Все новости

Почему Тегеран отказывается от карантина, когда эпидемия еще не побеждена

Никита Смагин — о том, как Иран ищет собственные пути борьбы с пандемией

Власти Ирана отменили ряд ограничений, принятых ранее в связи с распространением коронавируса. При этом эпидемия в стране далека от завершения, а принимаемые меры продиктованы главным образом экономической необходимостью.

В авангарде по несчастью

Когда в конце февраля в Иране вспыхнула эпидемия коронавируса, многие в мире воспринимали это через традиционную оптику высокомерия по отношению к странам Ближнего Востока. Тут же зазвучали формулировки вроде "режим аятолл довел страну", а социальные сети не уставали потешаться над иранским замминистра здравоохранения, которого "угораздило заразиться коронавирусом".

Уже через несколько недель стало очевидно, что ситуация в Иране ничуть не хуже, чем в большинстве стран мира. Безусловно, Исламская Республика оказалась не готовой к коронавирусу. Но ровно в той же степени, как и все остальные.

Иранские политики допустили в начале эпидемии ряд типичных ошибок: недооценили угрозу, промедлили с введением решительных мер, растерялись после быстрого распространения заболевания. Затем последовал набор здравых шагов, включая закрытие всех общественных мест и запрет на перемещение между городами. При этом не стоит забывать, что эпидемия в Иране началась еще тогда, когда ясных примеров борьбы с вирусом в других странах, кроме Китая, фактически не было. А действовать в этой ситуации надо быстро.

В результате Иран, как, впрочем, и Италия, стали не только страшилками для впечатлительной публики, но и полезными образцами того, как надо и не надо бороться с вирусом. А то, что не все этим опытом решили воспользоваться и многие яростно наступали на чужие грабли, проблема уже совсем не Тегерана или Рима.

Нащупывая альтернативу

Идти наощупь сложнее всего тогда, когда ты делаешь это первым. Иран методом проб и ошибок пришел к запретам и ограничениям, которые принято называть "карантином". Сегодня это направление уже стало общественно-политическим мейнстримом в борьбе с коронавирусом.

Однако, придя к этому чуть раньше других, власти Ирана быстро осознали негативную сторону такого подхода. В небогатой стране уже через несколько недель жизни в формате "сидим дома" у населения начинают заканчиваться средства к существованию. При этом Исламская Республика на протяжении всей своей 40-летней истории одной из главных задач ставила поддержку бедных и угнетенных слоев общества.

Чтобы поддержать население в это непростое время, власти предоставили всем гражданам трехмесячные отсрочки по налогам, страховым взносам и оплате счетов по ЖКХ. Кроме того, самым пострадавшим от экономических потрясений семьям начали раздавать деньги.

При всей гуманности подхода выделенные средства оказались более чем скромными. Трем миллионам самых бедных выделяется разово по $15–40. Остальные жители страны в перспективе могут получить льготный кредит в размере $65–130 на семью.

Даже с очень низкими в сравнении с другими странами ценами на продукты иранскую семью такие выплаты могут спасти в лучшем случае на один-два месяца. Однако в условиях санкций США, которые Дональд Трамп снимать и не думает, двух лет подряд отрицательного роста ВВП и невысоких цен на нефть большего Тегеран дать не в состоянии.

О том, насколько сложна бюджетная ситуация в стране, наглядно говорит тот факт, что власти выделили $1 млрд из Национального фонда развития на текущие нужды. Эти деньги предназначались для долгосрочных инвестиций в экономику, однако сейчас они почти полностью пойдут на финансирование медицинского сектора. Иными словами, финансовых резервов в Иране нет.

Новый этап

11 апреля в Иране был снят ряд ограничений, введенных ранее в связи распространением коронавируса. Прежде всего, ставится задача вернуть около 2/3 людей обратно на работу. "Мы хотим запустить экономическую деятельность, насколько это возможно", — заявил президент Ирана Хасан Роухани. При этом он признается, что "ни в коем случае нельзя считать эпидемию завершившейся".

Через неделю планируется также отменить запрет на передвижение между городами. Все это делается в условиях, когда, согласно официальной статистике, распространение вируса в стране только-только начало идти на спад. Число инфицированных за сутки достигло пика (3186 случаев) 30 марта, после чего стало снижаться. Однако этот показатель все еще очень высокий и остается на уровне 1,6–2 тыс. новых случаев в день.

Правительство вместе с медицинскими специалистами разработало специальные нормы, чтобы минимизировать последствия отмены карантина. Так, в общественном транспорте на два сиденья можно садиться только одному человеку, а на полу нанесена специальная разметка, которая указывает на необходимость соблюдать социальную дистанцию. Кроме того, население все так же призывают оставаться дома, если в выходе на улицу нет острой необходимости.

Тем не менее негативных последствий избежать не удастся. Роухани откровенно заявил, что "с 11 апреля начинается новый, более сложный период в борьбе с вирусом". "На новом этапе начнется вторая волна [распространения заболевания], в рамках которой потребуется больше взаимодействия людей", — сказал он.

Фактически Исламская Республика становится первой страной, которая сначала выбрала классический вариант сопротивления вирусу с запретами и карантином, но вскоре осознала, что в этих условиях население она не прокормит. В результате решено пожертвовать значительной частью ограничений во благо экономики.

Таким образом, Иран вновь вынужденно оказывается среди тех, кто должен наощупь искать новый путь и испытывать его на собственной шкуре. Для мира этот эксперимент вновь окажется полезным примером того, как можно или нельзя действовать в условиях пандемии. Конечно, это справедливо только для тех, кто готов изучать опыт Исламской Республики.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru