Все новости

Владимир Илюхин: ВЭФ показал бизнесу, что с ним не в шутки играют, а предлагают поддержку

Камчатка — одно из самых привлекательных для туристов мест в России и уникальный по природным богатствам регион. Инвесторов в рамках второго Восточного экономического форума, который проходит в эти дни во Владивостоке, привлекли возможности вложения средств в индустрию гостеприимства: строительство современных гостиничных комплексов, проекты по развитию ветровой и геотермальный энергетики и сельское хозяйство.

Основные соглашения власти Камчатского края намерены подписать 3 сентября, в пятницу, во второй день работы форума во Владивостоке. Накануне в интервью ТАСС в рамках ВЭФ губернатор Камчатского края Владимир Илюхин рассказал, как власти региона намерены привлечь корейский бизнес к строительству краевой больницы, когда появится инвестор у проекта строительства нового здания аэропорта, станет ли порт Петропавловск-Камчатский конечной точкой Северного морского пути и о том, как сделать Камчатку круглогодичным курортом.

— Сколько соглашений планируете подписать на ВЭФ и насколько они важны для социально-экономического развития региона?

— Мы планируем подписать несколько важных инвестиционных соглашений. В первую очередь с Республикой Корея. В течение нескольких лет пытались с ними сотрудничать, несколько раз презентации проводили, и сейчас главное, чего мы хотим на этом форуме, — подписать меморандум о строительстве краевой больницы с участием представителей Республики Корея. Камчатка находится в активной сейсмозоне, поэтому для региона очень важны все проекты, которые касаются здравоохранения и оказания медицинской помощи.

Мы разработали проект строительства краевой больницы достаточно давно. Сейчас строим сами фактически за счет средств регионального бюджета. Туда вложено уже порядка 500 млн руб. Поддержка федерального центра в финансировании обещана. Я надеюсь, что, может быть, Минздрав России в 2017–2018 годах нам поможет.

Возможность вхождения в проект строительства больницы корейской стороны мы обсуждали достаточно давно. На Камчатку приезжала большая группа из Института развития здравоохранения Республики Корея. Они подготовили свои предложения по финансированию проекта. Суть в том, что наши иностранные партнеры хотят не только привезти свои технологии, связанные со строительством, но и в будущем оснастить больницу современным оборудованием.

Меморандум о сотрудничестве я надеюсь подписать завтра, 3 сентября, в рамках Восточного экономического форума.

— А какой экономический интерес в таком проекте есть для представителей Республики Корея?

— Стоимость всего проекта порядка 11 млрд руб. В перспективе после запуска всех лечебно-диагностических направлений инвесторы смогут обеспечить возврат вложенных денежных средств, я думаю, что это произойдет в течение 10–15 лет.

Сегодня очень много жителей Камчатки ездят в Южную Корею для того, чтобы получить высокотехнологичную медицинскую помощь или пройти медицинское обследование. Но ведь мы можем первичные обследования проводить и на Камчатке. В новой краевой больнице, строительство которой мы начали, для этого предусмотрен большой диагностический блок

Предполагается, что лишь четверть вложенных средств будет потрачена на монтаж, остальное — это оборудование. Один из блоков проекта — диагностический, он достаточно важен для региона. Не секрет, что сегодня очень много жителей Камчатки ездят в Южную Корею для того, чтобы получить высокотехнологичную медицинскую помощь или пройти медицинское обследование. Пока люди летят за помощью и проводят диагностику там же, за рубежом.

Но ведь мы можем первичные обследования проводить и на Камчатке, а в тех случаях, где человеку потребуется высокотехнологичная помощь, направлять людей в Корею.

— Есть ли понимание, сколько времени пройдет от подписания меморандума до реализации проекта?

— Вообще мы рассчитывали на Восточном экономическом форуме выйти на подписание соглашения, но не успели его детально проработать, поэтому пока подписываем меморандум о намерениях.

Однако хочу напомнить, что строительство больницы мы уже второй год ведем за счет собственных средств. Но если допустить вариант, что корейская сторона откажется от участия в проекте, будем искать других инвесторов.

В течение двух последних лет мы рассматривали предложения европейских банков. У них хорошие процентные ставки и условия. Но пока надеюсь, что сегодня Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) — это одна большая семья и что нам поможет корейская сторона.

— Какие еще проекты вы планируете подписать на ВЭФ?

— Планируется подписание еще одного соглашения с Республикой Корея. Его намерена заключить камчатская компания "Город 415". Это соглашение о строительстве рыбоперерабатывающего завода и завода по изготовлению жестяно-баночных изделий. Сумма инвестиций — около 600–700 млн руб. Этот проект тоже уже в стадии реализации, идет оформление земельного участка. На это и другие процедуры, по нашим подсчетам, уйдет около трех-пяти месяцев. После этого можно начинать строительство.

— Как идет работа над созданием концепции свободного порта Петропавловск-Камчатский?

— Стоит сказать, что сам факт обсуждения и реализации проектов свободных портов, территорий опережающего развития (ТОР) стал возможен именно благодаря Восточному экономическому форуму. После прошлогоднего форума бизнес понял, что никто с ними в шутки играть не собирается, что есть серьезные предложения федеральных властей и регионов и их нужно реализовывать. Основное количество резидентов ТОР "Камчатка" появилось именно после ВЭФ-2015. Второе — заработало понятие "свободный порт".

Петропавловск-Камчатский сегодня имеет статус свободного порта, при этом он является частью свободного порта Владивосток. Концепция развития нашего порта — туристско-логистическая. Мы изначально, когда еще заявлялись на присвоение статуса свободного порта, имели в виду, что это будет некий комплексный подход к решению проблемы, связанной с логистикой и с развитием туристической отрасли в крае.

Дело в том, что Петропавловск-Камчатский морской торговый порт и Морской вокзал Петропавловска-Камчатского, строительство которого мы сегодня заканчиваем, не смогут полноценно работать без авиационной составляющей, так как многие туристические группы прибывают к нам самолетами, а дальше отправляются в путешествие на круизных лайнерах.

Между тем аэропорт Петропавловск-Камчатский территориально находится в городе Елизово Елизовского района, в 30 км от краевой столицы.

Кроме того, у нас ведь существует ТОР "Камчатка". Она включает в себя практически всю территорию Петропавловска-Камчатского, а пересекать зоны со свободным портом нельзя. Именно поэтому, чтобы избежать накладок, мы предложили включить в территорию свободного порта Петропавловск-Камчатский и Елизовский район, на территории которого могут расположиться резиденты свободного порта.

Мы обсудили эту возможность с главой Минвостокразвития Александром Галушкой, председателем Совета по развитию свободного порта. И решение практически принято. Сейчас мы оформляем его надлежащим образом и в течение ближайших двух месяцев, я думаю, Елизовский район войдет в свободный порт Петропавловск-Камчатский.

Более того, у нас уже есть пять потенциальных резидентов свободного порта в Елизовском районе.

Благодаря тому, что мы распространим режим свободного порта на аэропорт, туристы, проходящие через территорию свободного порта, смогут пользоваться правом безвизового пребывания на территории в течение восьми суток.

— Кто сегодня уже заявился как резидент свободного порта, что это за компании и кто может войти в число будущих резидентов?

— Это преимущественно наш камчатский бизнес, в том числе тот, кто захотел строить отели в Петропавловске-Камчатском. Одним из резидентов готова стать компания "Витязь-аэро". Она уже начала строить отель на 140 мест в центре краевой столицы  на озере Култучное.

Пока бизнесу не очень выгодно строить отели на Камчатке, потому что турбизнес у нас сезонный, не круглогодичный. В прошлом году нам удалось переломить ситуацию. Стали популярны зимние туры: катание на горных лыжах и сноубордах, снегоходные путешествия, катание на собачьих упряжках. Этой зимой у нас был построен первый в России иглу-отель

Мы приветствуем вхождение инвесторов в индустрию гостеприимства на Камчатке, потому что с отелями, тем более высокого уровня, у нас, как и почти во всех регионах Дальнего Востока, большая проблема.

Мы уже несколько лет ведем переговоры с разными бизнесменами, однако отельеры — представители мировых брендов не спешат заходить к нам. Пока бизнесу не очень выгодно строить отели на Камчатке, потому что турбизнес у нас сезонный, не круглогодичный.

В прошлом году нам удалось переломить ситуацию, и туристы начали приезжать к нам не только в летние месяцы. Стали популярны зимние туры: катание на горных лыжах и сноубордах, снегоходные путешествия, катание на собачьих упряжках. Этой зимой у нас был построен первый в России иглу-отель. Только за прошлый год турпоток на Камчатку вырос в три раза и составил 180 тыс. человек.

Поэтому у нашего бизнеса появился интерес к региону. В конце августа на Камчатку с визитом прибыли и иностранные отельеры — это представители крупных сетей Hilton Worldwide и Сarlson Rezidor. Мы провели переговоры. Они ждут, когда на Камчатке турпоток вырастет настолько, чтобы отели заполнялись семь-восемь месяцев в году.

— Недавно правительством была утверждена новая редакция программы социально-экономического развития Дальнего Востока. Как это может повлиять на дальнейшие планы развития региона? Например, думаете ли над созданием еще одной ТОР?

— На сегодняшний день идеология развития Дальнего Востока такова, что единственный перспективный путь — это создание ТОР.

Наша ТОР "Камчатка" — это комплексная территория, работа над развитием которой находится в активной стадии. Сейчас в ТОР уже есть достаточное количество резидентов, вместе с потенциальными — более 20. Мы выбрали для ТОР "Камчатка" основные направления: туристско-логистическое, транспортное, агропромышленное, но вместе с тем у нас очень хорошо растет горнорудная промышленность.

Сегодня Камчатский край добывает золото и серебро. Поэтому, я думаю, что появятся новые предложения, связанные с развитием горнорудной промышленности. И я не исключаю возможность создания новой ТОР, ориентированной на развитие горнорудной промышленности. Но прежде чем мы начнем двигаться в данном направлении, нужно понимать, когда у нас появится первый потенциальный резидент.

— Ведете ли переговоры с новыми авиаперевозчиками о работе в регионе после завершения строительства нового аэровокзала?

— Мы вели переговоры с корейской, китайской, японской сторонами, с Росавиацией. Причем мы не ведем разговор о введении режима "открытого неба". Мы предлагали дать возможность иностранным компаниям зайти к нам на российский авиарынок.

Камчатка уже много лет занимается организацией чартерных программ с Японией, Кореей, Китаем. И хотелось бы поставить эти маршруты на регулярное авиасообщение, так как эти направления интересны людям. Я патриот, но мы должны понимать, что в летний период нам явно не хватает авиасообщения со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Камчатцы сейчас вынуждены летать в Японию, Китай, Корею через Хабаровск или Владивосток; мы бы хотели, чтобы были прямые рейсы с Камчатки за границу.

— Накануне ВЭФ на брифинге журналистам вы сообщили, что процесс поиска инвестора для строительства нового аэровокзала аэропорта Петропавловск-Камчатский находится в завершающей стадии. Кто сейчас может выступить инвестором и с кем вы ведете переговоры?

— У нас сегодня есть четыре потенциальных инвестора. Все — крупные российские компании. Но кто они, мы пока держим в секрете.

Сейчас мы проводим работу по разделению "Камчатского авиапредприятия" на авиапредприятие, которое будет заниматься полетами, и Международный аэропорт Петропавловск-Камчатский. Процедура должна завершиться к декабрю этого года. Сразу после регистрации Международного аэропорта Петропавловск-Камчатский как юридического лица мы объявляем конкурс для инвесторов на строительство нового аэровокзального комплекса.

Ориентировочно это произойдет в первом квартале 2017 года. Потенциальные инвесторы уже извещены о предварительных сроках проведения конкурса. Все те, с кем мы вели переговоры, уже знают об этом и ждут.

При этом, так как проект комплекса уже готов и прошел экспертизу, я надеюсь, что уже в декабре "Камчатское авиапредприятие" начнет проводить земельные работы, чтобы инвестор, когда он будет определен, пришел на готовую площадку и сразу начал работы. Кстати, в конце сентября мы будем проводить роут-шоу в Москве. Его участниками будут потенциальные инвесторы нового аэропорта в Петропавловске-Камчатском.

— И тогда уже вы сможете более предметно рассуждать о переговорах с авиаперевозчиками?

— Безусловно. Они уже сейчас проявляют интерес, потому что Петропавловск-Камчатский находится в достаточно активной зоне авиаперевозок. Например, все авиакомпании, кто сейчас работает с Америкой, летают туда через нас. Со строительством аэровокзального комплекса мы сможем предоставлять услуги по дозаправке самолетов и их обслуживанию. У нас есть все шансы увеличить пассажиропоток в аэропорту до 1 млн человек в год; сейчас он составляет около 500 тыс. человек в год. 

— Какие российские авиаперевозчики сейчас обеспечивают полеты между Камчаткой и материковой частью страны?

— Ранее достаточно большое количество перевозок осуществляла авиакомпания "Трансаэро". Могу сказать, что жители Камчатки жалеют об ее уходе. 

Жители Камчатки жалеют об уходе "Трансаэро". Это была хорошая компания с приемлемыми ценами и высоким уровнем обслуживания. Ее заместила авиакомпания "Россия", однако нареканий от пассажиров по цене/качеству в ее адрес сейчас звучит много. От нее и других авиакомпаний люди ждут уменьшения стоимости перелетов, а этого не происходит

Это была хорошая компания с приемлемыми ценами и высоким уровнем обслуживания. Ее заместила авиакомпания "Россия". Мы вышли сейчас на такое же количество рейсов, которые выполняла "Трансаэро", однако нареканий от пассажиров по цене/качеству в адрес компании "Россия" сейчас звучит много. Мы говорили об этом с представителями авиакомпании, но они работают по своим стандартам.

Помимо этого у нас сохранились и прежние перевозчики. К нам летает "Аэрофлот", "Аврора", "Вим-авиа" и "Сибирь". По количеству рейсов претензий нет. Но люди ждут уменьшения стоимости перелетов, а этого не происходит. Летом стоимость билетов в Москву обходится иногда от 70 тыс. рублей в одну сторону. Мы очень надеемся на приход новых авиакомпаний, в том числе компаний из АТР. Полагаем, что это позволит скорректировать цены на авиаперевозки, они будут дешевле.

— Ранее СМИ писали о том, что у региона проблемы с освоением средств федерального бюджета на реализацию дорожных программ. Удалось ли ликвидировать отставание к 1 сентября? На каком сейчас этапе находится реконструкция дороги Петропавловск-Камчатский—Мильково—Ключи—Усть-Камчатск, а также строительство автозимника продленного действия село Анавгай — поселок Палана?

— Никаких проблем не было. У нас было несколько объектов, строительство которых переходило с 2015 на 2016 год, эти деньги были подтверждены в рамках контрактов. Мы осваиваем все средства, которые выделяются по линии Росавтодора, также вкладываем и свои.

В этом году около 1 млрд руб. направлено на развитие дорожной сети и благоустройство населенных пунктов края. В рамках комплексного подхода освоения средств и благоустройства территории было принято решение брать конкретный населенный пункт, район и наводить там за год полный порядок: от строительства ливневой канализации до укладки асфальта, которого во многих поселках никогда не было.

В этом году немалые средства по программе благоустройства выделены Соболевскому району. К концу осени там должны появиться асфальтированные проезды с тротуарами, линиями наружного освещения. 

Мы заинтересованы в том, чтобы Росавтодор выделял нам больше средств, с их помощью мы надеемся в ближайшие пару лет полностью заасфальтировать дорогу Петропавловск-Камчатский—Мильково протяженностью 300 км.

Мы продолжаем строительство автозимника продленного действия Анавгай—Палана, который фактически соединяет территории бывших Камчатской области и Корякского автономного округа и является единственной наземной транспортной артерией между ними.

Мы уже построили там 17 мостовых переходов и обустроили дорогу на участке Тигиль—Палана, чего никогда не было. Остался участок протяженностью 220 км между Анавгаем и Тигилем. Там предстоят непростые работы, это же тундра, это Север. Но для жителей Корякии это дорога жизни. И мы должны сделать так, чтобы дорога работала круглогодично.

Сейчас по этому пути можно проехать только в зимние месяцы, так как некоторые ее участки приходится накатывать по снегу. С окончанием работ проезд будет круглогодичным.

В последние годы мы уделяем большое внимание строительству новых дорожных развязок в Петропавловске-Камчатском и городе Елизово. Сейчас только в краевой столице одновременно мы строим четыре новые дорожные развязки. С вводом их в эксплуатацию мы сможем избавить горожан от пробок, так как нынешняя схема движения, построенная несколько десятилетий назад, не справляется с транспортным потоком.

— Есть ли какие-то конкретные сроки прихода на Камчатку судна лихтеровоз "Севморпуть"? Какие перспективы открываются перед регионом и будете ли вы инициировать новые проекты, которые могут быть реализованы через Северный морской путь, призванный связать Камчатку и Мурманск?

— Ранее этой ситуацией занималась Корпорация арктического совета. Прозвучало предложение, чтобы лихтеровоз "Севморпуть" пришел неким пробным рейсом в Петропавловск-Камчатский.

У нас уже есть опыт в части организации работы транспортных судов. Два года назад рыбопромышленники пытались морем перевозить рыбную продукцию из Петропавловска-Камчатского в Санкт-Петербург и им это удалось. И вот в части освоения Северного морского пути было озвучено предложение сформировать груз и доставить его на лихтеровоз "Севморпуть" на Камчатку для дальнейшей переработки здесь и отправки в страны АТР.

Представьте, сейчас рыбу в центральные районы нам приходится доставлять через Владивосток. Оттуда в регионы она идет железнодорожным транспортом. Часто возникают проблемы с наличием контейнеров, они забиты.

Но я бы не стал говорить, что это произойдет в ближайшее время. Мы заинтересованы в том, чтобы порт Петропавловск-Камчатский стал портом-хабом и окончательной точкой Северного морского пути. Это позволит проводить в порту перевалку груза для стран АТР, тем более что после реконструкции порта, которая начнется в скором времени, мы можем нарастить  объемы до 8 млн тонн грузов. Это серьезный рывок, но это в будущем.

Мы два года пытались переориентировать наш бизнес на работу с российскими покупателями. Удалось нарастить объемы сбыта рыбопродукции в России с 20% до 25%. Однако бизнес ждать не может, ему нужна прибыль. И в этом мог бы помочь Северный морской путь.