Все новости

Почему Алена Косторная — главная рок-звезда фигурного катания

Владислав Жуков — о феномене спортсменки, которой сегодня исполнилось 17 лет

Не так я представлял себе текст-поздравление еще каких-то пару месяцев назад. Обычно такие материалы состоят целиком и полностью из последних впечатлений, статистических справок и наиболее удачных оборотов. Легко и просто в исполнении, а главное — совершенно искренне.

Хронология построения текста рушится с появлением новых обстоятельств, де-факто вынуждающих все менять. Все натуральным образом летит в тартарары. В случае с Косторной таким обстоятельством стал переход в группу Евгения Плющенко. Месяц назад, когда до меня дошел слух о вероятном трансфере, была какая-то робкая надежда, что все обойдется. Не обошлось. Теперь приходится думать о том, что это означает.

Долгое время пытался осмыслить, какие чувства вызывает уход Алены. Нет, не в глобальном смысле — тут как раз все очевидно. Уходить от тренера в поисках новых возможностей, которые у каждого свои, нормально и даже правильно. За активную часть карьеры, которая у подавляющего большинства фигуристок длится в среднем три-пять лет, надо успеть максимально много, и если где-то чего-то не дают (в частности, внимания спонсоров), ты пойдешь за этим в другое место. Так было, есть и будет. Во всяком случае до тех пор, пока ISU не обживется многомиллиардными коммерческими сделками и не начнет платить фигуристам соразмерно спортсменам в других видах. Вряд ли смена тренера в глобальном смысле серьезно отразится на ее результатах: во-первых, не в последнюю по силе команду уходит, а во-вторых Косторная сейчас в спортивном плане хороша настолько, что только травмы или судейские ошибки могут ей помешать. 

Что касается российского фигурного катания в целом, то вряд ли этот переход подорвет наши позиции в мировом топе. Когда к Плющенко уходила Александра Трусова, были определенные опасения, что малый стаж Евгения Викторовича как тренера и незначительная концентрация звездных фигуристов в его академии может отрицательно сказаться на ее авторитете у судей. Теперь у Плющенко катаются сразу две лучшие фигуристки поколения и целый набор перспективных юниоров, а руководят ими Сергей Розанов, ставивший сложные прыжки в группе Тутберидзе (в том числе и самой Косторной), Сергей Волков, Александр Абт и олимпийская чемпионка 2014 года в танцах на льду Елена Ильиных. Так что теперь подопечные Плющенко, вероятно, могут рассчитывать если не поддержку судей, то уж точно на адекватные оценки. А у Тутберидзе, хоть ее группа прилично поредела этим летом, остается сильный резерв.

Что по-настоящему изменилось с переходом, так это образ Алены. А если точнее — он просто окончательно оформился.

Знаете, на самом деле мне ее фортель даже понравился. Наверное, потому, что это по-настоящему дерзко, полностью в ее духе. Еще когда трио ТЩК тренировалось на одном льду, каждой из них на контрасте можно было легко подобрать подходящее описание из двух-трех слов. Анна Щербакова — утонченность и легкость, Александра Трусова — подлинный атлетизм, Косторная — роковая красота и дерзость. Ядерное сочетание, обрекающее носителя на вечную двойственность взглядов.

И в Алене оно было всегда. Сквозило в каждом жесте, поступке, взгляде. Во взгляде — особенно. Не существует больше в мировом фигурном катании таких глубоких, очаровательных и опасных (а ей же всего 17!) глаз. Давайте честно, во многом именно за это мы — простые зрители — ее и любим. И за это же готовы заклевать, дай только повод.

Рано или поздно она должна была уйти от Этери Георгиевны: либо к другому тренеру, либо, как планировала изначально, в мединститут изучать нейрохирургию. Две доминантные личности, каждая из которых для полной сатисфакции должна чувствовать себя единоличным лидером, — это в любом случае к разрыву. Несколько раз воочию видел Щербакову, Косторную и Трусову на одном турнире, но особенно запомнились два из них — тот самый чемпионат России в Саранске, где совсем еще школьницы, смеясь и смущаясь, рассказывали о том, как полчаса назад вперед ногами выносили всех взрослых звезд женской одиночки, и финал Гран-при в Турине. Оба раза — ощущением, что происходит что-то особенное.

Что-то, чему совсем скоро придет конец. Потому что система "Хрустального" не заточена под взращивание рок-звезд (и в этом, кстати, есть логика), а Косторная — как раз из таких.

Да, для меня Алена — рок-звезда в абсолюте. С нынешнего лета — главная, во всяком случае в российском фигурном катании. Это образ мышления — жить наперекор догмам и плевать, что скажут окружающие. Sex Pistols на своих концертах посылали королеву Елизавету II куда подальше и отхватывали по полной прямо на сцене, а потом выкатывали платиновый альбом. Джерри Ли Льюис поджигал пианино, чтобы затмить хедлайнера вечера Чака Бэрри. Пинк требовала от бойфренда мотогонщика Кэри Харта жениться на себе прямо во время гонки. А Косторная взяла и ушла от лучшего тренера мира на пике возможностей, потому что ей просто захотелось чего-то другого. Причем, насколько знаю, объявила об этом Этери Георгиевне без видимого волнения.

Для того чтобы просто уйти от Тутберидзе, нужна дерзость. Для того чтобы сделать это, как Косторная, требуется нечто большее. Подростковый протестный порыв, исключительная уверенность в себе, возможно, немного инфантилизма — тот самый guilty pleasure, без которого рок-музыка была бы просто долбежкой по барабанам, кашеобразным звуком гитар и пьяным вокалистом, орущим со сцены что-то малопонятное.

В мире не существует людей с однозначным отношением к рокерскому образу жизни, потому что он сам по себе слишком противоречив и балансирует на грани отрыва от реальности и откровенной маргинальщины. Той самой грани, на которой каждый из нас, пусть даже в самых потаенных мыслях, мечтал оказаться хоть раз в жизни. В большинстве своем мы так и не решаемся ступить на нее.

А она решилась, и давайте честно — это цепляет за живое, как к этому ни относись. Мы бы точно так не смогли.

В каждой рок-звезде заложено то, из-за чего в "Хрустальном" они и не приживаются. Деструктивный механизм, сломавший множество талантливых людей. И Косторной, которая к своим 17 годам уже получила от спорта все, кроме двух ключевых титулов, теперь предстоит разобраться в его хитросплетениях и отключить его. А затем — получить свою звезду на аллее олимпийской славы и, вскинув руку вверх в коронном жесте Фредди Меркьюри, уйти в закат, выиграв все на свете.

Потому что в идеальном мире подобные истории должны заканчиваться только так. Другой сценарий лично я даже рассматривать не хочу.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru