Все новости
Переход бизнеса на российский софт.
Переход бизнеса на российский софт.
Переход бизнеса на российский софт.
Переход бизнеса на российский софт.
Переход бизнеса на российский софт.

Переход бизнеса на российский софт. Зачем он нужен и какие споры вызывает

© Станислав Красильников/ТАСС
ТАСС поговорил со всеми сторонами развернувшейся дискуссии — представителями Минцифры РФ, участниками Российского союза предпринимателей и промышленников и ассоциацией, объединяющей отечественных разработчиков софта

Минцифры РФ предложило перевести объекты критической информационной инфраструктуры (КИИ) на преимущественное использование российского программного обеспечения с 1 января 2023 года и российского оборудования — с 1 января 2024 года. Подготовкой этого проекта ведомство занялось после поручения президента РФ Владимира Путина о мерах по обеспечению технологической независимости страны и безопасности субъектов КИИ. Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) направил письмо в правительство РФ. В союзе затраты на переход оценивают в 1 трлн рублей. Компании считают требования труднореализуемыми, а затраты — слишком высокими. IT-бизнес не согласен с расчетами и просит не откладывать принятие директивы.

В чем суть готовящихся требований?

Речь о том, чтобы предприятия, управляющие КИИ, при выборе софта или оборудования отдавали предпочтение российским продуктам, если таковые имеются. Сегодня доля отечественного ПО и оборудования на таких предприятиях меньше, чем доля импортного. В июле 2020 года глава Минпромторга Денис Мантуров в интервью ТАСС говорил, что доля российских компаний на рынке оборудования для критической информационной инфраструктуры составляет около 15–20% в основном за счет закупок для государственных нужд. 

В требованиях Минцифры не указана доля российского ПО и оборудования, которая должна использоваться на предприятиях. На запрос ТАСС в пресс-службе ведомства уточнили: "При обосновании, в котором могут быть описаны все риски для бесперебойной, безопасной и эффективной работы объектов КИИ, субъект КИИ вправе продолжить использовать иностранное ПО, телекоммуникационное оборудование и радиоэлектронную продукцию. Преимущественное использование означает, что при наличии выбора между аналогичным российским и иностранным ПО и (или) оборудованием приоритет должен отдаваться российским продуктам. Проект постановления правительства предусматривает ряд исключений, учитывающих специфику всех отраслей, а также отсутствие на сегодняшний день отдельных российских аналогов используемых на объектах КИИ оборудования, продукции и ПО. При переходе на преимущественное использование российского ПО и (или) оборудования должны учитываться в том числе текущие сроки амортизации используемого субъектом КИИ оборудования и сроки действия прав на использование ПО в отношении используемого ПО и (или) оборудования, сведения о которых не включены в реестры".

Что такое объекты КИИ?

Согласно ФЗ №187 "О безопасности критической информационной инфраструктуры Российской Федерации", к субъектам КИИ относятся организации в следующих отраслях: здравоохранение, наука, транспорт, связь, энергетика, банковская сфера, сферы финансового рынка, топливно-энергетический комплекс, атомная энергетика, оборонная, ракетно-космическая, горнодобывающая, металлургическая и химическая промышленность. 

"Объекты КИИ — это предприятия, которыми управляют субъекты КИИ. Например, любая атомная станция — объект КИИ, а управляющая атомной станцией ГК "Росатом" — субъект КИИ", — уточняет Дмитрий Комиссаров, член правления Ассоциации разработчиков программных продуктов "Отечественный софт" (АРПП), куда входят 200 российских IT-компаний, гендиректор компании "МойОфис". 

При этом объекты КИИ подразделяются на категории — первую, вторую, третью — по важности для информационной безопасности, также есть объекты КИИ, которым не присвоена категория. Этот момент вызывает отдельные споры: одна из главных просьб бизнеса — не налагать обязательства по импортозамещению на КИИ третьей категории. 

Какие аргументы против у российского бизнеса?

В письме РСПП, выдержки из которого опубликованы в РБК, приводятся следующие аргументы против готовящейся директивы:

  1. Переход предприятий, управляющих КИИ, на российское ПО и оборудование потребует существенные затраты, что приведет к росту цен и снижению конкуренции на рынке, а в конечном счете к ухудшению качества услуг и отставанию в развитии разных сегментов рынка. Президент РСПП Александр Шохин оценил эти затраты в 1 трлн рублей.
  2. В перечень предприятий, которые собираются обязать выполнять требования, включены наименее важные объекты третьей категории и объекты без присвоенной категории. Не только те, от которых зависит информационная безопасность и обороноспособность страны. Шохин приводит в пример частные банки, поликлиники, мобильных операторов, операторов по продаже билетов.
  3. По мнению главы РСПП, на российском рынке мало ПО и оборудования, которые могут заменить импортные аналоги, "только 49 из 3827 позиций перечня российской радиоэлектронной продукции "теоретически" могут быть использованы на производстве, указывает он, ссылаясь на анализ, проведенный представителями промышленности", говорится в статье.

Бизнес опасается того, что требования будут ужесточены в процессе внедрения. "В проекте Минцифры РФ, который обновили от 07.04, есть формулировка: "К ПО, телекоммуникационному оборудованию и (или) радиоэлектронной продукции, предназначенным для обеспечения безопасности значимых объектов КИИ, дополнительно к настоящим требованиям применяются требования, утверждаемые федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области обеспечения безопасности КИИ РФ". То есть получается, что мы можем доказать необходимость использования иностранного ПО и оборудования на наших предприятий, но регулятор в любой момент введет дополнительные требования", — ответили в РСПП по запросу ТАСС. 

Ассоциация предприятий черной металлургии "Русская сталь" (объединяет крупнейших производителей металлургической продукции в России) подготовила письмо в РСПП (есть в распоряжении ТАСС), где высказывает следующие опасения:

  1. Фрагментированный или постепенный переход на использование российского оборудования и ПО не представляется возможным, поскольку создает риски производственной эффективности, безопасности и здоровья сотрудников предприятий;

  2. Российские производители в настоящий момент не способны производить оборудование, возможное для установки на металлургических предприятиях, по всей номенклатуре и в достаточном объеме;

  3. Представляется некорректным применение идентичных требований к объектам КИИ, находящимся на гражданских объектах (объекты 3-ей категории, а также объекты без категории), и объектам, представляющим ключевое значение для безопасности страны и социально-политической стабильности (атомные станции, предприятия оборонно-промышленного комплекса, а также иные объекты 1-й и 2-й категорий).

В "Русской стали" считают, что подготовленные проекты не в полной мере соответствуют поручению президента, содержат избыточные регуляторные требования, их реализация на настоящий момент технологически невозможна, а затраты на их реализацию, в частности, для металлургических предприятий составят более 50 млрд рублей.

Что отвечают IT-компании

Разработчики, то есть те компании, которые должны осуществить импортозамещение на объектах КИИ, не согласны с позицией РСПП и предприятий, выступающих против готовящихся требований. 

"В своей оценке РСПП приводит чрезмерно большой объем потенциальных затрат, который составляет 55% объема всего отечественного IT-рынка (по оценке IDC, объем рынка — 1,8 трлн рублей, сообщал "КоммерсантЪ"), который состоит из оборудования, программного обеспечения и услуг по внедрению и заказной разработке. Кроме того, приведенный показатель в пять раз превышает весь рынок ПО и в 10 раз превышает IT-бюджет крупнейшего российского банка (чистая прибыль "Сбера" — 760 млрд рублей), — говорит Дмитрий Комиссаров.

Переход субъектов КИИ на российское ПО и оборудование имеет под собой основания, по мнению представителя АРПП. "Достаточно вспомнить, что только за последние два года "Газпром" столкнулся с дистанционным отключением добывающего оборудования, Microsoft отказался поставлять свой софт в МГТУ им. Баумана, а госсектор столкнулся с запретом на использование Zoom, — продолжает Комиссаров. — Кроме того, закупка отечественных программ и оборудования — на пользу российской экономике. Около 80% затрат компаний-разработчиков приходится на зарплаты и налоги, и это те деньги, которые остаются в стране и формируют потребление российских товаров". 

В России программа импортозамещения началась в 2014 году. "Российские компании создали большое количество ПО и оборудования, которые могут быть использованы для КИИ. Например, Минцифры РФ ведет реестр отечественного ПО, в нем представлено более 10,2 тыс. программ. Минпромторг РФ ведет реестр производителей отечественного оборудования, в котором содержится информация о 77 тыс. наименований", — добавляет Дмитрий Комиссаров.

Какие проблемы признает IT-бизнес

В АРПП отмечают, что действительно у промышленных предприятий могут возникнуть трудности с переходом на отечественные решения. 

"Если говорить конкретно по сегментам, нужно отметить, что пока недостаточно представлено промышленное ПО — его только предстоит разработать, — говорит Дмитрий Комиссаров. — Но сегодня есть и успешные примеры отечественных решений — хорошо развит рынок российских операционных систем и офисного ПО".