Все новости

За шаг до коллапса. Ливан в тисках кризиса и коронавирусных реалий

Дмитрий Зеленин — о том, как в ближневосточной республике борются с коронавирусом в условиях политического и финансового хаоса

Разбитые витрины банков, горящие армейские джипы, подростки, бегающие от солдат по погрузившемуся в рамадановскую ночь городу. Ливан снова замелькал на информационных лентах и в социальных сетях. Уголок Ближнего Востока, в котором уживаются выходцы из 17 религиозных общин, демонстрирует на этот раз уникальный опыт борьбы с коронавирусом в условиях усиливающегося политического хаоса и финансового краха. На фоне возобновившихся уличных баталий взоры большинства граждан обращены к армии единственной силе, способной защитить государство от коллапса. Впрочем, набирается опыта и показывает хорошие борцовские качества новый премьер-министр Хасан Диаб, пришедший в правительственный дворец Серай с университетской кафедры.

Сценарий смуты

За полтора месяца домашнего карантина ливанцы отвыкли от уличных демонстраций, поэтому, сидя у телеэкранов, многие из них пришли в ужас, когда вместо увлекательных сериалов, приуроченных мусульманскому посту в месяц рамадан, увидели прямые трансляции из города Триполи в 90 км к северу от Бейрута, где толпы агрессивно настроенной молодежи принялись громить и поджигать банковские офисы. В северную столицу страны были тут же введены войска, что однако не привело в чувство участников беспорядков, для которых армейские патрули превратились в мишени для запуска петард, метания камней и бутылок с зажигательной смесью. В итоге с начала недели более 120 военнослужащих получили ранения.

Кто затеял этот опасный спектакль в момент, когда страна только стала отходить от шока, вызванного угрозой коронавируса? Кому пришелся не по нутру успех сплоченной правительственной команды технократов во главе с 60-летним профессором Диабом, сумевшей после объявленного 7 марта финансового дефолта самыми минимальными ресурсами сдержать эпидемию опасной инфекции?

Формальным поводом для возобновления волны протестов стало обесценивание более чем вдвое национальной валюты – ливанского фунта, что повлекло за собой удорожание продуктов питания почти на 60%. Обменный курс фунта упал до отметки 4 000 за один доллар буквально на следующий день после того, как кабмин объявил о постепенном ослаблении мер чрезвычайного характера, введенных в середине марта.

"Замысел, очевидно, состоял в том, чтобы сорвать более-менее спокойный перезапуск экономики после периода замирания, вызванного вынужденными мерами властей", – указал эксперт Али Дахи. По его словам, в случае успеха плана поэтапного возобновления экономической активности, рассчитанного на период с 27 апреля по 8 июня, Диаб и его команда заработали бы себе дополнительные очки.

Согласно статистическим данным, жизненные условия заметно ухудшились в Ливане с начала года, и к концу апреля люди уже с трудом сводили концы с концами, 45% населения страны оказалось за чертой бедности. Демонстранты выходили на улицы несколько раз в течение карантина, требуя от властей защиты их социальных прав и компенсации за понесенные потери, но до насильственных акций дело не доходило. Правительство в ответ начало распределение денежных пособий малоимущим семьям.

Эксперт Дахи связывает напрямую возобновление антиправительственных выступлений с возвращением в Бейрут из Парижа лидера оппозиции экс-премьера Саада Харири, который, по его мнению, решил воспользоваться недовольством населения, пострадавшего из-за карантина для того, чтобы добиться проведения досрочных выборов. Глава суннитского движения "Аль-Мустакбаль" ушел в отставку с поста премьер-министра 29 октября прошлого года на фоне охвативших Ливан массовых демонстраций против коррупции, которая, по выражению сменившего его Диаба, стала "государством в государстве".

Схватка премьера с банкиром

По свидетельству Дахи, спецслужбам Ливана заранее поступили сведения о готовящемся сценарии бунта и подстрекателях, появившихся в бедняцких кварталах. Внешне все выглядело как закономерная стихийная реакция населения на обвал национальной денежной единицы, но правительство заподозрило в причастности к событиям Управляющего Центральным банком Ливана Риада Саляме. Возмущенный премьер-министр потребовал от главного банкира страны "объяснить народу причину беспрецедентного падения валютного курса ливанского фунта".

По сути глава правительства "вызвал на дуэль" главу Центробанка. Впрочем, Саляме навлек на себя гнев парламентской коалиции, поддерживающей кабинет Диаба, гораздо раньше, когда стал безупречно выполнять введенные США санкции против ливанских банков и компаний, связанных с шиитской партией "Хезболлах". Примечательно, что Саляме занял пост управляющего Центробанком 27 лет назад по протекции покойного премьер-министра Рафика Харири – отца Саада Харири, ставшего его политическим наследником. Ему всегда ставилось в заслугу сохранение неизменным на протяжение двух десятилетий валютного курса ливанского фунта по отношению к доллару, однако, как заявил Хасан Диаб, "эта стабильность оказалась в одночасье иллюзией".

Ответный "выстрел" Саляме оказался достаточно коварным. На видеоконференции в Facebook банкир заявил, что не может нести ответственности "за неспособность правительства своевременно разработать план спасения экономики". Как пояснил депутат Фейсал Караме, управляющий ЦБ по сути переложил вину за надвигающийся коллапс на команду Диаба. "Лукавство состояло в том, что обвал фунта произошел как раз тогда, когда кабинет завершал подготовку программы антикризисных мер, и расчет строился из того, что такой удар сорвет этот процесс", – сказал он.

К счастью, этого не произошло, сподвижники Диаба продемонстрировали высокий профессионализм, и "дорожная карта" по спасению Ливана появилась на свет 30 апреля.

Между тем в рядах оппозиции как будто только и ждали публичного столкновения премьер-министра и главного банкира страны. Заявление Диаба о том, что его кабинет намерен "реформировать финансовую, банковскую и налоговую систему, а также вернуть народу средства из расхищенных фондов" было преподнесено как готовящийся переворот. "Правящий кабинет действует в угоду тем политическим силам, которые хотят разрушить либеральную экономическую систему в Ливане", – заявил лидер "Аль-Мустакбаль". При этом Харири дал понять, что имеет в виду популистское Свободное патриотическое движение (СПД), которое возглавляет зять президента Джебран Басиль, и состоящую с ним в политическом альянсе "Хезболлах".

Оскорбительно отозвался о Диабе союзник Харири, лидер Прогрессивно-социалистической партии (ПСП) и политический вождь общины горцев-друзов Валид Джумблат, он назвал премьер-министра "ничтожеством". Позицию ПСП следом прояснил депутат Ваиль Абу Фаур. "За ним [Диабом] стоят аунисты, которые перечеркнули таифские соглашения, положившие конец гражданской войне 1975-1990 годах, и поставили перед собой цель вернуть Ливан к временам президентского правления", – сказал он.

Как считает Абу Фаур, глава СПД Басиль спешит назначить на место управляющего ЦБ Ливана угодного ему человека.

Региональный подтекст

Руководитель Центра стратегических исследований "Истишария" Имад Ризк прослеживает за событиями стремление определенных внешних сил дестабилизировать обстановку в Ливане. Этот аналитик обращает внимание на то, что основными очагами уличных бунтов стали суннитские города – Триполи и Сайда, где имеет сильное влияние "Аль-Мустакаль". "Диаб, который происходит из академических кругов, является независимым политиком и не связан с окружением Харири, - рассуждает он. – И это используют его оппоненты, заявляя, что премьер-министр якобы не представляет суннитской общины". Цель такой игры, по мнению Ризка, сводится к тому, чтобы настроить суннитов против правительства, представить дело таким образом, что они утратили власть и всем в стране заправляют пропрезидентское СПД, т.е. христиане-марониты и шиитская "Хезболлах".

"На фоне обнищания населения тенденция к переводу кризиса в межконфессиональную плоскость очень опасна, поскольку правительство еще не скоро сумеет добиться кардинального перелома ситуации", – отмечает Ризк. Против правительства Диаба настроены саудовские спутниковые телеканалы, и дело не только в их обычной неприязни к проиранской "Хезболлах", но скорее в том, что успех объявленного ливанским премьером похода против коррупции будет иметь широкий региональный резонанс и может побудить к действиям общественность в соседних странах.

Положительным сигналом стало благосклонное отношение Парижа к выдвинутому командой Диаба антикризисного плана. По свидетельству портала An-Nashra, министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан в телефонном разговоре 28 апреля с ливанским премьер-министром пообещал после завершения борьбы с эпидемией коронавируса созвать совещание Международной группы поддержки Ливана, в которую входят ООН, Лига арабских государств, Евросоюз, Великобритания, Германия, Италия, Франция, Россия и Китай. Ле Дриан выразил также готовность содействовать выделению Ливану финансовой помощи от Международного валютного фонда (МВФ). Диаб рассчитывает получить на начальном этапе реализации правительственной программы от международных доноров льготные кредиты на сумму $10-15 млрд, которые необходимы для осуществления мер по стабилизации экономики и крупных инфраструктурных проектов. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru