Все новости
Обновлено 

Владислав Мартынов: президентские выборы на блокчейне — это вполне возможно

Владислав Мартынов Сергей Фадеичев/ТАСС
Владислав Мартынов
© Сергей Фадеичев/ТАСС

Весенний рост курса биткойна спровоцировал в России обсуждение государственного регулирования криптовалют. Замглавы Центробанка РФ Ольга Скоробогатова предлагала приравнять криптовалюты к цифровому товару. Минфин — разрешить работать с ними профессиональным инвесторам. В начале сентября ЦБ попытался снизить ажиотаж, заявив о преждевременности легализации оборота криптовалют и напомнив о рисках. Тем временем на Дальнем Востоке уже строится майнинг-центр на базе платформы "Восход", хотя без законодательства он работать не сможет, несмотря на то, что это государственный проект (реализуется Внешэкономбанком через Фонд развития Дальнего Востока). В рамках Комитета Госдумы РФ по финансовому рынку создана рабочая группа для подготовки проекта закона о легализации и регулировании криптовалют. О том, что нужно учитывать при разработке нормативной базы, рассказывает в интервью ТАСС член наблюдательного совета фонда Ethereum Владислав Мартынов.

— Сейчас в РФ на повестке вопрос, нужна ли легализация криптовалют, и если да, то как это сделать? По первому вопросу консенсус более-менее очевиден — легализация нужна, по второму подход не найден даже на уровне понимания. 

— Легализация нужна. А понимания, как это сделать, пока нет, потому что нет единой точки зрения среди представителей власти — зачем она нужна государству и как именно создать правовую базу в стране, чтобы использование технологий блокчейн и криптовалют дало качественный скачок в развитии страны.

Технологически криптовалюта является лишь одним из сценариев использования технологии блокчейн.

Изначально массовое прикладное применение блокчейна предполагалось как раз для работы с криптовалютой, биткойном — как дешевым и анонимным инструментом расчетов. Сейчас на первый план выходят другие сценарии его использования. Зачем нужен блокчейн в бизнесе и госуправлении — отдельная тема, если кратко — для обеспечения прозрачности действий компаний и госструктур, для повышения уровня доверия и снижения издержек. То есть заинтересованные в этом участники проекта объединяются в блокчейн-сеть и ведут в ней весь документооборот, занося туда информацию о своих юридически значимых действиях.

Поэтому и нужно говорить о том, что легализовать криптовалюты нужно для того, чтобы дать возможность развиваться не майнингу, в том числе государственному, а блокчейн-технологиям. Без создания правил регулирования криптовалют этом нереально.

При этом тема подготовки правовой базы непростая, нужно очень глубоко понимать, что такое и как работает криптоэкономика. Во всем мире есть буквально 10–15 человек, которые способны представить действие ее механизмов на детальном уровне, понимают математику, которая за этим стоит, как это будет отражаться в реальной жизни, понимают теорию игр и поведенческие модели людей.

— Как обеспечиваемая блокчейном прозрачность изменит экономическую картину мира — примерно понятно. Прозрачные госзакупки, прозрачная конкуренция. Люди тоже изменятся?

— В цифровом мире люди ведут себя иначе, чем в физическом.

Как только появляется анонимность (другой элемент ряда блокчейн-технологий, возможный, но не обязательный — прим. ТАСС), появляются новые поведенческие модели, модели взаимодействия людей и, как следствие, новые экономические модели. Поэтому задачей визионеров будет смоделировать, как государство будет существовать в этом цифровом мире, что надо поменять в законодательстве, чтобы этот мир активно развивался, но при этом не было хаоса и люди были по-прежнему защищены.

— Возможно ли, внедряя блокчейн в госуправление, сохранить децентрализацию как принцип системы и при этом обеспечить задачу контроля со стороны государства?

— Скорее всего, роль государства сильно поменяется — ряд вопросов будет решать программный код и искусственный интеллект, а не конкретный человек, чиновник. Государство будет задавать правила игры, а программисты — создавать программное обеспечение, которое работает на блокчейне и в автоматическом режиме выполняет те функции, которые сейчас находятся в ведении государства: социальные, правоохранительные и другие.

Например, защита финансовых интересов граждан: уже сейчас на криптобиржах есть механизм страховых депозитов, аналогичный системе страхования вкладов. Когда кто-то взламывает кошелек клиента биржи и похищает из него деньги, пострадавшему автоматически переводится аналогичная сумма из такого депозита.

— А как совместить при этом интересы всех участников: и государства, и бизнеса, и частных лиц? Или хотя бы минимизировать конфликтные моменты вроде прекращения анонимности, налогообложения и пр.?

— Решения по налогообложению уже есть. Если ты покупаешь валюту на криптобирже, то при регистрации заполняешь анкету (биржи работают по принципу KYC, know your customer, "знай своего клиента" — прим. ТАСС). Ряд бирж по запросу налоговой предоставят эту информацию, а также данные о транзакциях, из которых можно понять, какие доходы ты получил при торговле криптовалютой.

Если ты заработал криптовалюту через майнинг, то ты никому не предоставляешь свою информацию, и начислить на тебя налог будет сложно.

Но можно включить добычу криптовалют в список предпринимательской деятельности, выдавать патенты индивидуальным майнерам и ввести лицензирование криптовалютных ферм. Добыча криптовалюты на нелицензированной ферме — это будет то же самое, что производство контрафактного алкоголя. Я лично считаю такой подход правильным — вопрос в том, что надо иметь разумные налоговые ставки, чтобы не убить эту тему.

Переводы криптоденег с кошелька на кошелек анонимны, и здесь возникает лазейка для тех, кто хочет уйти от налогов. Но тем не менее биржа все равно сможет отследить, на чей именно кошелек ты перевел деньги, и, соответственно, передать данные заинтересованным госслужбам.

Проблемы начинаются там, где нужно отследить переводы между кошельками, владельцами которых могут быть люди, нарушающие закон: мошенники, террористы. Вопрос в том, как отследить злоумышленника, если кошелек анонимный и человек запутывает следы через VPN. Что касается преступников, взламывающих кошельки и похищающих из них деньги, то, возможно, способ борьбы с ними будет цифровой — через программный код. Тогда правонарушение можно будет по каким-то признакам предотвратить, заблокировать или "откатать" противоправную транзакцию обратно.

Если говорить о терроризме, тут вопрос в том, кто является первым звеном цепочки финансирования лиц из списка Росфинмониторинга. Но решение обязательно будет найдено, потому что мы находимся на начальном этапе развития технологий, и без него, по большому счету, никто их развивать не будет.

— Обычная валюта имеет материальное обеспечение. Принято говорить, что у криптовалюты его нет, но, возможно, в данном случае надо выработать другой базовый подход к этому понятию — возможно, несколько расширить его?

— Традиционная фиатная валюта раньше была обеспечена золотом. Сейчас она привязана к росту ВВП и макроэкономическим показателям конкретной страны и отражает условное понимание того, насколько сильна ее экономика. И то не всегда: есть страны, демонстрирующие значительный рост, и при этом их валюты не котируются так, как доллар США, страны с самым большим объемом госдолга. Или из-за политической ситуации и рисков валюта конкретной страны оценивается ниже, чем должна бы. Уровень реального обеспечения фиатной валюты сопоставим с обеспечением криптовалюты, то есть ненамного сильнее.

Фиатная валюта так же, как и цифровая, виртуальна и не имеет того материального обеспечения, которое имела раньше, когда государство гарантировало обязательства по эмиссии золотым запасом.

Что касается криптовалюты, то она обеспечена технологией, которая за ней стоит, количеством людей, которые ее используют, объемом инвестиций, которые делаются в стартапы через криптовалюту, и количеством приложений, которые появляются на технологии блокчейн. Если технология работает, у нее сотни тысяч пользователей, если есть экосистема, состоящая из майнеров, инвесторов и ICO, стартапов, и все это растет и развивается — с моей точки зрения это как минимум сопоставимо с условной обеспеченностью нынешних фиатных валют. Конечного обоснования материальной ценности нет ни у той, ни у другой.

— Как посчитать справедливую стоимость криптовалюты? Одни говорят, что она должна стоить ноль, другие — что она просто будет расти вечно, но ни у кого нет обоснования своих оценок.

— Справедливая стоимость как в фиатной, так и в криптовалюте определяется спросом и предложением в конкретный момент времени. Да, в криптовалюте волатильность намного больше, потому что рынок только зарождается, он не окреп, емкость этого рынка значительно меньше рынка фиатных валют и любое событие является в его масштабах значимым. Но как только будет больше тех, кто работает в этой экосистеме, когда мы переживем все "детские болезни", тогда и волатильность снизится.

Хотя в долгосрочной перспективе все равно будет расти вверх — это мое убеждение.

— Весенний скачок курса биткойна, рост и снижение эфира — чем они обусловлены, можно ли прогнозировать динамику и от чего вообще зависят курсы криптовалют? Можно ли провести параллели с зависимостью биржевых курсов от макроэкономических событий?

— Нет, нельзя. Политические события и события из реального сектора экономики не влияют напрямую на курсы криптовалют. За одним только, может быть, исключением: чем больше кризисов в реальной экономике, тем больше люди ищут альтернативные формы и объекты для инвестиций, в том числе в криптовалюты и цифровой мир.

Сейчас все бурно развивается, и любая новость — хорошая или плохая — двигает курс резко вверх или вниз

 На цифровой мир и, как следствие, на рост курсов криптовалют может повлиять очередной технологический прорыв. Появление, к примеру, Ethereum резко подтолкнуло вверх курсы всех существовавших на тот момент криптовалют. Потому что технология доказала возможность смарт-контрактов, и это убедило людей в том, что за нею — будущее. Цены поднялись. Запустили концепцию ICO — через них пошли деньги в стартапы — взлетела цена эфира. Япония одобрила оборот биткойна — его цена тоже стала подниматься и потянула за собой остальные валюты. На положительную динамику курса также влияет рост экосистемы: больше стартапов, разработчиков, пользователей, точек продаж, где можно расплатиться криптовалютой, больше качественных ICO компаний — выше капитализация технологии и, соответственно, курс основанной на ней криптовалюты.

Фактором снижения курса являются в основном инциденты: взломали очередную биржу — курс пошел вниз. Потому что люди засомневались в будущем технологии ввиду ее несовершенства. Однако чем дальше это будет развиваться и чем больше людей будет приходить в эту область, тем более стабильным будет становиться рынок. Соответственно, "подвинуть" его будет сложнее. Сейчас вложил кто-то $100 млн в криптовалюту — и сразу рынок взбодрился и резко идет вверх.

— Есть "миф", что майнинг уже не дает сверхприбыли. Так ли это и почему?

— Это не миф, я с этим согласен. Более того, я думаю, что майнинг — это вообще достаточно бесперспективная с точки зрения заработка тема. Пока что это выгодно, потому что добыча криптовалют происходит через концепцию proof of work — когда количество верификацируемых транзакций и, соответственно, размер дохода зависит от вычислительной мощности оборудования, компьютера, майнинговой фермы. Хотя на самом деле для самой верификации мощность не важна: сейчас большинство вычислительных и энергетических ресурсов тратится на то, чтобы выиграть своего рода "тендер" на выполнение этой "работы" в конкурентной борьбе с другими участниками. Чтобы тебе на узел попало больше транзакций и получить более высокий доход, тебе надо иметь мощное оборудование, который быстрее найдет эту "работу". Кстати, именно этот этап добычи криптовалют называется майнингом.

В будущем планируется изменить подход.

В новой концепции, которая называется proof of stake, количество верифицируемых транзакций зависит от текущего баланса счета участника блокчейн-сети. То есть он кладет на депозит своего счета какое-то количество криптовалюты, и в зависимости от этой суммы ему выпадает возможность верифицировать определенное число транзакций. Алгоритм верификации более простой, вычислительная мощность уже не обязательно должна быть супербольшой. И это, похоже, большая новость, потому что в России сейчас майнинг вызывает ажиотаж. Многие призывают к тому, чтобы мы становились вторым майнинговым центром после Китая. Люди, которые так говорят, до конца не понимают, куда движется блокчейн как технология, и живут в каменном веке, хотя мы находимся уже в железном.

В proof of stake прибыль для участников будет, но меньше, чем сейчас, при майнинге. Майнинг станет более массовым. Любой человек, имеющий вычислительное оборудование, — домашний компьютер, смартфон, интернет-роутер — сможет использовать мощности, чтобы получать прибыль.

— Насколько эффективно ICO как инструмент привлечения финансирования? Для каких компаний? Кому есть смысл вкладываться в токены: это массовый инструмент или профессиональный?

— Инструмент — эффективный и перспективный для тех компаний, стартапов и проектов, которым обычные средства привлечения финансирования недоступны. Пока это не массовая история, хотя сейчас очень много ICO-проектов. Те, кто в них инвестирует, очень сильно рискуют: многие компании — умышленно или нет — привлекают деньги под "сырые" проекты, с высоким риском невозврата. 

Почему так происходит: ICO был задуман как своего рода договор на льготную покупку токенов — собственной "внутренней криптовалюты" проекта, которую можно будет обменять на обычную криптовалюту или фиатные деньги, когда проект заработает и компания начнет оказывать услуги и/или продавать продукт. После запуска продукта спрос на токен должен повышаться. В результате курс токена вырастет, и те, кто покупал токены по стартовой цене, получат доход за счет курсовой разницы при их обмене.

Если цель токена — расплачиваться с майнерами за верификацию транзакций, значит, чем больше будет транзакций, тем выше будет спрос и, соответственно, цена. Если смысл токена — получить услуги по льготной цене, то цена токена и его востребованность будут расти по мере роста востребованности услуги. Если стоимость токена привязана к реальным активам — золото, нефть и так далее — и напрямую зависит от их стоимости, значит его роль — гарантийное обеспечение определенных транзакций в цифровом мире. Тогда ваш токен должен активно использоваться в таких транзакциях.

Еще есть токены, которые дают возможность получать комиссию от дохода компании или которые дают право голоса при принятии инвестиционных решений в децентрализованных автономных организациях.

При этом многие ошибочно полагают, что токены являются аналогом акций. Да, авторы проектов ICO пишут так называемые white paper — документы, которые описывают коммерческие, технологические и финансовые детали проекта и в этом смысле похожи на инвестиционные декларации. Но покупка токена не дает никакого права ни на дивиденды, ни на долю в капитале компании.

Формально токен — это некий инвестиционный взнос и чисто спекулятивный инструмент, который только предполагает, что курс будет расти и на этом можно будет заработать

А это произойдет только после того, как услуга или продукт будет запущен, на него будет спрос, бизнес-модель будет работать, приносить прибыль. 

В идеале до того, как люди отдают проекту деньги, должны происходить верификация бизнес-модели и подтверждение репутации команды. Токены должны быть интегрированы в бизнес-модель и носить коммерческий и/или технологический, а не только спекулятивный смысл.

Словом, вопросы пока есть, но этот инструмент однозначно должен развиваться. Это может снять проблему ограничения и неравенства доступа к глобальному капиталу, которая сейчас существует, ускорить развитие инновационных hi-tech-компаний, в том числе малого и среднего бизнеса.

— Известно, что взлом и кража средства из биткойн-кошельков — довольно распространенное явление. В силу анонимности доказать вину злоумышленника невозможно даже гипотетически. Насколько серьезная это проблема, хищение киберденег, и какие подходы к ее решению не лишены смысла?

— Самый незащищенный способ хранения криптовалют — это держать их в "кошельке" на криптобирже. Там происходят все крупные взломы, поэтому некоторые страны требуют от бирж, которые находятся у них в юрисдикции, создавать у себя страховые депозиты. Из депозитов потом компенсируют потери клиентов. Сейчас, когда происходят атаки на биржи и кошельки, самого злоумышленника найти сложно, но иногда с помощью программных средств можно заблокировать вывод этих денег. Можно даже попытаться вернуть хозяину, именно с помощью программного кода.

Второй — более защищенный уровень — это хранить деньги в отдельном, внешнем "кошельке" в телефоне, на компьютере. Это специальные программы, которые защищены гораздо лучше.

Третий вариант — так называемый hardware wallet, когда сам кошелек или доступ к нему обеспечен при помощи внешнего USB-устройства. Я пока не слышал о прецедентах взлома такого кошелька.

— Еще один вопрос — как быть с противоправным контентом. Записанная в блокчейн-систему информация неизменяема, при этом Ethereum известен как платформа, сотрудничающая с властями. Нет ли здесь угрозы конфликта, когда проект, созданный на его базе, попросят удалить "противоправный" контент, а система ни физически, ни принципиально сделать этого не сможет?

— Такой же вопрос возник, когда появился и начал активно развиваться интернет. Было много противоправного контента, но было найдено решение, как минимизировать влияние этого контента на аудиторию. Что касается нас, то Ethereum Foundation — это некоммерческий фонд, создающий открытую технологическую платформу для децентрализованной (не имеющей единого центра управления — прим.  ТАСС) сети, поэтому как-то влиять на ее работу и на контент, который в ней сохранен, мы не сможем.

Более того — ответа на вопрос, как это сделать в условиях децентрализации, пока нет в принципе.

Думаю, как вариант можно будет закладывать в алгоритм работы сети критерии и правила, которые будут фильтровать контент.

В основе принципов работы системы лежит открытость сети и равноправие ее участников. То есть можно предположить, что сначала они сами будут принимать решение о том, что такое противоправный контент, что допустимо, а что — нет. Затем они же будут регламентировать технологию фильтрации, которая на практике будет управляться программным кодом.

При всех не решенных пока вопросах технология распределенного реестра и платформе Ethereum, о которых мы рассказываем представителям власти многих государств, имеет свои безусловные плюсы. Эта технология сделает мир лучше, а страны, где ее научатся активно и эффективно применять, сделают рывок вперед в экономическом и политическом развитии и станут более конкурентоспособными. Качество жизни их граждан будет выше.

— О политике и качестве жизни — в 2018 году в России пройдут президентские выборы. Их тоже можно сделать на блокчейне?

— В 2018 году, наверное, уже вряд ли, но в принципе это вполне возможно. Россия — как первая страна, которая внедрит систему регистрации голосов и подведения итогов выборов на основе блокчейн-технологии, — сможет полностью обезоружить всех, кто подвергает сомнению результаты выборов.

Вообще сценариев использования технологии распределенного реестра очень много. Это понимают во многих странах, и для нас сейчас очень важно быстро подготовить качественную и рабочую правовую базу и внести изменения в законодательство, которые бы позволили активно развивать и внедрять решения на ее основе.

Беседовала Мария Румянцева