Все новости

"Сложные вызовы меня не пугают". Петр Иванов намерен вернуть ВФЛА прежнюю славу

Петр Иванов Александр Щербак/ТАСС
Описание
Петр Иванов
© Александр Щербак/ТАСС

Генеральный директор "Скоростных магистралей" Петр Иванов, претендующий на пост президента Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА), в интервью ТАСС рассказал, почему принял решение идти на выборы в столь сложный для отечественной королевы спорта период, какие задачи будет ставить перед собой в случае своего избрания и как ему в этом поможет триатлон.

— Почему вы приняли решение претендовать на пост президента Всероссийской федерации легкой атлетики?

— У меня есть силы и опыт, а главное — уверенность в том, что мы снова сделаем легкую атлетику спортом номер один в России и вернем отечественную легкую атлетику в олимпийскую семью. Легкая атлетика — королева спорта. Нужно сделать так, чтобы как внутри своей страны, так и на международной арене у нас была возможность гордиться не только великими достижениями прошлого, но и той работой, которую мы делаем сегодня. Сложные вызовы меня не пугают.

— Намерены ли вы покинуть пост главы Федерации триатлона России, который занимаете сейчас?

— Работа во Всероссийской федерации легкой атлетики точно потребует полной сосредоточенности и абсолютной концентрации на решении стоящих перед ВФЛА задач. Поэтому не буду выдвигать свою кандидатуру на выборы президента Федерации триатлона России, которые пройдут 5 декабря. Если меня изберут, планирую сосредоточиться на деятельности на посту президента Всероссийской федерации легкой атлетики.

— Ваши соперники во время выборов не раз обмолвятся, что президент ВФЛА не может быть совместителем, что российской легкой атлетикой нужно заниматься круглосуточно. Но вы сейчас — на очень важном посту в системе РЖД, который нельзя оставить.

— Свою деятельность в Федерации триатлона России я также совмещал с не менее важной государственной работой. Я понимаю, как распределить свое время таким образом, чтобы ВФЛА получила максимум пользы от того опыта, знаний и понимания ситуации, которые есть у меня.

Очень много здесь будет зависеть от команды. Я планирую привлечь всех, кому небезразлична легкая атлетика, кто имеет богатый опыт и понимание выходов из этой тяжелой ситуации. Намерен сделать эту команду действительно работоспособной и способной реализовывать те задачи, которые будут перед ней поставлены. А вызовов, как вы знаете, у Всероссийской федерации легкой атлетики сейчас очень много.

— Опыт работы на посту президента Федерации триатлона России, несомненно, должен помочь вам и на посту главы ВФЛА.

— Безусловно. У меня был опыт руководства региональной федерацией, а уже в 2016 году я возглавил федерацию общероссийскую. Поэтому у меня есть полное понимание, как функционирует механизм федерации, как взаимодействовать со спортсменами, любительским спортом, органами власти, Министерством спорта России и Олимпийским комитетом России (ОКР).

— С Минспортом и ОКР у вас хороший контакт?

— Конечно. Тесное взаимодействие с Министерством спорта России, Центром спортивной подготовки и Олимпийским комитетом России необходимо для слаженной работы. Тем более это очень важно в той ситуации, в которой мы находимся сегодня. Без единства и сплоченности в решении общих задач нам будет очень тяжело справиться со всеми проблемами.

— Среди большого количества российских спортсменов, в настоящее время отбывающих наказание за нарушение антидопинговых правил, нет ни одного представителя триатлона. О чем это говорит?

— В Федерации триатлона России большое внимание уделяется антидопинговой деятельности. Уверен, что имеющийся опыт можно перенести и на легкую атлетику. Хотя я знаю, что и в легкой атлетике этому вопросу сейчас уделяется особое внимание. Будем добиваться от всего легкоатлетического сообщества нулевой терпимости к нарушениям антидопинговых правил.

— На сайте ВФЛА уже опубликована ваша предвыборная программа. Я правильно понимаю, что это не окончательно сформированная стратегия, которую вы намерены претворить в жизнь в случае своего избрания?

— Да, это так. Я готов внести в нее все лучшее, с чем идут на выборы мои оппоненты. Готов взаимодействовать со всеми кандидатами, которые идут на выборы, чтобы использовать их опыт для решения общей задачи. Я абсолютно открыт для диалога.

Если у делегатов конференции, тренеров, спортсменов возникнут какие-то вопросы к моей программе, я, безусловно, готов на них ответить. Готов встречаться, дорабатывать, конкретизировать какие-то направления.

— Не страшно ли вам браться за Федерацию, которая находится в жесточайшем кризисе? Последние руководители ВФЛА Дмитрий Шляхтин и Евгений Юрченко, считаю, потерпели как минимум серьезный имиджевый урон, находясь на этой должности.

— Страшно с парашютом прыгать и шестерых детей воспитывать. А это работа, которую я понимаю и где я уверен в своих силах.

Когда я начинаю заниматься каким-то проектом, то сначала подвожу черту и не упрекаю предшественников. Не сомневаюсь в том, что те, кто до этого руководил российской легкой атлетикой, старались сделать максимум полезного в меру своих сил и работали с добрыми намерениями. Моя задача — двигаться вперед.

— Выбирать президента ВФЛА 30 ноября будут представители региональных федераций. Намерены ли вы общаться с регионами, чтобы завоевать их доверие?

— Уже сейчас веду такой диалог. Обязательно буду учитывать мнения и пожелания. Будучи президентом Федерации триатлона России, я посетил много региональных федераций. То же самое будет в случае, если меня изберут главой ВФЛА.

— Какая задача кажется вам приоритетной? Восстановить международный статус Всероссийской федерации легкой атлетики или направить все силы на развитие этого вида спорта в регионах?

— Они обе очень важны. Нам необходимо обеспечить нормальное взаимодействие с World Athletics (Международной ассоциацией легкоатлетических федераций — прим. ТАСС), с независимыми экспертами World Athletics и теми рабочими группами, которые сегодня работают с ВФЛА. Какие-то обещания о сроках восстановления сейчас давать невозможно. Но, учитывая мой опыт работы с международными организациями, я приложу все усилия, чтобы сделать процесс восстановления Всероссийской федерации легкой атлетики и наших легкоатлетов в правах понятным и прозрачным. Необходимо обеспечить конструктивное сотрудничество с международными организациями. На мой взгляд, здесь самое главное — это восстановить доверие.

Равноценной задачей является сохранение потенциала российских легкоатлетов и воспитание конкурентоспособного резерва из перспективных молодых спортсменов с соблюдением всех антидопинговых требований.

— Владеете ли вы английским языком, будет ли у вас возможность в случае своего избрания выезжать очень часто за границу, чтобы напрямую общаться с представителями World Athletics?

— Как руководитель федерации триатлона, несмотря на пандемию, сейчас общаюсь с руководителями международного и европейского триатлона как в Zoom, так и по телефону. Мы в постоянном контакте по тем вопросам, которые требуют решений.

У меня хороший английский язык, похуже — немецкий. Я общаюсь с представителями международных организаций без переводчика. Поэтому если пандемия будет продолжать препятствовать выезду за границу, то мы найдем возможность общаться. Хотя личное общение в решении серьезных вопросов заменить будет сложно, будем искать варианты.

— Есть мнение, что Всероссийской федерацией легкой атлетики способен эффективно руководить только человек, который сам в прошлом достиг серьезных успехов в этом виде спорта. Что скажете?

— Такая точка зрения имеет право на существование, и история знает немало ярких примеров. Но, с другой стороны, не каждый хороший спортсмен способен стать по завершении своей карьеры хорошим тренером или спортивным управленцем.

Тот же Сергей Павлович Королев никогда не летал в космос, но под его руководством были осуществлены запуски первого в мире искусственного спутника Земли и первого космического корабля с человеком на борту. Я умею достигать больших результатов, когда понятна цель и собрана профессиональная работоспособная команда.

Что касается лично меня, то я не являюсь человеком из мира легкой атлетики. И нахожу в этом определенное преимущество перед своими конкурентами. У меня нет ни перед кем никаких обязательств, я не связан в прошлом ни с кем никакими делами. Поэтому имею возможность начать руководить легкой атлетикой с чистого листа и сотрудничать со всеми, кто искренне хочет помочь. Двери всегда открыты как для спортсменов, так и тренеров.

— Расскажите немного о себе. Какими видами спорта занимались в детстве, каковы спортивные успехи в прошлом и настоящем?

— Я родился в 1970 году, мое спортивное детство проходило во дворе. Как у всех мальчишек той поры: летом — футбол, зимой — хоккей. Позже занимался баскетболом в СДЮШОР №1 Советского района Москвы, затем — единоборствами. Спорт был всегда неотъемлемой частью моей жизни.

Что касается легкой атлетики, то для меня она была одним из самых главных видов спорта. Я всегда следил за тем, как выступают на международных стартах наши легкоатлеты.

Сейчас с удовольствием занимаюсь триатлоном — бегаю, плаваю, кручу велосипед. Также я принимаю участие в забегах на длинные дистанции, только в этом году я пробежал два марафона: Байкальский ледовый марафон и Московский, который состоялся в конце сентября.

Марафон невозможно пробежать неподготовленным, поэтому я регулярно тренируюсь. Стараюсь заниматься спортом каждый день, но в будние дни, к сожалению, это не всегда получается. В субботу и воскресенье я обязательно совершаю длительные тренировки.

Но перед стартом на длинную дистанцию — в Ironman — я готовлюсь, конечно, более серьезно. (Ironman — соревнование по триатлону, которое состоит из трех этапов, проводимых в следующем порядке без перерывов: заплыв на 2,4 мили (3,86 км), заезд на велосипеде по шоссе на 112 миль (180,25 км) и марафонский забег на 26,2 мили (42,195 км). Ironman считается одним из наиболее сложных однодневных соревнований в мире — прим. ТАСС.)

Первую дистанцию Ironman я пробежал в подмосковном Зарайске, вторую — в Барселоне, мы бежали Ironman вместе с будущим губернатором Курской области Романом Старовойтом, третью — в прошлом году в итальянской Эмилии-Романье. А финиширую на Ironman всегда с российским флагом, мне его перед финишем жена передает.

— Занимаются ли спортом ваши супруга и дети?

— У меня шестеро детей, конечно, все занимаются спортом. У нас есть семейная традиция — 1 января мы всегда участвуем в новогоднем забеге. Любовь к спорту я стараюсь прививать с раннего детства.

Старший сын, которому сейчас 25, был готов бежать со мной в этом году Ironman, но, к сожалению, старт отменили из-за пандемии. Это моя мечта — вместе с сыном пробежать Ironman, надеюсь теперь, что в следующем году это обязательно произойдет. А полу-Ironman мы с ним вместе пробежали на Алтае в прошлом году.

— Одна из главных проблем у ВФЛА — это недостаток финансирования. Есть ли у вас понимание, как исправить эту ситуацию?

— В своей программе я упоминал о необходимости создания (или восстановления) попечительского совета. Необходимо иметь источники финансирования для оплаты всех платежей, которые выставляются нам по нашим международным обязательствам. С другой стороны, надо выводить федерацию на уровень, когда она сможет сама себя обеспечивать. Уже сейчас мною ведутся предварительные переговоры. И есть уверенность, что вопрос достаточного финансирования будет решен.

— Вы являетесь руководителем одной из структур РЖД — одного из самых могущественных ведомств страны. Будет ли РЖД в случае вашего избрания помогать ВФЛА и участвовать в каких-то совместных проектах?

— РЖД поддерживают Всероссийскую федерацию легкой атлетики уже давно, не первый год. Я не сомневаюсь, что это сотрудничество в случае моего избрания, безусловно, разовьется.

— Намерены ли встречаться с легкоатлетами, если вас выберут президентом ВФЛА? У Шляхтина и Юрченко были определенные сложности в общении с лидерами национальной команды.

— Намерен и готов встречаться и общаться со спортсменами. Вся наша работа в конечном счете — ради них. Для того чтобы спортсмены имели возможность достигать успехов как на международной арене, так и в России. И своим примером привлекали к занятию спортом как можно больше людей. Мы помним, что президент поставил задачу, чтобы к 2030 году не менее 70% населения страны занимались спортом (к 2024-му — 55%). И легкая атлетика, самый массовый вид спорта, является очень важным инструментом для решения этой задачи.

В случае своего избрания я намерен руководствоваться принципами открытости. Так, как это было в триатлоне. Речь идет об открытости управления, открытости формирования сборной команды, во всем.

Возвращаясь к вашему вопросу — я готов общаться со спортсменами хоть с сегодняшнего дня. Мои двери всегда открыты.

Беседовал Альберт Стародубцев