Все новости

Захарова: прокуроры Нидерландов отводят подозрения от ВСУ по делу катастрофы MH17

Cледователи игнорируют несостыковки в показаниях украинской стороны, подчеркнула официальный представитель МИД РФ

МОСКВА, 11 июня. /ТАСС/. Прокуратура Нидерландов в своих выступлениях по расследованию катастрофы малайзийского Boeing MH17 в небе над Донбассом пытается отвести подозрения от Вооруженных сил Украины (ВСУ), а следователи игнорируют несостыковки в показаниях украинской стороны. Об этом на брифинге в четверг заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

В частности, она указала на противоречия в заявлениях прокуроров относительно украинских зенитно-ракетных комплексов "Бук", которые находились в зоне трагедии. "В ходе своих выступлений голландские прокуроры заявляли - как мы понимаем, просто пытались отвести от Украины любые подозрения, - что украинские средства ПВО ВСУ в день катастрофы в районе трагедии якобы не функционировали", - сказала Захарова.

"Однако всему миру известны видеоматериалы, на которых украинские официальные лица позировали на фоне развернутых в зоне так называемого АТО (объявленной Киевом силовой операции - прим. ТАСС) "Буков" в боевом состоянии. А само обвинение прямо указывает, что ЗРК "Бук" ВСУ были расположены не только вокруг, но и в непосредственной близости от места трагедии", - пояснила официальный представитель МИД РФ. По ее словам, это заявляется на фоне обвинений в адрес России, которая якобы пытается завести следствие в тупик, а также манипулирует данными.

"А вот у самих следователей, которые явно путаются, к Украине никаких вопросов по многочисленным несостыковкам не возникает?" - задалась вопросом Захарова. Она подчеркнула, что следствие обходит стороной вопрос об ответственности Киева в связи с незакрытием воздушного пространства в зоне боевых действий. "И, конечно, никуда не годится то, что по целому ряду рассматриваемых в суде эпизодов в качестве доказательной базы делались ссылки на данные, полученные непосредственно от СБУ - явно заинтересованной стороны", - добавила дипломат.

Она отметила, что во время возобновившихся в июне слушаний в Гаге по делу о крушении Boeing обвинение "стремится произвести впечатление на суд и в пулеметном режиме сыплет деталями своей работы, зачастую достаточно противоречивыми". "Следствие, по-видимому, заботит, скорее, не сила доказательной базы, а пропагандистский эффект многочасовых выступлений", - сказала официальный представитель МИД РФ. Она отметила, что сейчас необходимо предоставить возможность судьям самим оценить выводы расследования.

Она также подчеркнула, что Россия не является стороной уголовного процесса, ведущегося окружным судом в Гааге. РФ следит за ходом разбирательства с точки зрения соблюдения прав российских граждан, против которых выдвинуты обвинения.

Крушение и расследование

Пассажирский Boeing -777 компании "Малайзийские авиалинии", выполнявший рейс MH17 из Амстердама в Куала-Лумпур, разбился 17 июля 2014 года в Донецкой области Украины, в результате чего погибли 298 человек - граждане 10 государств. Для уголовного расследования трагедии была создана Совместная следственная группа (ССГ), в которую вошли представители Австралии, Бельгии, Малайзии, Нидерландов и Украины.

В июне 2019 года эксперты заявили, что установили группу из четырех лиц, подозреваемых в причастности к инциденту, в которую вошли бывший глава ополченцев Донецкой народной республики, которого называли министром обороны республики, Игорь Гиркин, известный под псевдонимом Стрелков, и его подчиненные Сергей Дубинский, Олег Пулатов и Леонид Харченко. По данным следствия, первые трое являются гражданами России, а Харченко имеет гражданство Украины. Их обвиняют в том, что они якобы занимались доставкой зенитной установки "Бук" на Украину с территории России. Суд над ними начался в Нидерландах 9 марта. Интересы Олега Пулатова представляет группа из российского и двух голландских адвокатов, процесс над остальными обвиняемыми проходит заочно.

Российские официальные лица неоднократно выражали недоверие результатам работы ССГ, указывали на безосновательность аргументов обвинения и нежелание использовать выводы российской стороны в ходе проведения расследования.