Все новости

Ева Грин: Тим Бертон понимает одиночек, как никто другой

Ева Грин Joel C Ryan/Invision/AP
Описание
Ева Грин
© Joel C Ryan/Invision/AP

Французскую актрису с британским именем Еву Грин можно смело назвать музой американского режиссера Тима Бертона. Вместе они сняли уже три фильма — впервые мы увидели ее в его "Мрачных тенях" в компании Джонни Деппа и Мишель Пфайффер. Три года спустя она появилась в "Доме странных детей мисс Перегрин", а еще три года спустя Бертон снял ее в экранизации классического диснеевского мультфильма "Дамбо". Здесь ей досталась роль воздушной гимнастки Колетт Маршан, а ее партнерами по съемкам стали Колин Фаррелл, Майкл Китон и Дэнни Де Вито. О том, как актриса стала постоянной величиной в фильмах известного режиссера и как ради него она преодолела страх высоты, об аутсайдерах и о полетах во сне и наяву, Грин рассказала в интервью ТАСС.

— Кажется, что с каждым новым фильмом вы взлетаете все выше и выше. Причем буквально: в этом году вы покоряете космос в картине "Проксима" и выполняете цирковые трюки на трапеции в "Дамбо". Неужели это просто совпадение?

— Думаю, что, возможно, в одной из своих прошлых жизней я была птицей, вот меня и тянет полетать. Да даже не знаю, что сказать, но это очень забавно. Кинематограф дает всем нам возможность познать другие вселенные. В одной картине вы можете оказаться воздушным акробатом, и ради этой роли вам доведется поработать с лучшими циркачами мира, научиться их ремеслу, а это уже само по себе что-то невероятное! А в другой картине я уже играла космонавта — встретилась с несколькими настоящими космонавтами и много тренировалась, потому что физическая подготовка у этих ребят будь здоров!

А на центрифуге вам удалось "прокатиться"?

— Да, и, ко всему прочему, я ездила к вам в Звездный городок. Космонавты удивительны, они готовы пожертвовать собой, что-то в них есть такое от Иисуса Христа, что меня, конечно, не может не впечатлять.

— А вас эти фильмы не вдохновили пройти настоящую подготовку и отправиться в космос? Ведь космический туризм не за горами? Или, к примеру, заняться воздушной гимнастикой дома?

— Нет, я могу выполнять некоторые трюки из воздушной акробатики, но все же я не способна летать — не так уж я и хороша в этом. Но космос — это совсем другая тема, после тщательной подготовки к фильму и после встречи с космонавтами я поняла, насколько это тяжелая жизнь. Да, они делают потрясающие открытия в космосе, но жизнь их мрачна и очень непроста. Но эта тема уже для совсем другого разговора.

— В своих предыдущих интервью вы говорили, что, если Тим Бертон вас попросит, вы сыграете любую роль в его фильмах, будь то роль метлы или письменного стола. Почему так? Вы ему настолько доверяете или настолько восхищаетесь талантом Бертона, что готовы сыграть любую роль?

— Когда вы подписываетесь на роль в фильме Тима Бертона, вы заранее знаете, что визуально это будет волшебный фильм, он будет интересным и будет отличаться от всего того, что вы видели ранее.

Персонажи Бертона всегда так самобытны, так что какую бы роль он вам ни дал, в любом случае это будет герой, которого вы никогда до этого не играли. А это именно тот профессиональный вызов, которого жаждут актеры. Ну и потом, кто же может сказать нет Тиму Бертону?

— А расскажите о своем самом первом воспоминании о Тиме Бертоне.

— "Битлджус"! Я очень любила этот фильм, когда была ребенком, и смотрела его бесчисленное количество раз.

— Ну вот, а теперь он снимает сиквел?

— Ммм... Да? Может быть.

— Похоже, что вас не расколоть на спойлеры о втором фильме. А каково было работать в "Дамбо" с настоящим Битлджусом — Майклом Китоном?

— Майкл Китон немного чокнутый в хорошем смысле этого слова. Он настолько харизматичен и дерзок... Порой мне приходилось останавливаться, чтобы ущипнуть себя и убедиться, что я не сплю. Я все время витала в облаках с мыслями: "О боже, это же Битлджус". Он, как и Дэнни Де Вито, настолько знаковый актер для современного кинематографа... Мне было трудно удержать себя и не выйти из роли в их присутствии.

— Кстати, а как вы в жизни познакомились с самим Бертоном?

Мы встретились с ним в его офисе, чтобы обсудить "Мрачные тени" (2012), помню в тот день был такой гром, гроза, настоящий шторм разворачивался за окном.

— О, ну прямо как в фильмах самого Бертона! Вы работали с потрясающими режиссерами, а если бы вам пришлось сравнить, к примеру, Бернардо Бертолуччи и Тима Бертона, какие их черты вам сразу приходят на ум?

— О боже! Мне всегда так сложно сравнивать. Может, все дело в том, что я работала с Бертоном уже несколько раз и мы на короткой ноге друг с другом. Я гораздо ближе к нему, я знаю его съемочную команду, так что рядом с ним я всегда чувствую себя защищенной.

Если же сравнивать его с другими режиссерами.... Это так сложно, каждый режиссер отличается от другого, но Тим очень добрый и человечный. Он говорит, может быть, меньше, чем другие режиссеры. Часто то, что он хочет сказать, он передает своей жестикуляцией. Очень важно распознать его язык тела, кроме того, часто он общается с людьми через свои рисунки. Он постоянно рисует, я даже не уверена в том, что он сознательно понимает, когда он рисует, а когда нет. Он может смотреть в одну сторону и разговаривать с вами, а другой рукой рисовать. Он как бы рисует вслепую.

— Когда дело доходит до таких больших проектов, как "Дамбо", обычно уровень секретности очень высокий. А вам приходилось сжигать свой сценарий после прочтения или прятать в сейф?

— О да, причем постоянно. Нужно быть очень осторожным, потому что вокруг все такие параноики.

— Колин Фаррелл признался, что никогда не был в цирке, а вы? Ведь для Франции и для России походы в цирк входили в обязательную дошкольную и школьную программу, это что-то настолько естественное...

— Да, я ходила несколько раз, меня всегда поражали трюки, но в то же время в цирке я часто грустила. Может быть, из-за животных? И когда ты ребенок, ты не можешь найти причину, ты не можешь объяснить себе и другим, отчего же тебе так грустно в цирке. Знаете эту историю про слониху Тайк на Гавайях, которая сошла с ума? Она убила своего тренера, потому что была невероятно измотана. Или взять, к примеру, "Черный плавник", документальный фильм про косатку Тиликум, которая утащила под воду своего дрессировщика. Животные же сходят с ума, когда их держат в неволе.

Так что мне нравится, что наш фильм стоит на стороне цирка, который обходится без животных. Мне кажется, что в наших цирках должны быть только люди. Взять, к примеру, Cirque du Soleil — это же прекрасно, это же настоящая магия. Мы все хотим, чтобы животные были счастливы, а не страдали!

— А вы помните, как впервые пришли на съемки "Дамбо"?

— О да! Тим Бертон убедился в том, что все декорации были отстроены, так что нам не приходилось лишний раз прибегать к воображению. Теперь такое очень редко происходит в кино. Помню, что цвета были такие яркие. Даже актеры, которые играли роли эпизодического плана, тоже были с нами. Тем временем циркачи выполняли трюки, тут же были и метатели ножей, словом, настоящая сказка. В этот момент мне показалось, что я перенеслась в золотой век Голливуда — повсюду были сотни людей, клоуны, танцовщики и лошади.

— А как вы готовились к роли? Ведь ради нее вам пришлось преодолеть свой страх высоты?

— Меня до чертиков пугала высота, у меня была настоящая фобия, и благодаря Тиму Бертону я победила свои страхи. Мне повезло, что меня тренировали настоящие циркачи. Они были очень добры ко мне и невероятно терпеливы. Без них я бы не справилась. Кэтрин Арнольд была и моим учителем, и моим дублером, она помогала мне с трюками, когда я была не в силах справиться с ними. Я восхищаюсь артистами цирка, они тяжело работают и постоянно борются со страхом смерти: каждый раз, когда они выполняют трюк, они рискуют собственной жизнью. Актеры по сравнению с ними ничто! А вот артисты цирка — они настоящие супергерои.

Перед съемками я пребывала в таком ужасе и боялась, что буду не способна повторить их трюки. Но на протяжении двух месяцев я тренировалась каждый день: занималась отдельно мышцами рук — постоянно приходилось отжиматься — и своим прессом. Без мышц в этих частях телах такие трюки просто не выполнить. Пришлось даже тренировать и своего рода "невидимые" мышцы, например пресс внизу живота. Но все тренировки были необходимы, чтобы выполнять все эти сумасшедшие трюки. Потом меня отправили на качели, с каждым днем у меня получалось взлетать все выше и выше. Я помню, что все время кричала на французском о своем восхищении. Я удивила саму себя. Это было настоящее чудо.

Кстати, у воздушных акробатов очень много синяков — очень сексуальные синяки, могу вам сказать. К примеру, под коленом или в районе локтей. Воздушные акробаты любят боль

— Когда смотришь фильм, кажется, что гимнастам все так легко дается, но в душе-то ты подозреваешь, насколько это трудно…

— Да, им надо сделать вид, что все легко, притворяться, что быть под куполом — это так прекрасно. И в какой-то мере это правда: когда ты там, ты чувствуешь себя королевой мира. Или птицей. Все это дает какое-то невероятное чувство свободы.

— Художник по костюмам "Дамбо" — легендарная Коллин Этвуд, четырехкратный обладатель "Оскара". Она говорила, что у вас в том самом красном костюме был магниты, благодаря которым при взлете ввысь юбка с кринолином легко отстегивалась и так красиво приземлялась на арену. А чем еще вас удивили в костюмерной?

— Да, все мои костюмы были потрясающими. То самое платье, о котором вы говорите, красное, с вкраплениями золота, едва я его примерила, как почувствовала себя балериной из шкатулки. Коллин Этвуд — настоящий гений, и в случае с "Дамбо" она проделала феноменальную работу. 

Как вы думаете, почему Тим Бертон постоянно снимает фильмы об аутсайдерах?

— Потому что это правда жизни. Ведь вы наверняка идентифицируете себя с его главными персонажами, как и многие другие люди. Мы все пытаемся так или иначе вписаться в общество, пытаемся жить в мире, хотим соответствовать нормам и хотим угодить и доставить радость, но на самом деле нормально быть другим, выглядеть иначе, и мне кажется, это гораздо интереснее! Мне кажется, что это довольно скучно — быть таким, как все. А Тим Бертон действительно знает и понимает аутсайдеров и знает, каково это — быть непонятым. Он понимает такие ранимые души, как Дамбо.

— А вы сами считаете себя аутсайдером? Несмотря на все успехи в актерской карьере.

— Конечно, даже сейчас, когда я сегодня здесь даю интервью, а в соседних комнатах — Тим Бертон, Майкл Китон, Дэнни Де Вито и Колин Фаррелл. Мне кажется, что с этим ощущением сталкиваются все так или иначе в жизни. Для этого совершенно необязательно быть актером, все мы в какой-то момент чувствовали себя чужаками. Это часть жизни, и мне нравится, что в фильме красной линией проходит мысль о том, что это нормально — быть другим, чувствовать себя иначе, чем другие, что можно быть странным и порой все, что нам нужно, — это сделать ставку на приумножение своей уникальности.

Беседовала Жанна Присяжная