Все новости

Посол Венесуэлы в РФ: у Мадуро есть мирный план

Карлос Рафаэль Фариа Тортоса Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС
Описание
Карлос Рафаэль Фариа Тортоса
© Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Посол Венесуэлы в России Карлос Рафаэль Фариа Тортоса рассказал в специальном интервью ТАСС о настроениях правительства Николаса Мадуро, судьбе активов республики и провокациях стран Запада.

— Господин посол, как в нынешних условиях проходит подготовка к военным учениям, запланированным на начало следующего месяца? Ожидается ли участие или поддержка государств — партнеров Венесуэлы? Готова ли будет армия Венесуэлы дать отпор западной стороне, если военное столкновение окажется реальностью?

— По поводу военных учений. Они еще не стартовали, как положено, но как мы видим — в течение последних трех дней президент Мадуро провел встречи с военными в разных местах, так что учения уже идут. Пока никто не говорит об участии других стран, об этом положено сообщать нашему министру вооруженных сил, но пока речь идет только об учениях с участием собственных вооруженных сил. Готовы ли мы? Конечно.

Мы готовы защищать нашу Родину любой ценой

Наш президент постоянно очень четко на это указывает. Мы не позволим какой-либо стране вторгнуться, даже если она такая мощная, как США, хотя мы не думаем, что США будут напрямую участвовать. Но при любом сценарии мы готовы защищать нашу Родину. Хотя надо сказать, что сценарий, в котором президент Мадуро уверен, — мы должны решить все проблемы в полном мире. Наш сценарий и наше желание, чтобы это было так.

— Ранее помощник президента США по безопасности Джон Болтон как бы невзначай продемонстрировал журналистам запись в блокноте "5000 солдат в Колумбии". Как в Каракасе оценивают этот жест? Есть ли такая вероятность?

— Безусловно, это сигнал, это не было случайно. Это было придумано так, чтобы все говорили, писали об этом, и, конечно, это часть очень хорошо подготовленного плана, чтобы наращивать давление и чтобы мы испугались этого. Но наше государство четко знает, что делать в этих случаях. Кстати, надо сказать, я прочитал, что в Колумбии отметили, что они ничего об этом не знают. Конечно, если бы знали, они бы тоже не сказали. Но хорошо, что они говорят публично, что не поддерживают такие военные действия против нашей страны.

— Можно ли говорить о том, что президент Мадуро контролирует ситуацию? Есть ли у него план на случай обострения ситуации?

— План нашего президента остается прежним. Нужно все решать конституционным путем. Ничего кроме этого мы не будем обсуждать. Наша конституция гласит, что президент — это тот человек, который участвует в выборах и получает большинство голосов. Поэтому то, что у нас появился самопровозглашенный депутат, который хочет объявить себя президентом страны, — это неконституционно. Мы считаем его преступником. Он узурпирует функции президента. Наш Верховный суд уже выступил по этому поводу, и начинается расследование. План президента Мадуро — решать все конституционным путем, и он всегда открыто занимает свою позицию — решать все с помощью диалога.

Мы видели примеры в Афганистане, Ираке, Ливии, Сирии, видели, как такие ситуации выливались в широкомасштабные конфликты. Но мы рассчитываем, что международное сообщество будет продолжать поддерживать нас. Мы увидели, как даже небольшие страны Карибского бассейна, Африки и других континентов очень смело высказывали свою поддержку венесуэльскому народу и призывали к диалогу, вместо попыток вмешательства. Они призывали уважать нашу конституцию. Мы видим, как в этом плане помогает Российская Федерация, Китай, Белоруссия, Индия, Иран. Такая поддержка поможет избежать подобного конфликта.

— Ряд европейских стран выдвинули ультиматум о назначении новых выборов в течение восьми дней, реальна ли возможность их проведения?

— Это вне конституции. Наша конституция гласит, что президент выбирается каждые шесть лет, и следующие выборы должны быть в 2025 году. Мы не принимаем заявления подобным языком, никакая страна не может указывать, что нам делать. Мы независимый народ и государство. У нас есть собственная политика. То, что они пытаются указывать, — это пустые слова для нас.

— Ощущается ли поддержка России в этот период? Обращался ли президент Мадуро за конкретной помощью к Москве? Отправляла ли Россия сотрудников частных военных компаний для охраны президента Мадуро или это лишь домыслы?

— Конечно, мы очень высоко ценим и постоянно глубоко благодарны за выступления российского государства, в частности в лице министра иностранных дел. В Москве каждый день выступают и стараются помогать решать ситуацию в Венесуэле мирным путем и, конечно, осуждают заявления и выступления США в этом плане. Сергей Лавров высказался, что уже ясны действия США. Они уже не прячутся за занавесом — мистер Трамп как президент, Помпео как госсекретарь, да и другие чиновники правительства США.

Что касается слухов о частных военных компаниях, у нас никаких подтверждений, этого не проходило, не было. Не знаю, откуда берут. Думаю, что это все-таки часть такой провокационной пропаганды.

— Самопровозглашенный президент Гуайдо получил доступ к части государственных активов, которые хранились на счетах американских банков и Федерального резервного банка Нью-Йорка. Есть риск, что остальные активы также искусственно могут быть переданы оппозиции? Предпринимаются ли попытки предотвратить это? Как обстоят дела с золотовалютными запасами Венесуэлы? Что намерен предпринять президент для обеспечения их сохранности?

— Вы знаете, очень наивно полагать, что правительство США позволит использовать эти деньги для помощи нашему народу или отправит эти деньги, чтобы господин Гуайдо оказывал помощь населению. Мы знаем, что это не так. Они уже доказали на примере Ливии, Кубы и Ирана, других стран. Скажите, где находятся средства ливийского народа, которые они похитили, это $200 млрд… Никто не знает. Они ни у государства, ни у кого-то еще. Мы знаем, что они похитили эти деньги. То, что было сделано, — это разграбление. Они заморозили счета, а также транзакции PDVSA. У нас есть большое предприятие в США, в Хьюстоне, это Citgo. В США действует более 10 тыс. заправочных станций, и все это было источником дохода нашего государства, но они все это заморозили. Мы обратимся с этим в международные суды с заявлением об этих преступлениях.

Они хотят ударить по экономике еще больше, хотят снизить валютные притоки, чтобы лишить граждан возможности приобретать предметы первой необходимости, такие как продукты или лекарства. Мы считаем эти действия абсолютно незаконными, по сути дела — это конфискация денег правительства. Соединенные Штаты нарушают все правовые нормы. Они берут деньги нашего государства и говорят, что отдадут их другому человеку, что не может произойти. Что они будут делать, нас беспокоит, но существо проблемы в том, что они заморозили счета, которые нам очень нужны. То, что они захватили золото в Банке Англии на сумму $1,2 млрд, вписывается в эту кампанию. Мы будем стараться через международные суды обозначить незаконность таких действий.

— Как бы вы сейчас оценили реализацию совместных российско-венесуэльских проектов и работу компаний? Существует ли для них угроза?

— Угроз сейчас для предприятий, с которыми работает наша страна, нет. Смотрите, санкции направлены против наших предприятий, правительства, но они не затрагивают ни российскую собственность, ни российские компании. Мы не думаем, что возникнут проблемы. Мы работаем сейчас, поддерживаем связь с некоторыми из них. Они говорят, что все спокойно. Накануне мы смогли увидеть по телевидению, как наши работники в PDVSA продолжают нормальную деятельность, они находятся рядом с российскими работниками. Так что все нормально.

— Соответствует ли действительности информация в СМИ о том, что семьи высокопоставленных чиновников вывозятся из страны на бизнес-джетах?

— Это ложь. Наши руководители продолжают работать, каждый день появляются на экранах телевизоров. Мы видим президента Мадуро, всех чиновников, вооруженные силы, они рука об руку работают. Видим других министров. Эти сообщения — часть пропаганды.

— Были ли за эту неделю провокации в отношении венесуэльского посольства в Москве? Пытались ли с вами связаться американцы для реализации своих планов по признанию Гуайдо?​

— Никаких подобных попыток не было. Никто не обращался, никто не приходил. Они знают, к кому обращаться, кто может сомневаться в своих убеждениях, но мы остаемся верными нашему президенту и нашему народу.

Беседовала Джамиля Байрамукова