Все новости

Бастрыкин: квалификация МУС событий в Южной Осетии как конфликт Грузии и РФ необоснованна

Глава СК также отметил, что Международный уголовный суд перевернул обстоятельства произошедших в Южной Осетии событий "с ног на голову"
Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин ИТАР-ТАСС/Валерий Матыцин
Описание
Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин
© ИТАР-ТАСС/Валерий Матыцин

МОСКВА, 2 февраля. /ТАСС/. Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин считает необоснованной квалификацию Международным уголовным судом (МУС) событий в Южной Осетии в августе 2008 года "как международный вооруженный конфликт между Россией и Грузией, в ходе которого Россия контролировала действия южноосетинских властей". Такое мнение он высказал в интервью, которое выйдет в "Российской газете" 3 февраля.

"По моему мнению, таким образом МУС задал вектор расследования и начал подводить обстоятельства дела под сомнительную судебную доктрину "фактического контроля над территорией", которая была сформулирована в ряде других ангажированных решений международных судебных органов, направленных против интересов России", - считает Бастрыкин.

"В ходе расследования уголовного дела (российскими следователями) не было установлено никаких данных, которые могли бы явиться основанием для такой правовой оценки, - отметил Бастрыкин. - Операция по принуждению Грузии к миру была направлена исключительно на защиту жизни и здоровья дислоцированных на территории Южной Осетии российских миротворческих сил, а также проживающих там граждан Российской Федерации. К этим действиям нас обязывала в том числе российская Конституция".

"Если уж квалифицировать происходящие события с точки зрения Женевских конвенций 1949 года, которые регламентируют правовой режим вооруженного конфликта, то, скорее всего, было бы логичным придать им статус вооруженного конфликта немеждународного характера. Напомню, что эти конвенции определяют немеждународный вооруженный конфликт как конфликт, локализованный на территории одной из стран-участниц, возникший между ее вооруженными силами и антиправительственными войсками или другими вооруженными группами, находящимися под командованием и осуществляющими такой контроль над частью территории страны", - заметил глава СК.

"Кроме того, делая вывод о том, что Россия контролировала действия властей Южной Осетии, МУС полностью проигнорировал то, что на территории Южной Осетии на тот период находились смешанные миротворческие силы, состоящие из миротворческих контингентов Грузии, Южной Осетии и России, которые согласно мандату совместно и согласованно контролировали происходящие процессы и обеспечивали мир", - напомнил Бастрыкин.

"Помимо этого, не следует забывать, что сам по себе южноосетинский конфликт возник задолго до событий 2008 года, еще в начале 1990 годов, когда никакого влияния на власти Южной Осетии Россия оказать просто не могла", - добавил он.

Глава СК напомнил, что США финансировали поставку Грузии используемого в южноосетинском конфликте военного вооружения и обучали грузинских военнослужащих. "Таким образом, если уже применять доктрину фактического контроля, то логично было бы это делать не в отношении России, а США", - заявил Бастрыкин.

МУС перевернул обстоятельства "с ног на голову"

По мнению Бастрыкина, МУС, начав расследование событий в Южной Осетии в 2008 году, перевернул обстоятельства произошедших там событий "с ног на голову", оставив за рамками убийства осетин.

Глава СК, отвечая на вопрос о том, верит ли он в объективное расследование МУС, заявил, что хотел бы в это верить, "однако, к сожалению, пока что факты свидетельствуют об обратном".

"Так, в качестве предмета расследования этим судом определены военные преступления и преступления против человечности, которые, по предварительным выводам, были совершены вооруженными силами не Грузии, а Южной Осетии, причем против этнических грузин. То есть МУС перевернул обстоятельства дела "с ног на голову", оставив за рамками предмета расследования факты массовых убийств и увечий осетинской части населения Южной Осетии и вынужденного переселения с места проживания 16 тыс. осетин", - отметил Бастрыкин.

"Причем вывод этот сделан вопреки неопровержимым доказательствам, которые были направлены Следственным комитетом прокурору МУС по запросу самого Международного уголовного суда. А это копии материалов уголовного дела объемом более 33 томов, а также значительный объем фото- и видеоматериалов. Пояснения к материалам давались сотрудниками Следственного комитета в ходе рабочих визитов представителей прокуратуры МУС в Российскую Федерацию", - напомнил глава СК.

"Также МУС проигнорировал решение Международного суда ООН в Гааге от 1 апреля 2011 года, который прекратил производство по иску Грузии против Российской Федерации о применении норм Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации", - заметил Бастрыкин.

Об обвиняемых по делу в РФ

Бастрыкин сообщил, что бывшие министры обороны и внутренних дел Грузии времен конфликта в Южной Осетии остаются в статусе обвиняемых по делу, которое расследуется в РФ.

"По уголовному делу (о военных преступлениях, совершенных во время вооруженного конфликта в Южной Осетии в 2008 году после нападения грузинской армии на Южную Осетию - прим. ТАСС) вынесены постановления о привлечении в качестве обвиняемых бывшего министра обороны Грузии Кезерашвили, бывшего главы МВД Грузии Мерабишвили, бывшего командира четвертой пехотной бригады сухопутных войск Вооруженных сил Грузии Каландадзе, бывшего командующего Военно-воздушными силами и противовоздушной обороной Грузии Наирашвили и бывшего командующего миротворческими операциями Объединенного штаба Вооруженных сил Грузии Курашвили", - сообщил Александр Бастрыкин.

Он напомнил, что в ходе проведенного российской стороной расследования событий в Южной Осетии 2008 года "по уголовному делу была проведена беспрецедентная следственная работа как по масштабу, так и по сложности".

"Судите сами: в ходе расследования уголовного дела осмотрено более 1000 мест происшествия, в том числе жилых домов, административных зданий, объектов энергетики, связи, социальной инфраструктуры, позиций батальона миротворческих сил, расположенных в городе Цхинвале и других населенных пунктах Южной Осетии, - напомнил глава СК. - Признано вещественными доказательствами свыше 3000 предметов и документов. Назначены и проведены около 900 судебно-медицинских, почерковедческих, взрывотехнических и иных судебных экспертиз. Допрошено свыше 1500 свидетелей".

"В качестве потерпевших признано более 6000 человек, в том числе 270 военнослужащих российского миротворческого контингента, получивших ранения различной степени тяжести. Объем уголовного дела составляет более 500 томов", - отметил Бастрыкин.