Все новости

Шамиль Тарпищев: бизнес-подход девальвирует историю Кубка Дэвиса

Глава Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев Юрий Смитюк/ТАСС
Описание
Глава Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев
© Юрий Смитюк/ТАСС

За последний год Кубок Дэвиса пережил серьезную реновацию. В феврале 2018 года футболист "Барселоны" Жерар Пике и его компания Kosmos предложили инвестировать $3 млрд в развитие турнира. В августе Международная федерация тенниса (ITF) на генеральной ассамблее в Орландо одобрила реформы. "За" проголосовали 71% из 210 членов ITF (для принятия решения было необходимо набрать две трети голосов). В ноябре этого года в Мадриде пройдет уже обновленный Кубок Дэвиса: в течение недели 18 команд определят лучшую. Корреспондент ТАСС поговорил с президентом Федерации тенниса России (ФТР) Шамилем Тарпищевым и узнал, почему ведущие теннисисты мира выступают против реформ Кубка Дэвиса, есть ли шансы у сборной России победить в турнире и с какими проблемами столкнулся современный теннис.

Было много споров, но тем не менее ITF решилась на реформы и в этом году Кубок Дэвиса будет другим. Ваше отношение к изменениям в турнире?

— Я считаю, что если мы говорим о развитии тенниса в регионах, то реформа Кубка Дэвиса — это минус, конечно. Старый формат больше подходил именно в плане развития регионов. Была та самая национальная идея: когда твоя национальная команда играет дома — это праздник для всех. А то, что теперь появилась финальная часть, которая проводится в одном месте, то это большинством спортсменов рассматривается как очередной Кубок. Если взять спортивный мир, тех, кто играл в Кубке Дэвиса раньше, подавляющее большинство высказывались за сохранение старого формата.

— Вы знаете команду, которая придумала реформы Кубка Дэвиса? Жерар Пике играет не последнюю роль...

— Пике является главой компании Kosmos и больше выполняет представительские функции. Для них это бизнес — это понятно. Такой подход имеет право на жизнь, но он девальвирует историю. Кубки Дэвиса и Федерации — это давняя история и традиции. Они проводятся более ста лет. Турнир старее, чем Национальная хоккейная лига (НХЛ). При этом приз, сам кубок, не менялся, а в НХЛ менялся.

— Вы считаете, что Кубку Дэвиса не нужны были перемены?

— Тут история вот в чем. В теннисном мире есть конкуренция за право проведения соревнований. Все игровые недели в сезоне практически принадлежат Ассоциации теннисистов-профессионалов (ATP) и Женской теннисной ассоциации (WTA), а у ITF еще недавно было три недели Кубка Федерации и четыре недели Кубка Дэвиса. По моему понятию, перемены нужны, но можно было бы рассмотреть формат, который был бы благоприятен для международной федерации и развития тенниса.

— Несмотря на то что многие выступали против реформ, стало очевидно, что перемены необходимы. Какое у вас было видение эволюции Кубка Дэвиса?

— Если рассматривать какой-либо формат, то Кубок Дэвиса можно было проводить раз в два года, и Кубок Федерации тоже раз в два года. Развести турниры по годам. И освободившиеся недели использовать для создания собственного календаря международной федерации.

Вот смотрите, турниры серии Большого шлема — они принадлежат федерациям. Если рассматривать свой календарь, то четыре недели турниров Большого шлема плюс освободившиеся три недели, при том формате, который я предложил, — это уже шесть турниров. Плюс Кубок Дэвиса и Кубок Федерации — это семь турниров, которые давали бы очки. И плюс еще Олимпийские игры. Можно было бы обозначать чемпиона мира по версии ITF. И за счет этого поднялся бы авторитет и ITF, и Кубков Дэвиса и Федерации.

А так что получилось: молодежно-юношеским календарем владеет международная федерация, а взрослыми календарями владеют ATP и WTA. И реально грядет, что уже проводится Кубок Лейвера (турнир между командами Европы и остального мира, который проводится с 2017 года и результаты не учитываются в рейтинге АТР — прим. ТАСС). Потом недалеко возрождение Кубка мира, который был в Дюссельдорфе. Такая идея есть у ATP. И получается, что свободных недель нет. А если командные соревнования станут еще турнирами, то какая роль Кубка Дэвиса и Кубка Федерации на выходе будет? Вот и Кубок Федерации тоже идет к изменениям. Поэтому я внутренне остаюсь за старый регламент проведения Кубка Дэвиса.

— Кубок Федерации тоже ждут реформы? Какие?

— Такие же, как в Кубке Дэвиса, практически.

— Вы лично общаетесь с ведущими теннисистами мира. Как вам кажется, какое у большинства отношение к переменам?

— Игроки, в принципе, недовольны. По моим ощущениям, большинство выступают за старый формат. И трудно предположить, что к концу года будет с командами, как они будут выглядеть. Я считаю, что вообще все, что происходит, не совсем корректно для международной федерации.

Теннис превратился в спорт, противоречащий методике спортивной тренировки. Это значит, что теннисист должен играть 23 недели соревнований. 18 зачетных турниров — это 23 недели. И мы понимаем, что весь этот срок нельзя быть в одной форме, и когда некоторые турниры получаются провальными, то эти турниры должны быть компенсированы другими. Выходит, что сейчас у профессионального теннисиста 34–36 недель соревнований — это же вообще абсурд. И очень узкое горлышко для ротации. Спрашивают, почему ведущие теннисисты сейчас играют до 34–37 лет? Потому что у них выстроены календари, и все подряд турниры они не играют. А молодежи, чтобы войти в элиту, надо, во-первых, года три-четыре, чтобы до 17 лет прорваться в элиту, — это титаническая физическая нагрузка. Все в сторону увеличения травматизма. На сотых номерах в рейтинге мясорубка идет очень серьезная, очень сложно попасть в элитные турниры, которые дают много очков (в рейтинг — прим. ТАСС). Я понимаю, бизнес бизнесом, но реальность заключается в том, что это все идет во вред развитию тенниса. Это совершенно точно.

— Вернемся к Кубку Дэвиса. Сборная России в Мадриде сыграет с командами Хорватии и Испании — сильные соперники?

— Соперники очень тяжелые, но наши ребята уже цепляются с ведущими теннисистами, так что будем бороться. Плохо, что у нас нет парных игроков. Были бы теннисисты такого плана — было бы легче. А так каждый из наших лидеров может обыграть любого из первой двадцатки.

— Плюс это же конец сезона и есть шанс, что лидеры будут в хорошей форме?

— Вообще, к концу года все должны быть в плохой (смеется). От молодежи трудно требовать, чтобы они в форме были конкретно когда-то. Молодежь как раз менее стабильно играет, потому что еще не сформирована. В том числе в психологическом плане.

— Можно ли уже сейчас назвать фаворитов предстоящего турнира в Мадриде?

— Мы не знаем составы, поэтому сейчас сложно давать прогнозы. Вот Рафаэль Надаль сейчас получил травму. Где гарантия, что к концу года он вообще будет играть?

— Есть опасения, что составы приехавших в Мадрид команд будут далекими от оптимальных?

— Думаю, составы будут неплохие, потому что там большие деньги. Но вот качество игры — это вызывает вопросы. В конце года сложно предположить, что будет с каждым конкретным игроком. Тут опять можно вернуться к тому, о чем мы разговаривали: сегодняшний теннис противоречит методике спортивной тренировки. Почему молодых нет в десятке? Потому что молодые "не доживают" до этой десятки без проблем. Это травмы, это переутомление, и нет оптимального решения в подготовке.

— России интересно проведение финальной стадии Кубка Дэвиса?

— Нынешний Кубок прописался в Мадриде на два года. России интересно, если дадут денег. Тут исключительно вопрос финансов.

— Сколько может стоить проведение такого турнира?

— Если честно, я даже не знаю, сколько сейчас заплатили. Но турнир, на который приезжают все звезды тенниса, — это дорогое удовольствие. Думаю, что сумма переваливает за $30 млн.

Беседовал Андрей Карташов