Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Ученые-иностранцы находят в России семьи, новые возможности и свободу

14 марта, 12:01 UTC+3

Владимир Путин в послании Федеральному собранию призвал упростить получение гражданства РФ для иностранных ученых. Как живут и работают в России зарубежные специалисты — в материале ТАСС

Поделиться
Материал из 1 страницы
Новосибирский государственный университет

Новосибирский государственный университет

© Евгений Курсков/ТАСС

Рене ван Беверн — заведующий лабораторией алгоритмики механико-математического факультета Новосибирского государственного университета. Он родом из маленького немецкого города Зальфельд, где проживает всего 26 тыс. человек. Рене математик, долгое время работал в Берлине — изучал алгоритмы для решения сложных задач по оптимизации транспорта, производства и коммуникационных сетей. После получения ученой степени в Германии принято поработать за границей, и Рене, получив степень доктора естественных наук, решил поехать в Россию.

Немец в Сибири

"Здесь работают именно по моей теме, связанной с созданием алгоритмов. Преподавательская нагрузка тут у меня небольшая, всего три часа в неделю, поэтому времени на науку гораздо больше, и я могу заниматься ей, где и когда я хочу", — говорит ван Беверн.

С Галиной он познакомился в Германии, когда она приехала из Сибири в Берлин работать над проектом европейского научно-исследовательского общества. Они поженились в Германии, там у них родилась дочь, а в 2015 году переехали в Новосибирск. Сейчас у них двое детей.

"Удобно, что график мне позволяет днем быть с детьми, а вечером работать. Они ложатся спать в семь вечера, поэтому я могу спокойно заниматься своими делами до полуночи, никому не мешая", — рассказывает специалист.

Рене решил, что останется жить в Новосибирске, и начал оформлять российский паспорт. Получить статус гражданина России ван Беверн надеется в ближайшее время.

По словам математика, и без гражданства у него не возникало проблем в России, к нему относились доброжелательно и всегда старались помочь. Проблемой оказалась лишь регистрация второго ребенка. На фамилию "ван Беверн" с маленькой буквы ребенка регистрировать отказались. "Будто там не слышали еще о ван Бетховене, ван Гоге, фон Брауне", — рассказывает Рене. В итоге больше недели ушло на то, чтобы убедить ЗАГС в выдаче свидетельства о рождении сына с маленькой буквой в начале фамилии.

"Я вполне понимаю, что с такими случаями сталкиваются не часто. Несмотря на все эти разногласия, они были всегда вежливы", — говорит он.

В начале марта в Сибири около минус десяти градусов, огромные сугробы еще не начали таять, но Рене сидит в кабинете при открытом окне в футболке и объясняет, чем сибирский климат лучше немецкого.

"В Германии из-за аллергии я страдаю по полгода, а здесь всего две недели в мае. Морозы меня пугали только в первую поездку. Я тогда увидел ТЭЦ и подумал, что вот это единственная моя надежда на спасение от холода. Но жизнь здесь учит одной важной вещи: чтобы не мерзнуть при любой температуре, достаточно нормально одеваться. В Германии я мерз уже при минус пяти градусах, но зимней куртки и зимней обуви при этом у меня не было", — рассказывает математик.

Сейчас Рене свободно и практически без акцента говорит по-русски. Выучить язык ван Беверну помогла литература. "Я взял книгу "Один день Ивана Денисовича" Солженицына и начал читать ее со словарем. Сначала по предложению в день, потом по странице в день, и после этой книги все читалось легко".

Правда, несмотря на знание и английского, и русского языка, числа в голове Рене остались немецкими. "Мы, немцы, двузначные числа говорим наоборот, то есть говорим "три и двадцать" вместо "двадцать три", — поясняет он. — Поэтому, когда хочу продиктовать свой номер телефона на русском, я обязательно перепутаю цифры. Лучше записать на бумагу".

Прожив в новосибирском Академгородке три года, Рене уже считает себя сибиряком. "Я живу в четырех километрах от университета и преодолеваю этот путь пешком даже в минус 30. Так что, возможно, я даже больший сибиряк, чем некоторые коренные новосибирцы", — смеется Рене.

В русских людях ему нравится уровень свободы в суждениях.

"Здесь каждый говорит, что думает, а не указывает другим, как им надо жить, как это делают в Германии. Люди чувствуют себя свободнее. Правда, я замечаю, что зачем-то мусорят, например, в лесу. Мусор же никому не нравится, но его почему-то оставляют", — удивляется ученый.

Русско-бельгийская химия

Бельгийский ученый-химик Френсис Верпоорт приехал работать в Томский политехнический университет (ТПУ) больше пяти лет назад. Коллеги отмечают широкую сферу его научных интересов. Верпоорт разработал катализатор, который даже назван его именем, что в научных кругах большая честь. Занимается разработкой веществ, позволяющих превращать солнечный свет в энергию. Исследует свойства металлокаркасных соединений, за счет которых можно было бы утилизировать углекислый газ. Сейчас публикации Верпоорта в области химического катализа широко цитируются исследователями в разных странах.

Сотрудничество Верпоорта с ТПУ началось с проекта изучения новой формулы полимеров. "В вузе есть еще несколько человек с большим опытом, и если их и мои знания объединить, то можно получать очень хорошие результаты", — говорит ученый.

Френсис занимается разработкой новых материалов и химических веществ и активно работает со студентами. Верпоорт принял решение остаться жить в Томске и получить российское гражданство, чтобы "поддержать россиян", которые попали под европейские санкции.

"На Россию накладываются ограничения в области импорта и экспорта, эти ограничения исходят от Европы и Америки. И это нечестно, потому что граждане России здесь ни при чем, это все политические игры, это какая-то русофобия, все это вздор. У меня есть несколько друзей в Москве, Томске, Новосибирске, и они обычные люди, как и все. Поэтому я хочу поддержать россиян. Если у меня будет гражданство, то мне будет проще это сделать", — пояснил он.

Ученый рассчитывает, что российское гражданство сделает его жизнь в Томске более комфортной: не нужно будет беспокоиться о визе, станет проще заниматься научной деятельностью, хотя каких-то далеко идущих планов, кроме как "больше работать", у него нет.

"Я могу привнести свои знания, свой опыт. Я спрашивал у коллег, могу ли получить российское гражданство. И мне сказали, что обычно это непросто, но ученому это сделать будет легче, ведь сейчас это очень приветствуется", — рассказывает Верпоорт.

Оформлением российского паспорта Верпоорт намерен заняться в ближайшем будущем. Заодно он изучает русский язык, знание которого пока оценивает не очень высоко, предпочитая, когда это возможно, изъясняться на английском.

По его словам, в ближайшие годы вместе с политехниками ему предстоит реализовать несколько проектов. Например, ученые работают над созданием полимера, который мог бы применяться даже в очень холодных регионах. И в Сибири отличные условия для тестирования этого материала.

Верпоорт отметил, что для него Томская область "особенная" не только благодаря возможностям, которые дает вуз, но и за счет развития экономической сферы. В регионе работают несколько серьезных предприятий, которые могут использовать разработки его команды, — например, производства СИБУРа. Один из таких проектов — создание катализатора для химической промышленности, который будет более экологичным, чем используемые сейчас аналоги.

Специалист по воде из Африки

Исса Того учился в научном лицее франкоговорящего африканского государства Мали, где обязательными были английский и французский языки, а немецкий и русский — по выбору. Русский преподавали малийцы, выпускники советских вузов. После окончания он оказался в числе пяти человек из 200–300 выпускников, получивших направление для продолжения образования в СССР. Сегодня он профессор Санкт-Петербургского политехнического университета, заведующий кафедрой водохозяйственного и гидротехнического строительства строительного факультета.

Студенты прилетели в Москву 22 сентября 1978 года. Отсюда их направили на год в Воронежский технологический институт, чтобы изучать русский язык. Там иностранцы впервые увидели черный хлеб и другую экзотическую еду. "В Мали основа национальной кухни — речная рыба и рис. Мы пошли купить свежую рыбу. Долго искали ее в магазинах Воронежа, нашли только в бочках. Приготовили, поперчили, посолили. Пробуем: есть невозможно. Мы на повышенных тонах и чуть не с кулаками к вьетнамцам, которые готовили что-то свое на соседних конфорках: "Ребята, зачем солили нашу рыбу!" Это была селедка".

Учеба в ленинградском институте запомнилась Того комфортным общением в группе и вузе. Его будущая супруга Светлана училась курсом младше, по специальности она гидроэнергетик. Когда Исса с отличием окончил Политех и пришло время возвращаться в Мали, его уже с одинаковой силой тянуло на родину и обратно в Ленинград, где его ждала Светлана и приглашение в аспирантуру.

В Мали к тому времени изменилась экономическая ситуация, началась безработица. "Я вернулся в 1985 году, и работы для меня не было. Нужно было ее искать или устраиваться по звонку. А я этого не люблю. Не люблю быть кому-то обязанным. И я решил вернуться в СССР, чтобы учиться в аспирантуре", — рассказывает Того.

В начале 2000-х годов Исса создал частную компанию, которая предложила новый способ реставрации исторических зданий в Петербурге. В сотрудничестве с коллегами из Франции он разработал технологию, позволяющую одновременно восстанавливать геометрию и цвет фасада, используя цветную штукатурку. Первым отреставрированным по этой технологии зданием стал кинотеатр "Ленинград" на Потемкинской улице. "Срок службы нашей цветной штукатурки доходит до 30–40 лет, а наносится покрытие в несколько раз быстрее обычной штукатурки, так как не требуется время для просушки между нанесением слоев штукатурки и краски. Я думаю, это очень полезная для Петербурга новация. Мы получили положительное заключение КГИОП (комитет по охране памятников — прим. ТАСС), но широко внедрить новинку не получилось, и мы свернули деятельность. Но вижу, что сейчас интерес к этой теме растет", — рассказывает Того.

Но для него важнее научные разработки. Сотрудники кафедры занимаются исследованием состояния гидротехнических сооружений России, построенных еще в рамках плана ГОЭЛРО. "Важно понять, не начнут ли эти сооружения разрушаться, вовремя обнаружить места концентрации напряжения, там, где сильнее всего проявляется усталость материалов и конструкций, и разработать технологии их восстановления либо утилизации с обязательной рекультивацией территории", — говорит ученый. Он показал уменьшенную в несколько раз модель одного из узлов Братской ГЭС, которая находится в лаборатории Гидрокорпуса Политеха. С помощью экспериментов на этой модели, где есть спуски, затворы — все как на местности, ученые кафедры предложили ряд изменений для того, чтобы узел продолжал функционировать в безопасном режиме.

"Я считаю, что за нашим научным направлением будущее. Управление гидроресурсами в современном мире — это очень важная задача. Посмотрите сами: цена воды приблизилась к цене бензина, если не превысила ее. А если внимательно анализировать, то за многими локальными военными конфликтами в мире просматривается борьба за источники пресной воды", — говорит ученый.

Исса Того — гражданин России с 2012 года. Он считает, что Россия с точки зрения его профессии — самое интересное место. "В Европе гидроресурсы практически исчерпаны. А в России их запас составляет 10% от общемировых", — подчеркивает ученый.

Он рассказал, что лишь однажды поколебался в правильности своего выбора. В 1990-е годы многие российские ученые уезжали из страны, и Иссу тоже приглашали работать во Францию. "Третьи страны я не рассматриваю, — говорит он. — Здесь я могу работать с французскими коллегами, часто езжу с лекциями в Мали и, будучи здесь, могу принести гораздо больше пользы обеим странам".

Наталия Михальченко, Карина Сапунова, Владимир Чубаров

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей расссылке!