Все новости

Генсек ОБСЕ: Востоку и Западу надо возродить дух компромисса

Хельга Мария Шмид OSCE/Renaud Cuny
Описание
Хельга Мария Шмид
© OSCE/Renaud Cuny

Опытный германский дипломат Хельга Мария Шмид в конце 2020 года стала первой женщиной на посту генерального секретаря ОБСЕ. В интервью ТАСС она констатировала отсутствие доверия в регионе ОБСЕ, оценила предложение России о реформе этой региональной структуры, назвала путь к урегулированию конфликта на востоке Украины, обозначила позицию по ситуации в Белоруссии, а также пообещала приехать с визитом в Москву.

— Уважаемая госпожа Шмид, кризис доверия между государствами — участниками ОБСЕ усугубляется ростом разногласий между западными странами и Россией. Возможно ли преодолеть этот кризис в ОБСЕ? Может ли саммит ОБСЕ помочь возобновить плодотворный диалог внутри вашей организации, ведь последняя встреча такого рода состоялась в 2010 году?

— Основная проблема в нашем регионе — это отсутствие доверия между странами.

От контроля над вооружениями и до прав человека мы наблюдаем за тем, что существующие принципы и обязательства ОБСЕ ставятся под сомнение или открыто подрываются

Это вредит взаимному доверию, ограничивает возможности для сотрудничества и в конечном счете наносит ущерб нашей коллективной безопасности и стабильности.

Если мы хотим укрепить доверие, преодолеть атмосферу конфронтации и создать стимул для конструктивного сотрудничества, то прежде всего необходимо, чтобы государства-участники выполняли взятые на себя обязательства. Возобновив приверженность и возродив дух компромисса, ОБСЕ сможет лучше подготовиться и отреагировать на новые вызовы по мере приближения 50-летия Хельсинкского Заключительного акта.

ОБСЕ является наилучшей платформой для содействия более плодотворному диалогу и возрождения многостороннего подхода к решению общих проблем безопасности. Организация все-таки играет уникальную роль моста между Востоком и Западом по важным вопросам безопасности и в реализации нашей нормативной базы. ОБСЕ при этом выполняет решающую роль в обеспечении стабильности, когда нарастают разногласия и сужаются другие пути сотрудничества.

Во многих областях такой диалог может незамедлительно пойти на пользу. Например, в борьбе с существующими угрозами в области безопасности, включая предотвращение конфликтов и их урегулирование, в преодолении новых угроз, таких как связь между безопасностью и технологиями, риски из-за изменения климата, а также угрозы терроризма и организованной преступности. Если бы возродился дух компромисса, то ОБСЕ и ее государства-участники смогли бы внести более крупный вклад в решение проблем во всех этих областях.

Что касается саммита ОБСЕ, то решение в этом вопросе принимают сами государства — участники ОБСЕ. Мы продолжаем проводить ежегодные встречи министров иностранных дел ОБСЕ, а послы ОБСЕ встречаются не реже одного раза в неделю.

— Россия регулярно призывает к реформе ОБСЕ. Как вы оцениваете такую инициативу? Нужно ли ОБСЕ принимать собственный устав или вообще проводить какие-либо реформы?

— В работе любой организации всегда есть возможности для улучшения, поэтому предложения о путях укрепления работы ОБСЕ и расширения сотрудничества приветствуются.

Я с интересом следила за предложениями, выдвинутыми Россией в прошлом году, а также за другими инициативами, выдвинутыми государствами — участниками ОБСЕ и Парламентской ассамблеей ОБСЕ.

В ОБСЕ мы всегда работаем на основе консенсусных решений, поэтому любые предлагаемые реформы должны получить одобрение всех 57 государств-участников. Если они согласятся с набором реформ, тогда моя роль в качестве административного главы ОБСЕ состоит в том, чтобы претворить их в жизнь.

— Мирное урегулирование конфликта на Украине зашло в тупик из-за отсутствия единого подхода между представителями Донбасса и Киева на переговорах Трехсторонней контактной группы. Опасаетесь ли вы возможной эскалации конфликта на востоке Украины в 2021 году? Что вы можете предложить для достижения прогресса в урегулировании?

— Люди, живущие в районах, затронутых конфликтом, заслуживают прочной стабильности и безопасности в своей повседневной жизни. До относительно недавнего времени ситуация на востоке Украины оставалась более или менее стабильной с июля 2020 года. Новые события с ростом напряженности и увеличением числа нарушений режима прекращения огня показывают, насколько хрупка ситуация, и очевидно демонстрируют, что необходимы дальнейшие усилия.

Присоединяясь к призывам со стороны многих государств — участников ОБСЕ, я тоже призываю к сдержанности и немедленной деэскалации напряженности. Я также вновь подчеркиваю, что Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ на Украине должен быть обеспечен безопасный, надежный и беспрепятственный доступ на всей территории страны для выполнения ее мандата.

Согласованным путем для движения вперед остаются минские соглашения, состоящие из протокола, меморандума и комплекса мер. Это единственные подписанные сторонами документы, которые предлагают выход из кризиса на Украине и вокруг нее

Периодические возобновления режима прекращения огня демонстрируют, что стороны могут сократить боевые действия, если захотят.

Мы также наблюдали ощутимый прогресс, который оказал реальную помощь людям на местах. Например, в 2020 году при содействии и под наблюдением СММ ОБСЕ около 1500 раз были организованы "окна тишины" — специальные локальные перемирия, благодаря которым удалось отремонтировать критически важную инфраструктуру, обеспечивающую водоснабжение, электричество, газ и связь для 6 млн человек.

Прогресс, достигнутый в деле оказания помощи населению, — это нечто большее, чем просто шаг к разрешению этого кризиса. Я настоятельно призываю все стороны выполнять и полностью соблюдать уже достигнутые договоренности: развести силы и средства, отвести вооружения и провести разминирование, а также обеспечить защиту жизни гражданского населения и ключевой гражданской инфраструктуры.

ОБСЕ, включая шведского председателя, СММ, специального представителя Хайди Грау и координаторов четырех рабочих групп в Трехсторонней контактной группе, в которую входят Украина, Российская Федерация и ОБСЕ, по-прежнему полностью привержена тому, чтобы поддержать стороны в поиске путей достижения прогресса с целью достижения устойчивого урегулирования.

— Председательство ОБСЕ предложило Белоруссии содействие по налаживанию диалога между властями и оппозицией. Минск пока отвергает подобные предложения. Как ОБСЕ может помочь Белоруссии в налаживании такого диалога? Собираетесь ли вы встретиться с министром иностранных дел Белоруссии, чтобы обсудить этот вопрос?

— Как нынешнее, так и предыдущее председательства ОБСЕ — Швеция и Албания — предлагали организовать встречу и поддержать конструктивный диалог со всеми заинтересованными сторонами в Белоруссии. Это предложение все еще остается в силе.

ОБСЕ находится в уникальном положении для оказания помощи, учитывая наш устоявшийся мандат в области демократии и прав человека, а также наши инструменты и механизмы, способствующие диалогу и сотрудничеству.

Однако ОБСЕ не может навязывать себя и свое содействие.

Ситуация должна быть урегулирована в Минске, самим народом Белоруссии и при полном уважении его суверенитета, независимости и прав человека. Мы готовы помочь там, где можем, но долгосрочное решение находится в руках самой Белоруссии и ее народа

У меня нет ближайших планов встречаться с министром иностранных дел Владимиром Макеем, но я, конечно, готова обсудить с ним и с постоянным представителем Белоруссии в Вене вопросы продвижения взаимодействия ОБСЕ с Белоруссией.

— Пандемия COVID-19 ограничила личные контакты и перевела работу ОБСЕ в онлайн-режим. Планируете ли вы посетить Россию в 2021 году?

— Да, поездка запланирована на первую половину года. Конкретные планы поездки будут зависеть от развития ситуации с COVID-19 и связанных с ней ограничений на передвижение.

Это будет мой первый визит в Россию в качестве генерального секретаря ОБСЕ, и я с нетерпением жду встречи с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. А пока здесь, в Вене, я поддерживаю регулярные контакты с постоянным представителем России при ОБСЕ.

Дмитрий Валеев