"Я признаю свою вину за то, что сделал недостаточно, но это все, что было в наших силах", — заявил Гуайдо во время одного из своих недавних выступлений перед сторонниками. И добавил: "В одиночку мы не справимся". Эта фраза прозвучала как признание в собственном бессилии. Если год назад антиправительственные манифестации с участием Гуайдо собирали десятки, а по некоторым оценкам, и сотни тысяч венесуэльцев, то, к примеру, 11 января число участников созванной им акции даже симпатизирующие политику западные СМИ оценили в скромные 500 человек. 

Помощь, которой не было

Вдохновленные стремительным взлетом оппозиционера, многие из его сторонников не простили своему политическому кумиру череды просчетов и неудач, а главное — невыполненных обещаний о скором падении действующего правительства. Первым звоночком, который свидетельствовал о шаткости позиций Гуайдо, стала ситуация с доставкой в Венесуэлу гуманитарной помощи. Политик заверял, что 23 февраля 2019 года она прибудет из Колумбии и Бразилии вопреки противодействию официального Каракаса. Даже когда власти, окрестившие инициативу "дешевым шоу олигархии", закрыли сухопутные границы республики и направили на их защиту силовиков, Гуайдо продолжал настаивать на том, что помощь будет доставлена "в любом случае". 

Однако реальность оказалась совсем иной. Грузовики с продуктами питания и товарами первой необходимости так и не смогли проехать на территорию Венесуэлы, так как дороги оказались заблокированы силами правопорядка, лояльными Мадуро. Нельзя сказать, что оппозиция не предвидела такого развития событий. Чтобы преодолеть реакцию властей, Гуайдо заранее постарался мобилизовать всех своих сторонников. По его призыву тысячи венесуэльцев вышли к контрольно-пропускным пунктам, через которые планировалось доставить грузы. Их попытки оказать сопротивление вооруженным силовикам обернулись беспорядками и сотнями пострадавших, но в итоге контроль над границей остался за Национальной гвардией и полицией.

Словно отказываясь верить в происходящее, Гуайдо поспешил в своем Twitter объявить, что первый автомобиль с гуманитарной помощью все же пересек бразильско-венесуэльскую границу. К разочарованию сторонников оппозиции, эта информация оказалась ложной — как выяснилось, грузовик доехал лишь до того места, где венесуэльские военные выставили оцепление. Автомашину не пропустили, и она вернулась в Бразилию.

Эпизод с доставкой помощи через границу с Колумбией обернулся для Гуайдо и его соратников еще большим позором. Несколько грузовиков были сожжены при попытке прорваться на венесуэльскую территорию. Оппозиция предсказуемо обвинила в произошедшем силовиков, однако пристальное внимание прессы к происходящему сыграло решающую роль — все обстоятельства ЧП зафиксировали камеры. Через несколько дней газета New York Times, которую сложно заподозрить в выгораживании Мадуро, опубликовала видеодоказательства того, что первый автомобиль с гуманитарной помощью загорелся от "коктейля Молотова", брошенного в стражей порядка одним из сторонников оппозиции. 

К тому моменту версию Гуайдо и его окружения о причастности провластных сил к "уничтожению в огне продуктов питания и лекарств" растиражировали и представители администрации США, и чиновники нескольких латиноамериканских государств. В довершение всего, по информации той же New York Times, лекарств в сожженных грузовиках не было.

Противодействие военных

Вторым заметным провалом Гуайдо стала неудачная имитация захвата столичной авиабазы — фактически лидер оппозиции был пойман уже не на случайном искажении фактов, а на преднамеренной лжи. 30 апреля он опубликовал в Twitter видеоролик, в котором обратился к военным Боливарианской Республики с призывом выйти на улицы, чтобы "покончить с узурпацией" в стране. На видео политик был запечатлен в окружении группы военных и лидера оппозиционной партии "Народная воля" Леопольдо Лопеса, который до того момента находился под домашним арестом. По словам Гуайдо, обращение было записано с территории авиабазы имени Франсиско Миранды в Каракасе. 

Однако сторонники оппозиции, которые по призыву своего лидера направились к месту записи обращения, обнаружили там не взбунтовавшихся единомышленников, а функционирующую в нормальном режиме военную часть. Власти поспешили сообщить, что на самом деле видеозапись была сделана с внешней стороны авиабазы. "Абсолютно все военные подразделения и сама военная база остаются верными президенту Николасу Мадуро и поддерживают конституцию", — заявил, в частности, министр связи и информации Боливарианской Республики Хорхе Родригес.

Очевидно, расчет Гуайдо и его окружения заключался в том, что их сторонники, вдохновленные успешным захватом стратегически важного объекта, заполнят улицы крупных городов, а военнослужащие в массовом порядке начнут переходить на сторону оппозиции. Однако в реальности откровенный блеф лишь спровоцировал разочарование и раздражение противников Мадуро. Среди венесуэльцев стала популярна шутка о том, что единственной целью "Операции "Свобода" (так Гуайдо назвал свою стратегию по свержению Мадуро с поста президента Венесуэлы) стала свобода оппозиционера Лопеса — по итогам провалившегося мятежа он бежал из-под домашнего ареста и укрылся в посольстве Испании в Каракасе. 

Несколько десятков военнослужащих действительно объявили о переходе на сторону Гуайдо. Однако речь шла в основном о среднем командном составе, и все они были вынуждены покинуть территорию Венесуэлы, опасаясь трибунала. Высшие чины остались верны правительству Мадуро. В этом состоит основное отличие венесуэльского политического кризиса от ситуации, которая сложилась в ноябре минувшего года в Боливии. Там командующий вооруженными силами Уильямс Ромеро по истечении трех недель антиправительственных протестов призвал Эво Моралеса покинуть пост президента страны. Именно это предопределило исход боливийского внутриполитического конфликта — сразу после обращения военных Моралес объявил о своей отставке и покинул страну.

В Венесуэле же обещания Гуайдо амнистировать военнослужащих, которые "вовремя" перейдут на сторону оппозиции, не нашли отклика в армейских рядах. Офицеры и высшее командование, которые при действующем правительстве получают щедрые надбавки и имеют привилегированное положение в обществе, предпочли верность присяге.

Обвинения в коррупции и связях с наркоторговцами

Когда Гуайдо провозглашал себя президентом Венесуэлы, он еще не был широко известным в стране или тем более за ее пределами политиком. Как ни странно, этот факт сыграл ему на руку. В первое время политическим противникам оппозиционера нечего было ему предъявить. По прошествии нескольких месяцев все изменилось — фактов, которые можно было бы истолковать как компрометирующие политика, появлялось все больше. 

Сначала в июне 2019 года генеральная прокуратура Боливарианской Республики инициировала расследование по факту возможных финансовых нарушений со стороны назначенных Гуайдо ответственных лиц. Речь шла о схемах распределения средств, предназначенных для оказания помощи венесуэльским военным, которые поддержали оппозицию, а затем дезертировали в соседнюю Колумбию. Причем аргументы, представленные венесуэльскими властями, оказались столь весомыми, что подконтрольная оппозиции Национальная ассамблея (парламент страны) также вынуждена была создать собственную комиссию для выяснения обстоятельств предполагаемого хищения средств.

Позднее венесуэльский депутат Хосе Брито, который ранее был членом оппозиционной партии "За справедливость", прямо обвинил Гуайдо и его соратников в участии в коррупционных схемах. По словам парламентария, оппозиция Венесуэлы превратила борьбу за власть с президентом Николасом Мадуро "в отличный бизнес". "Они получили $400 млн от Агентства международного развития США (USAID). Если бы они пошли на нужды венесуэльцев, я бы аплодировал ему [Хуану Гуайдо], но эти средства только наполнили его карманы", — заявил Брито.

В сентябре Гуайдо вновь оказался в центре скандала. Некоторые СМИ, в том числе испанская газета El Pais, опубликовали фотографии, на которых политик был запечатлен в компании членов банды "Растрохос", занимающейся наркоторговлей и действующей на территории Колумбии. Генеральная прокуратура Венесуэлы начала соответствующее расследование. Как отметил глава ведомства Тарек Вильям Сааб, колумбийская полиция подтвердила, что на снимках изображены одни из главарей банды. По его словам, у венесуэльского следствия также есть данные о том, что "Растрохос" помогли Гуайдо пересечь границу в феврале 2019 года, чтобы он мог посетить колумбийский город Кукута несмотря на то, что суд запретил ему выезжать из страны.

Что касается самого политика, то он признал подлинность фотографий. При этом, по словам оппозиционера, он не знал, что сфотографировавшиеся с ним люди были преступниками. В Госдепартаменте США эти объяснения назвали убедительными. Однако на родине популярность Гуайдо продолжила снижаться.

Война или мир

На протяжении всего 2019 года США и их союзники пугали лояльных Мадуро чиновников и военных крайними мерами, намекая на возможность военного решения "венесуэльского вопроса". Однако на практике эти угрозы оказались неприменимы. В июле парламент Венесуэлы, который находится под контролем оппозиции, возобновил участие республики в Межамериканском договоре о взаимной помощи (МДВП) — соглашении, которое позволяет задействовать широкий спектр мер, включая международное военное участие для разрешения конфликта в Венесуэле. 

Противники правительства Мадуро надеялись, что эта мера позволит оппозиции рассчитывать на прямое участие Вашингтона в военной операции против Каракаса. Однако администрация Дональда Трампа и ближайшие союзники США предпочли более сдержанное решение. По итогам переговоров большинство подписавших документ стран одобрило введение экономических санкций в отношении руководства Венесуэлы. И даже такое решение привело к расколу среди стран — участниц пакта. Так, глава МИД Уругвая Родольфо Нин Новоа после диалога с союзниками объявил, что его страна выходит из МДВП. "Уругвай считает, что эта резолюция представляет собой тяжкое нарушение международного права, в частности в том, что касается мирного решения разногласий и принципа невмешательства", — отметил глава ведомства в сентябре 2019 года в интервью местной газете El Pais.

На этой неделе на вопрос о возможности военной операции против Венесуэлы госсекретарь США Майкл Помпео отвечал уже довольно уклончиво: "Мы предпринимаем все, чтобы разрешить вопрос мирным путем, исходя из чаяний венесуэльского народа". "Венесуэльцы лишь хотят накормить свои семьи, заботиться о себе, но не под давлением [президента Венесуэлы Николаса] Мадуро. Они хотят свободных и справедливых выборов. Наша цель — помочь им в этом", — отметил госсекретарь, не дав прямого ответа на вопрос о том, отказываются ли США от военного сценария.

По всей видимости, военное вмешательство Вашингтона в венесуэльский конфликт показалось администрации Дональда Трампа слишком рискованной инициативой. Со времен холодной войны времена изменились, и теперь США уже не готовы вторгнуться в латиноамериканское государство без оглядки на официальную позицию других стран региона.

Что ждет Венесуэлу

В провале своей стратегии Гуайдо все чаще винит внешние силы. "Было бы проще решить его [кризис], если бы не было столько кубинских агентов, занимающихся разведкой и контрразведкой в ВС, и если бы [президент Николас] Мадуро не имел бы поддержки России, которая осуществляется через пропаганду и дипломатию. Мы будем настаивать на применении механизмов давления, дипломатических и закулисных в отношении России", — сказал политик во время недавнего визита в Колумбию.

Это заявление Гуайдо прозвучало после очередного поражения в борьбе с провластными политиками — по их мнению, оппозиционный лидер не только не является исполняющим обязанности президента страны, но и больше не может называть себя спикером парламента. 5 января депутат Национальной ассамблеи Венесуэлы Луис Парра, выступающий политическим оппонентом Гуайдо, объявил себя новым главой законодательного органа. Часть оппозиции отвергла его присягу, заявив, что на сессии не было кворума. Гуайдо обвинил власти в препятствовании доступу депутатов в здание парламента, где должны были пройти выборы председателя. В свою очередь президент Венесуэлы Николас Мадуро назвал назначение нового спикера законным.

Но это еще не самый серьезный удар, который угрожает противникам Мадуро. В 2020 году в Венесуэле пройдут парламентские выборы (точная дата еще не определена). Если представители оппозиции не смогут объединиться и мобилизовать своих сторонников, многие из которых эмигрировали в другие южноамериканские страны, по итогам голосования их ждет сокрушительное поражение. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Использование материала допускается при условии соблюдения правил цитирования сайта tass.ru