Все новости

Последний шанс Ливана. Харири возвращается к власти, чтобы спасти страну

Дмитрий Зеленин — о новом старом премьере Ливана и тех непростых задачах, которые стоят перед ним сейчас

Луч надежды на выход из бесконечного лабиринта проблем забрезжил в Ливане после назначения на пост премьер-министра лидера движения "Аль-Мустакбаль" Саада Харири. Этот суннитский политик был вынужден покинуть правительственный дворец Серай год назад на фоне охвативших Бейрут массовых акций протеста против коррупции. Уход Харири с поста главы коалиционного правительства был тогда воспринят как бегство с тонущего корабля: Ливан погрузился в глубокий экономический и финансовый кризис, национальная валюта обесценилась на 60%, а государственный долг достиг почти $90 млрд.

В начале октября Харири неожиданно объявил, что готов вернуться в кресло премьера для реализации дорожной карты по спасению Ливана, которую разработал французский президент Эмманюэль Макрон после взрыва 4 августа в морском порту Бейрута. Учитывая налаженные связи премьера с Западом и арабскими странами, его инициатива встретила положительный отклик в политических кругах, но не вызвала восторга у уличных демонстрантов.

Премьер-министр Ливана Саад Харири Latin America News Agency via REUTERS
Описание
Премьер-министр Ливана Саад Харири
© Latin America News Agency via REUTERS

Вне конкуренции

Будучи предводителем суннитского блока в однопалатном парламенте, лидер движения "Аль-Мустакбаль" после своей отставки в 2019 году не покинул политическую сцену, а перешел, по его словам, "на сторону восставшего народа". Настойчивые предложения бывших партнеров по коалиции снова возглавить кабинет Харири с ходу отверг, заявив, что вернется во дворец Серай только при условии создания правительства из независимых технократов и предоставления ему чрезвычайных полномочий. Он поддержал также требования демонстрантов о проведении досрочных выборов.

Такую жесткую позицию местный эксперт Мишель Дуэйхи объяснил острой борьбой за верховенство при решении государственных вопросов, которая идет между суннитским политиком и зятем президента Джебраном Басилем, бывшим министром иностранных дел и главой христианского Свободного патриотического движения (СПД). "Столкнулись два амбициозных 50-летних лидера, каждый из них стремится стать боссом и подмять под себя остальных, — отметил Дуэйхи. — В итоге Харири и Басиль год назад разошлись, но, как показали дальнейшие события, они неизбежно будут вынуждены снова и снова взаимодействовать друг с другом, учитывая, что глава СПД метит занять в будущем высший государственный пост".

Взрыв в морском порту Бейрута 4 августа, ставший подлинной трагедией для страны, привел к отставке кабинета технократов во главе с Хасаном Диабом, который опирался на поддержку парламентского большинства. В стране возник политический вакуум, и президент Макрон, принявший активное участие в оказании помощи ливанцам, предложил местным политикам отложить разногласия и создать правительство национального спасения, которое бы провело реформы в соответствии с требованием Международного валютного фонда и вернуло доверие стран-доноров. 

Французская инициатива подразумевала, что кабинет с такой специальной миссией возглавит лидер "Аль-Мустакбаль" как ведущая политическая фигура среди мусульман-суннитов, которым, согласно конфессиональному устройству, принадлежит пост премьер-министра. Однако против его кандидатуры выступили две основные христианские партии. Помимо СПД, которое не простило Харири отставки в 2019 году, поставившей под угрозу правление президента Мишеля Ауна, возражения по поводу его возвращения в кресло премьера высказала право-христианская партия "Ливанские силы" (ЛС). Ее лидер Самир Джааджаа заявил, что премьером не может стать "политик, который несет ответственность за экономический коллапс". 

Если СПД состоит в политическом союзе с шиитской партии "Хезболлах", то ЛС, напротив, самым решительным образом выступает против иранского влияния и потому пользуется благосклонностью Саудовской Аравии и США. В этой связи ряд ливанских комментаторов расценил позицию Джааджаа как сигнал о наложенном вето со стороны Эр-Рияда на возвращение Харири к власти.

Был найден компромиссный вариант — ненадолго премьером стал посол Ливана в Берлине Мустафа Адиб, предложенный Францией в качестве нейтральной фигуры. Этому 48-летнему дипломату, увы, не хватило терпения в схватке с политическими вождями, в результате 22 сентября он отказался от формирования правительства и вручил президенту прошение об отставке. В создавшейся тупиковой ситуации перед лицом фактического провала дорожной карты Макрона, что грозило политической элите Бейрута новыми санкциями, в игру вступил спикер парламента Набих Берри, который ранее неоднократно ратовал за возвращение Харири к власти.

По мнению спикера, возглавляющего шиитское движение "Амаль", Харири "находится вне конкуренции и является суннитским партнером в управлении государством". Лидеру "Аль-Мустакбаль" в итоге была обеспечена поддержка 65 из 128 законодателей в ходе консультаций президента с депутатскими фракциями по поводу назначения нового главы правительства. 22 октября Аун подписал декрет о назначении Харири премьер-министром, а Басиль и Джааджаа потерпели на сей раз поражение.

Новый баланс сил

Как это ни парадоксально, путь к власти Харири открыла "Хезболлах", для которой, как считает аналитик Ваджди аль-Ариди, этот политик обеспечивает "надежное суннитское прикрытие". Примечательно, что шиитская партия сама воздержалась от выдвижения Харири на пост главы кабинета, учитывая свои союзнические отношения с СПД. Однако  действующие в ее орбите более мелкие партии, в том числе христианская "Марада", которую возглавляет Сулейман Франжье — конкурент Басиля в борьбе за президентский пост, и несколько групп независимых депутатов отдали свои голоса за Харири, что позволило ему получить минимальное преимущество.

Такое поведение "Хезболлах", тесно связанной с Тегераном, аль-Ариди объясняет политикой "шагов навстречу" иранского руководства, которое ведет трудный диалог с европейцами, а также приближающимися президентскими выборами в США. По его мнению, несмотря на заявления Харири о решимости создать кабинет в сжатые сроки, "правительство появится на свет после итогов голосования в Америке". 

Премьер-министр уже несколько раз подтвердил, что хочет возглавить слаженную команду из независимых профессионалов. При этом он ограничил состав кабинета 14 министрами и указал, что срок его нахождения у власти не превысит шести месяцев. В ходе первых консультаций в парламенте, однако, выяснилось, что у других блоков иное представление о составе правительства. Так, лидер фракции "Хезболлах" Мухаммед Раад рекомендовал премьеру "не сокращать числа министерств и не совмещать управления ведомствами". По его мнению, кабинет должен быть полнокровным и состоять из 22–26 чиновников. 

В свою очередь, Басиль, встретившийся с Харири как ни в чем не бывало после почти годовой размолвки, посчитал, что правительство должно быть политико-технократическим. Он предложил премьеру добавить шесть представителей основных политических блоков в состав кабинета к 14 министрам-специалистам. Лидер СПД пообещал всячески содействовать быстрому формированию новой правительственной команды.

Наставнические нотки, прозвучавшие в выступлении Басиля после встречи с премьером, возмутили депутата шиитского движения "Амаль" Касема Хашема. По его словам, лидер СПД, который не выдвигал Харири в премьеры, не имеет права претендовать на места в новом правительстве. 

В этом контексте обозреватель Мухаммед Шукейр из газеты "Аш-Шарк аль-Аусат" отмечает, что Басиль видит в действиях спикера Берри и движения "Амаль" угрозу создания трехстороннего альянса между шиитами, суннитами и друзами в лице Прогрессивно-социалистической партии, лидер которой Валид Джумблат номинировал Харири на пост премьер-министра. Такой альянс существовал в период 1990–2005 годов, когда Ливан фактически находился под опекой Дамаска и на его территории были размещены сирийские войска. Роль христиан в государственных делах тогда была второстепенной. 

Как отмечает Шукейр, опасаясь оказаться в изоляции, Басиль хочет консолидировать христианский лагерь и убеждает патриарха маронитской церкви Бишару Райи провести встречу лидеров христиан. Его оппоненты в лице ЛС и партии "Катаиб" не возражают против такого форума, но требуют, чтобы СПД сделало перед его проведением заявление в поддержку инициативы о нейтралитете Ливана, с которой выступил в августе патриарх Райи. В своей речи иерарх маронитской церкви, к которой принадлежит большинство местных христиан, отметил, что "доминирование шиитской партии "Хезболлах" на политической арене и ее вовлеченность в региональные конфликты против воли Ливана обернулось для страны тяжелыми экономическими и финансовыми последствиями". Шукейр сомневается, что лидер СПД готов пойти на такой радикальный шаг в нынешней ситуации, тем более что патриарх открыто призывает к разоружению шиитской милиции, существование которой стало угрозой для стабильности в Ливане.

Реакция улицы

Активисты протестного движения, отметившие 17 октября год с момента начала массовых волнений в Бейруте, перегруппировывают силы в ответ на назначение Харири и готовятся к новым уличным выступлениям. "Мы вернулись к исходной точке и будем снова добиваться отставки лидера "Аль-Мустакбаль", — сказал генерал Джозеф Асмар, глава профсоюза военных отставников, участвующего с самого начала в антиправительственных акциях. Он убежден, что Харири не способен провести требуемые реформы, поскольку принадлежит к правящему политическому классу и действует в его интересах". По словам генерала, лозунг "народ хочет смены режима" не снимается с повестки дня.

Член координационного комитета гражданских обществ Лаура Хайатян считает, что назначение Харири дает еще одну отсрочку правящим кругам и может позволить им добиться международной финансовой помощи. "Но это не решит проблем, поскольку выходом из кризиса было и остается проведение досрочных выборов, — отмечает она. — Партии, стоящие у власти, должны убедиться, что они лишились своего электората". 

Аналитик Керим Битар, однако, делает вывод не в пользу протестного движения. "Участники революции 17 октября не смогли за целый год выработать объединенной позиции, из их среды не появилось лидеров, способных вести диалог с правительством", — подчеркивает он. 

Битар предполагает, что Франция, которая исторически считается "заботливой мамашей" Ливана, и ее лидер Эмманюэль Макрон осознают, что возвращение Харири вызовет рано или поздно гнев улицы. "Но в Париже и на Западе, увы, привыкли иметь дело только с ним, другие фигуры там не пользуются доверием", — резюмирует он. 

Для Франции в соответствии с дорожной картой Макрона, которую намерен осуществить Харири, приоритетным является сейчас перезапуск ливанской экономики, восстановление разрушенной инфраструктуры, налаживание энергоснабжения, реформирование банковского сектора и налогового законодательства, что обеспечит приток инвестиций и создаст рабочие места. США и Саудовская Аравия пока заняли выжидательную позицию, они оказывают давление на Харири и подталкивают его к шагам по ограничению иранского влияния.

22 октября, в день назначения суннитского политика премьер-министром Ливана, в Вашингтоне объявили о введении рестрикций против двух членов руководства "Хезболлах" Набиля Каука и Хасана аль-Багдади. Тем самым американская администрация подтвердила, что никакого ослабления в санкционной политике не предвидится.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru