Все новости

Семья глазами американцев: корейские бабушки и плакса Джуд Лоу

На фестивале "Сандэнс" показали две отличные драмы про семейные отношения: одна повеселее, другая — помрачнее

Один из безусловных всеобщих любимчиков фестиваля в этом году — семейная драма "Минари" Ли Айзека Чуна, спродюсированная компанией Брэда Питта Plan B. Все настолько погрузились в жизнь корейской семьи, которая пытается начать новую жизнь на равнинах Арканзаса, что, когда в один из ресторанов зашла актриса Юн Ё-джон, сыгравшая мать главной героини, все сразу же забыли про свой ужин и начали восклицать: "Это же бабушка из "Минари"!"

Кадр из фильма "Минари" Courtesy of Sundance Institute
Описание
Кадр из фильма "Минари"
© Courtesy of Sundance Institute

Ли Айзек Чун — этакий американский Хирокадзу Корээда с корейскими корнями. Уж больно он любит снимать картины про семейные отношения. Действие его нового фильма разворачивается в восьмидесятые годы. Молодая корейская семья переезжает в Арканзас, чтобы начать новую жизнь и построить ферму. Точнее, отец семейства Джейкоб очень хочет построить ферму и не предупреждает об этом свою жену Монику. Она не испытывает восторга от старого дома на колесах посреди безлюдных полей и сельскохозяйственных фантазий мужа и более всего — от того, что он все решил за нее сам. У пары есть двое детей: старшая Энн и младший Дэвид, которым явно неуютно в деревне после жизни в городе. Чтобы как-то приободрить жену, Джейкоб вызывает из Кореи ее маму Сунжу, но она оказывается, по словам Дэвида, "неправильной бабушкой". Сунжа не печет печенье и не ухаживает за детьми, она играет в карты, матерится, смотрит бокс, храпит, странно пахнет и постоянно подшучивает над маленьким, но гордым мальчиком.

Моника, хоть и рада матери, никак не может смириться с их новым домом. Она хочет стабильности, а Джейкоб — доказать себе и своим близким, что может достичь много большего, чем пожизненная работа на птичьей ферме. Правда, эту работу они с женой сохраняют и в Арканзасе: целый день они сортируют птенцов на мальчиков и девочек. Как папа объясняет Дэвиду, девочки несут яйца и гораздо вкуснее мальчиков, поэтому последние "утилизируются". Их с сыном задача — обеспечить хорошую жизнь своей семье, чтобы их не сдали в утиль.

"Минари", как и "Рома" Альфонсо Куарона, во многом основан на воспоминаниях, и не возникает никаких сомнений, что прототип Дэвида — сам режиссер. Сразу чувствуется, что это родная и любимая среда Чуна. От этого фильм получается очень живой и расцвеченный небольшими деталями, создающими объемную вселенную семьи новоиспеченных американцев

Одна из самых милых и забавных сюжетных линий — отношения Дэвида с бабушкой, которая по-своему пытается завоевать его доверие. Также она, поддерживая начинания зятя, сажает возле реки корейское растение минари. Постепенно оно разрастается в незнакомой среде, служа метафорой новой жизни: несмотря ни на что, оно пробивает себе путь в чужой стране и постепенно становится своим.

Хан Е-ри, Стивен Ян, Ли Исаак Чан, Юн Ё Чжон, Алан Ким и  Ноэль Чо  Taylor Jewell/Invision/AP
Описание
Хан Е-ри, Стивен Ян, Ли Исаак Чан, Юн Ё Чжон, Алан Ким и Ноэль Чо
© Taylor Jewell/Invision/AP

Молодые родители так и не находят согласия, уезжать им или оставаться, и чем больше становится огород, тем больше возникает проблем у семьи. Для помощи на ферме Джейкоб нанимает пожилого американца, ветерана Корейской войны в нелепых очках по имени Пол. И здесь Чун ловко переворачивает стереотипы с ног на голову: в американском кинематографе принято смеяться над якобы нелепыми верованиями и обычаями других стран. Здесь же Пол со странными танцами и молитвами Иисусу вперемежку с проклятиями для изгнания злых духов сам превращается в источник для шуток.

Фильм неторопливо разворачивает перед нами картины семейного быта, с каждой сценой все сильнее сгущая краски. Но ближе к концу "Минари" теряет свой размеренный ритм и ускоряется, пытаясь скороговоркой уложить все, что не успел сказать, в последние пятнадцать минут. Режиссер как будто забывает, что все сюжетные линии нужно привести к логическому концу, и спохватывается слишком поздно, поэтому есть в концовке изрядная доля недосказанности. Но в том, что минари точно приживется на новой земле, не возникает никаких сомнений.

Режиссер Шон Дуркин тоже рассказывает о семье, влекомой амбициями отца, но в гораздо более мрачных тонах. Его дебют "Марта, Марси, Мэй, Марлен" был отобран в программу "Сандэнса" и получил приз за режиссуру, а также был включен в секцию "Особый взгляд" Каннского фестиваля. У его второй картины "Гнездо" не такая звездная фестивальная судьба. Говорят, что Дуркин отдавал свой фильм в Венецию и на Нью-Йоркский кинофестиваль, но они его не взяли. На "Сандэнсе" он был включен в секцию "Премьеры", то есть он не может претендовать на призы смотра, кроме зрительского.

Адиль Ахтар, Кэрри Кун, Шон Дуркин, Уна Рош, Чарли Шотуэлл и Джуд Лоу на премьере фильма "Гнездо", 26 января 2020 года Arthur Mola/Invision/AP
Описание
Адиль Ахтар, Кэрри Кун, Шон Дуркин, Уна Рош, Чарли Шотуэлл и Джуд Лоу на премьере фильма "Гнездо", 26 января 2020 года
© Arthur Mola/Invision/AP

Новое поколение режиссеров любит восьмидесятые. Богатый антураж этой эпохи взял в качестве бэкграунда для своего фильма "Плохие волосы" Джастин Симиен, там же проходит действие и "Минари". Дуркин не отстает от коллег и выбирает для своей истории середину восьмидесятых, главным атрибутом которых становится сочный британский пост-панк. Амбициозный предприниматель Рори (Джуд Лоу) уговаривает свою жену Элисон (Кэрри Кун) и двоих детей переехать из провинциальной Америки к нему на родину в Великобританию, где его якобы ожидают невероятные карьерные перспективы. Чтобы задобрить семью после резкого переезда и заодно блеснуть перед соседями и коллегами, Рори арендует старинный особняк, покупает жене дорогого жеребца и начинает строить ему конюшню в их огромном саду.

Дуркин, так же как Ноа Баумбак в "Брачной истории", сначала рисует перед нами идиллические картины семейного быта, чтобы потом по-садистки их деконструировать. Рори управляют даже не амбиции, а неутолимая жажда наживы. Он постоянно играет в богача, рассказывая про свои несуществующие квартиры и особняки в Португалии, в то время как у самого не хватает денег на бензин, чтобы доехать до работы. Его желание казаться, а не жить настоящим начинает постепенно отравлять его семью. Прямолинейной американке Элисон душно в снобском и запротоколированном британском обществе, старшая дочь как нельзя кстати устраивает подростковый бунт, а младший сын, хоть и ходит в самую престижную школу на районе, куда его устроил, конечно же, папа, подвергается нападкам своих аристократичных одноклассников.

Режиссер подает свою драму об отношениях как фильм ужасов, что невероятно логично, потому что драмы и есть настоящие ужастики об экзистенциальной пустоте реальной жизни и неизбежности поражения. За кадром постоянно играет тревожная музыка, а старое скрипучее поместье с темными углами и секретными ходами превращается из дома мечты в обитель кошмаров

Главная звезда здесь даже не Джуд Лоу, играющий обаятельного лжеца и, конечно, плачущий в конце (Лоу вообще любит поплакать), а Кэрри Кун. Ее героиня проходит постепенную трансформацию от влюбленной женщины до разочарованной, и слушать ложь об их невероятном богатстве из уст мужа ей становится все сложнее. При этом фильм не делает из героя Лоу неисправимого мерзавца. Дуркин включает несколько сцен, из которых становится понятно, что несчастливое детство посеяло в нем комплексы и расправиться с ними он планирует с помощью денег. Полную несостоятельность этой идеи ему доказывает таксист, везущий Рори с очередного ужина в шикарном ресторане. Он популярно объясняет фрустрированному брокеру, что причина его несчастий заключается не в отсутствии денег, а в полной неспособности разглядеть то, что по-настоящему ценно. Но Дуркин, как и Чун, все-таки не законченный пессимист и дает всем своим героям второй шанс.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru