Все новости

Персидский гость. Почему Америку так волнуют события в Ливане?

Дмитрий Зеленин — о развитии ирано-ливанских отношений и попытках вмешательства США

Премьер-министр Саад Харири, кабинет которого получил на днях вотум доверия в парламенте, пообещал согражданам, что не допустит вовлечения Ливана в региональное противоборство. В речи по случаю 14-й годовщины убийства своего отца — видного политика и бизнесмена Рафика Харири, он заявил, что Ливан не станет ареной для гонки вооружений на Ближнем Востоке.

Эти слова премьера прозвучали после того, как лидер шиитской партии "Хезболлах" Хасан Насрулла предложил замолвить словечко перед Тегераном, дабы тот оснастил ливанскую армию современными средствами ПВО для защиты от израильских ВВС, которые регулярно вторгаются в воздушное пространство Ливана и наносят оттуда удары по соседней Сирии. Инициатива Насруллы, озвученная накануне прибытия в Бейрут министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа, не на шутку встревожила Вашингтон, который ранее безуспешно пытался помешать вхождению "Хезболлах" в ливанское правительство.

Зачем пожаловал Зариф?

Бойцы "Хезболлах", как известно, вместе с иранскими военными советниками из "Корпуса стражей исламской революции" внесли за последние восемь лет весомый вклад в победы сирийской армии над бандформированиями. Их появление в Сирии для поддержки правительства президента Башара Асада кардинально изменило соотношение сил в регионе, при этом явно не в пользу Израиля — главного союзника США.

Поэтому намек Насруллы об имеющейся возможности передачи иранских вооружений ливанской армии был воспринят весьма серьезно и в Тель-Авиве. Тем более что речь шиитского политика сопровождалась как всегда конкретными угрозами в адрес Израиля. На этот раз Насрулла, в частности, раскрыл планы вторжения своих бойцов в северную область Галилею в случае начала новой войны.

Вопрос о налаживании военно-технического сотрудничества Ирана с Ливаном уже поднимался в 2014 году, но тогда на инициативу Тегерана жестко отреагировала вашингтонская администрация. Соединенные Штаты пригрозили Бейруту, что любое сближение с Ираном повлечет за собой прекращение поставок американского оружия ливанской армии.

А Ливан входит в пятерку крупнейших получателей американской военной помощи. За последние десять лет США поставили в эту ближневосточную страну оружия на сумму $2 млрд. Кроме того, 32 тыс. ливанских офицеров и солдат прошли военную подготовку в США.

Вооруженные силы республики на 80% оснащены американским оружием. А в 2019 году планируются дополнительные военные поставки еще на сумму $350 млн.

В такой ситуации в правительственных кругах сдержанно отреагировали на инициативу лидера "Хезболлах", тем более, как позднее выяснилось, иранцы не собираются предоставлять оружие Ливану на безвозмездной основе, как американская сторона.

По мнению аналитика Селима Нассара, предложение Насруллы очевидно преследовало цель создать определенный фон перед прибытием в Бейрут министра Зарифа, который неожиданно захотел поздравить ливанцев с созданием коалиционного правительства. Шиитский политик упомянул также о других открывающихся горизонтах в сотрудничестве с Ираном, например, о возможности подключения Ливана к региональной иранской энергосистеме, что, по его словам, позволило бы стране в течение года избавиться от проблем с электроснабжением.

Скоропалительный приезд главы иранского МИД в Бейрут (еще до получения кабинетом вотума доверия в парламенте 15 февраля) был вызван, конечно, не только его желанием порадоваться вместе с ливанцами по поводу появления на свет долгожданного правительства. Как утверждает Нассар, иранский министр поспешил в Ливан с тем, чтобы направить из Бейрута "упредительное послание" международной конференции по миру и безопасности на Ближнем Востоке, которую собрали в Варшаве США и Израиль.

По замыслу Вашингтона, участники февральского форума, должны были образовать широкую коалицию государств для противодействия иранскому вмешательству в регионе.

Зариф же из Бейрута как бы указывал тем, кто поехал в польскую столицу: "Вы хотите приковать нас к позорному столбу, но вот смотрите на пример Ливана, где иранская дипломатия способствовала преодолению затяжного политического кризиса".

Серый кардинал

Иран действительно стал влиятельным игроком в Ливане, что волнует США и Израиль. Во многом это произошло благодаря стратегическому альянсу, который заключили в 2006 году шиитская "Хезболлах" и христианское Свободное патриотическое движение (СПД), поддерживающее президента Мишеля Ауна.

В 2016 году была разыграна блестящая партия, в результате которой Аун оказался в кресле главы государства, а Саад Харири — суннитский политик, ориентирующийся на Запад и Саудовскую Аравию, — вернулся на пост главы правительства. Благодаря такому компромиссу был преодолен опасный политический вакуум, создавшийся из-за противостояния между блоком просирийских партий и прозападным лагерем.

По итогам выборов 6 мая 2018 года Харири, возглавляющий движение "Аль-Мустакбаль", утратил поддержку парламентского большинства, но Аун вновь поручил ему создать правительство. На этот раз премьеру потребовалось не два месяца, как в 2016 году, а почти девять или 252 дня.

"Перед Харири стояла сложная задача, поскольку за министерские посты развернулась подлинная битва", — пояснил Нассар. По его словам, на международной донорской конференции в Париже в апреле прошлого года Ливану была обещана помощь в размере $11 млрд в качестве льготных кредитов и безвозмездных субсидий для реализации программы стабилизации и крупных инфраструктурных проектов.

"Это огромная сумма, которая предоставляет уникальный шанс Ливану избежать экономического и финансового банкротства, — отметил аналитик. — В рамках программы предусматривается выделение значительных средств ведомствам, занимающимся развитием экономики и социальной сферы, поэтому за каждый доходный удел между парламентскими фракциями шла жесткая борьба".

Кнопку, которая прекратила дележ портфелей и позволила Харири наконец представить президенту список кабинета, нажал Иран. По утверждению Нассара, Тегеран сделал это по просьбе Парижа в ситуации, когда дальнейшая задержка с формированием кабинета уже грозила срывом предоставления финансовой помощи. Это произошло после того, как президент Франции, которую ливанцы называют "заботливой мамашей", Эмманюэль Макрон был вынужден повторно отложить свой визит в Бейрут из-за кризиса.

В роли "серого кардинала", пришедшего на помощь премьеру-министру, выступил лидер СПД Джебран Басиль, сохранивший за собой пост главы ливанского МИД. Басилю, который является зятем президента, удалось установить доверительные отношения с Харири и одновременно сохранить альянс с "Хезболлах", возглавляющей лагерь просирийских сил. В итоге из 30 министерских портфелей треть досталась СПД, восемь шиитам и просирийским партиям, а остальные 12 движению "Аль-Мустакбаль" вместе с право-христианской партией "Ливанские силы" и Прогрессивно-социалистической партией, которые позиционируют себя как главные противники Дамаска.

Недремлющее око

При дележе портфелей "Хезболлах", которая вместе с СПД и другими союзниками обладает теперь большинством мест в палате депутатов, проявила заметную гибкость и скромно довольствовалась постом министра здравоохранения, на который был назначен Джамиль Джабак, а также двумя менее значимыми портфелями. Однако во внешнеполитическом ведомстве США, едва был объявлен состав кабинета в Бейруте, поспешили выразить озабоченность тем, что "Хезболлах", признанная в США террористической организацией, продолжает входить в правительство.

Помощник министра финансов США Маршалл Биллингсли, которого президент Дональд Трамп похвалил за эффективные санкции против Ирана, находясь с инспекционной поездкой в Бейруте, предупредил, что будет пристально следить за тем, чтобы ресурсы Минздрава Ливана не были бы использованы на цели вооруженной деятельности "Хезболлах". "Они, конечно, пустят ведомственные фонды на свои нужды, мы об этом знаем наверняка и примем меры", — указал американский чиновник.

Хотя Насрулла публично объявил, что Джабак не является членом шиитской партии, тем не менее перед первым заседанием коалиционного кабинета 21 февраля посол США в Бейруте Элизабет Ричард разразилась тирадой в адрес "Хезболлах" и Ирана. "Нас тревожит, что в Ливане растет влияние организации, которая имеет вооруженную милицию и вмешивается в дела как минимум трех арабских государств", — сказала дипломат, выступая перед журналистами во дворце Серай после встречи с Харири. По ее мнению, такое положение дел "никак не способствует стабилизации".

На реплику Ричард отреагировал сам президент, который отрицал, что влияние "Хезболлах" на правительство Ливана усилилось. При этом Аун посетовал, что одна из великих держав не сделала ничего, чтобы помочь Ливану избавиться от присутствия 1,5 млн сирийских беженцев, которое стало для него тяжелым бременем.

Политолог Фирас Максад связал несдержанность посла США с тем, что Вашингтону не удалось убедить ливанцев принять участие в антииранской конференции в Варшаве вместе с другими арабскими странами — получателями американской военной помощи. Дипломатия США не смогла также остановить процесс налаживания отношений с Дамаском, куда направился на днях новый министр по делам перемещенных лиц Салех аль-Гариб.

"Соединенные Штаты не смогут сдержать иранского проникновения на Ближнем Востоке, они плетутся следом, их ответные шаги — это скорее защита, чем нападение", — полагает политолог.

Нельзя исключать, что Вашингтон с нетерпением ждет вердикта Спецтрибунала по Ливану (СТЛ) в Гааге, который расследует убийство экс-премьера Рафика Харири, ставшего жертвой мега-теракта на бейрутской набережной 14 февраля 2005 года. Решение органа международного правосудия, созданного десять лет назад Совбезом ООН, будет объявлено в этом году. В числе главных подозреваемых в причастности к организации покушения на Харири-старшего фигурируют члены диверсионного крыла "Хезболлах". Лидер шиитской партии ранее отказался выдать их СТЛ под предлогом того, что судебный процесс в Гааге является "политически мотивированным".

США наверняка попытаются воспользоваться вердиктом в своем противостоянии с Ираном и "Хезболлах". Однако сын и политический наследник покойного политика — Саад Харири — в своей речи 14 февраля предупредил, что "решение трибунала в Гааге ни при каких обстоятельствах не должно стать причиной новой междоусобицы в Ливане или быть использовано для мести".

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru