Все новости

Защита обвиняемого по делу MH17 считает, что улики на месте крушения могли подбросить

В качестве примера адвокат Баудевейн ван Эйк назвал тот факт, что в течение почти четырех месяцев на месте катастрофы было невозможно проводить экспертизы

СХИПХОЛ /Нидерланды/, 22 июня. /ТАСС/. Доказательства, собранные на месте крушения Boeing на Украине в июле 2014 года, могли быть сфабрикованы или подброшены. Такую возможность не исключил в понедельник адвокат Баудевейн ван Эйк, представляющий интересы обвиняемого по делу Олега Пулатова.

"На пути у прокуратуры было много препятствий, которые осложнили ход расследования, - отметил он в ходе своего выступления. - И вполне вероятно, что это могло отразиться на выводах следователей".

В качестве примера адвокат назвал тот факт, что в течение почти четырех месяцев на месте крушения было невозможно проводить экспертизы и прокуратура не имела возможность оцепить территорию. "Это значит, что часть доказательств могла быть потеряна, сфабрикована или даже подброшена", - сказал Баудевейн ван Эйк.

"Украина - это не Дания"

Он также обратил внимание на то, что следствие слишком сильно полагалось на украинскую сторону, которая, в свою очередь, является заинтересованной стороной и ставит перед собой цель доказать виновность России. Например, по словам адвоката, в июле 2014 года голландская прокуратура не имела права прослушивать разговоры на украинской территории и полностью зависела от Службы безопасности Украины (СБУ).

"А СБУ представила записи разговоров только ополченцев ДНР, но не украинских военных", - обратил внимание адвокат.

"У Украины в данной ситуации есть свои интересы, - констатировал он. - Однако практически все предоставленные Украиной материалы приняты следователями в качестве подтверждающих доказательств. И в то же время данные, предоставляемые РФ, всегда назывались вводящими в заблуждение".

Более того, продолжил ван Эйк, не стоит забывать, что "Украина - это не Дания", подразумевая тот факт, что Дания принадлежит к числу наименее коррумпированных стран.

"Только недавно большое число прокуроров на Украине было уволено по подозрению в коррупции, в том числе и лица, вовлеченные в расследование крушения MH17, - заметил он. - После увольнения один из прокуроров заявил, что хотел доказать виновность российской стороны. Думаю, что этот комментарий четко отражает позицию украинской стороны: обвинить РФ. Однако это абсолютно не юридический подход, основанный на принципе справедливости. Это не отражает желания и приверженности к поиску правды".

Кроме того, по его убеждению, не были допрошены важные свидетели, в частности российский диспетчер, сопровождавший самолет; очень мало внимания было уделено альтернативной версии трагедии, предполагающей, что Boeing мог быть сбит военным самолетом; не в полной мере проведен анализ почвы, собранной на месте предполагаемого запуска ракеты; не установлены другие лица, которые могут быть причастны к катастрофе.

Все это, по словам ван Эйка, свидетельствует о том, что расследование, по сути, еще не завершено, и обвинения в отношении Пулатова выдвинуты преждевременно.

Не могли сбить по ошибке

Вероятность ошибки при захвате цели при помощи ЗРК "Бук" крайне мала, и командир расчета должен был сознательно проигнорировать предупреждения системы безопасности, заявил Баудевейн ван Эйк.

"Существует множество особенностей работы ЗРК "Бук", которые позволяют нам заявить: крайне маловероятно, что командир расчета мог спутать пассажирский самолет с военным", - отметил адвокат.

Он пояснил, что пассажирские и военные самолеты зачастую летают на заметно отличающихся высотах и имеют ряд других отличительных особенностей. Кроме того, по словам ван Эйка, в ЗРК "Бук" есть защитная система, которая позволяет избежать ложной оценки дружественного объекта как вражеского.

У командира есть ряд индикаторов, которые сигнализируют о высоте, скорости, дистанции и других параметрах. Он выполняет тест на определение "свой - чужой", после чего загорается соответствующий индикатор. При появлении символа "свой" срабатывает блокировка запуска, то есть система безопасности и командир не может захватить цель, - пояснил адвокат. - После этого сбить цель можно только передвинув переключатель вручную со "свой" на "чужой", что может произойти лишь при крайне необычных обстоятельствах".

Ван Эйк добавил, что даже после захвата цели система "свой - чужой" продолжает проверять объект и сигнализировать об этом. "В свете этих аргументов защита приходит к выводу: крайне маловероятно, что MH17 мог быть ложно идентифицирован как враждебная цель", - подчеркнул он.

Адвокат с учетом этого призвал опросить ряд экспертов, которые могли бы пролить свет на то, как работает ЗРК "Бук", как осуществляются процессы установления и поражения цели. Кроме того, он предложил привлечь к расследованию специалистов, которые могли бы увязать характер повреждений с использованным оружием.