Все новости

Мария Захарова: Запад пожалел об отказе вести с Россией business as usual

Мария Захарова Александр Рюмин/ТАСС
Описание
Мария Захарова
© Александр Рюмин/ТАСС

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова в интервью ТАСС на полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) рассказала о том, как меняется отношение западных стран к экономическому взаимодействию с Россией, о знакомстве с коллегой из Госдепартамента США и ответила на вопрос о том, какой фейк поразил ее больше всего.

— Первый вопрос будет касаться Петербургского международного экономического форума. По данным организаторов, число участников выросло. Можно ли сказать, что антироссийская кампания в западных СМИ и вот эти фейк-ньюс все-таки не сработали?

— Знаете, у нас все время какой-то внутренний комплекс, что мы должны оправдываться. Мы несколько лет показывали на различные наши форумы, показывали на загруженность графиков министерств и ведомств, на количество гостей, туристов, приезжающих в Россию на различные мероприятия, и все время говорили: "Посмотрите, какая же изоляция, когда приезжают люди?" У нас такое количество мероприятий проходит. Есть активность и на этом направлении, и на этом... Просто надо успокоиться. Не надо оправдываться ни перед самими собой, ни тем более перед некими зарубежными нашими мэтрами, которых мы, по-моему, сами себе нарисовали. Все, что было связано с так называемой изоляцией, некой, как нам говорили, токсичностью, — это все блеф, это все ерунда. Это то, что хотели реализовать, но то, что не получилось сделать ни в какой степени. 

Да, безусловно, трудностей нам создали немало. Но эти трудности в первую очередь, как это ни парадоксально, коснулись их же самих. На примере Евросоюза мы видим, какие издержки они понесли. Сейчас, на мой взгляд, происходит глобальное переосмысление по целому ряду причин

Во-первых, все увидели, что это издержки, которые несут сами страны, которые объявили об этой самой якобы изоляции и ввели санкции. Во-вторых, все теперь видят, какие бонусы приносит взаимодействие с Россией по целому ряду направлений другим странам. Что это упущенные возможности, которые нельзя будет компенсировать ни за год, ни за два. Мало того, мировая экономика постоянно, регулярно переживает и взлеты, и падения. И для чего же самим провоцировать кризисные явления, которые и так неминуемо наступят, учитывая то, как развивается мир в последнее десятилетие? Поэтому я думаю, что по совокупности всех факторов происходит прозрение. Оно уже произошло. Возможно, сейчас происходит даже второй этап этой работы на Западе: как сделать так, чтобы, как они любят говорить, вернуться к концепции business as usual. Они же говорили нам много лет подряд, что теперь "бизнеса как обычно" не будет. Я думаю, что теперь они об этом очень пожалели. Идет переосмысление, как бы вернуться на прежние позиции.

— Вы провели детство в Китае, хорошо знакомы с традициями, с культурой страны. Председатель КНР Си Цзиньпин — почетный гость ПМЭФ. На ваш взгляд, что китайской делегации больше всего понравится в атмосфере форума?

— Я думаю, что китайской делегации, как Китаю и китайскому народу, нравится ответственное отношение нашей страны и к своей роли в мире, и роли великих держав. Я думаю, это то, чего сейчас действительно не хватает нашей планете: ответственности за современное состояние дел и ответственности за будущее. За будущее развитие, за будущее грядущих поколений. И Китай к этому относится очень серьезно.

Количество населения, рост экономики, история научили Китай ответственно относиться ко всем своим действиям и на международной арене, и вообще с ответственностью подходить к своей роли в мировой истории. Я думаю, что именно это они ценят в России больше всего.

Я не говорю про русское гостеприимство — оно всем хорошо известно. Но каждый раз нужно повторять, потому что подрастают новые поколения, люди впервые приезжают в Россию. Но я думаю, что это без слов будет понятно. В Китае вообще любят Россию. Это сосед, это партнер, это культура, которая интересует. Россия — страна, которая находится между Западом и Востоком, у нас было многое в совместной истории, что китайцам известно. И многие учат русский язык. Русистика в Китае, в китайской науке занимает особое место.

— Еще одна тема, которая активно обсуждалась в СМИ, — участие или неучастие в форуме обвиняемого в мошенничестве основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви...

— Вы знаете, уже столько сказано на эту тему. Я не считаю, что я должна что-то еще на эту тему говорить. Мне кажется, что внимания к этому даже больше, чем необходимо.

— Продолжая тему недостоверных новостей, Крым очень часто становится их темой. Россия направила приглашение комиссару Совета Европы по правам человека Дунье Миятович посетить Крым. Какой-то отклик уже есть на это приглашение?

— Я, честно говоря, не могу точно сказать. Вам лучше спросить у представительства ОБСЕ. Но в Крым приезжает огромное количество делегаций неправительственных организаций и гражданского общества. Я буквально месяца полтора-два назад принимала участие в Ялтинском форуме, проводила там брифинг, принимала участие и в панельной дискуссии на информационные темы. Огромное количество иностранцев, большое количество иностранных журналистов.

Всем интересно, все понимают, что существуют политические ограничения, которые введены целым рядом западных стран, но при этом Крым — это та самая точка роста, такой потенциал, учитывая и интерес в развитии туристической инфраструктуры в нашей стране, и особую климатическую зону, и фантастическую природу. Все понимают, что это та территория, та часть России, которая может принести колоссальные финансовые экономические дивиденды. Но при этом понимают, что вот эта санкционная политика Запада — идеологизированная, не отвечающая никаким реалиям, искусственная, — это тоже часть современной жизни. И все высказывали, что это анахронизм, что инструмент санкций не ведет ни к чему, кроме как к нарушению тех самых основ, о которых нам Запад говорил, — свободная экономика, конкуренция, предпринимательство и так далее.

— Вы сообщали, что летом в Москве может состояться конференция по свободе слова при содействии представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Арлема Дезира...

— Да, они попросили перенести на осень. У них по графику не получается, попросили перенести на чуть более поздний срок. Нас это устраивает.

Нас устраивает это в том числе потому, что для нас уже слово "изоляция" — это какой-то саркастический мем

Потому что количество встреч, переговоров, которые проходят по линии Министерства иностранных дел со странами, представителями различных уголков мира, регионов и т.д. просто зашкаливает. Роль России важна, как оказалось, везде. Это и Ближний Восток, и Персидский залив, это и ситуация на европейском континенте, и Латинская Америка. Про Азию я и не говорю — мне кажется, мы просто переживаем бум отношений России и Азии и с отдельными странами, и с организациями и так далее. Поэтому огромное количество мероприятий. Пытаемся сейчас найти удобное время и как-то совместить графики. 

Например, я сегодня иду [по площадке ПМЭФ], подходят иранцы и говорят: "Приезжайте к нам. Рады, что у вас в департаменте, в МИД идут контакты с вашими иранскими визави, что у вас постоянный контакт с иранскими журналистами". Потом подходят израильтяне: "Приезжайте к нам, у нас большое количество проектов. Мы хотим вас видеть". И так далее, и так далее. Понимаете, искусственное насаждение идеи о том, что Россия токсична, Россия — изгой, — это все было, нам все это еще буквально пару лет назад действительно внушали. Это большой урок для всех тех, кто не вовремя тогда сдался.

— Продолжая тему, которую вы затронули: с кем из глав пресс-служб МИД других стран вы ведете консультации постоянно?

— С огромным количеством стран, их не перечесть. Легче сказать, с кем мы их не ведем. Традиционно вообще никогда не проводили консультации с американцами. В то же время при демократах такие консультации у нас состоялись. При нынешней администрации мы как раз познакомились с моей коллегой, новым руководителем пресс-службы Госдепартамента. И не исключаем, что такое взаимодействие мы можем и проработать.

— То есть они выражают заинтересованность?

— Это вопрос нашей проработки, посмотрим. Если будет чем поделиться, я вам расскажу.

— Хотелось бы уточнить техническую сторону вопроса, как эти консультации примерно проходят? То есть вы какой-то информацией обмениваетесь, отправляете ссылки друг другу?

— У нас есть план консультаций. Они проходят поочередно, как правило: то к нам приезжают наши коллеги, то мы к ним ездим.

Консультации могут подразумевать исключительно контакты на уровне глав пресс-служб двух ведомств. А могут быть и расширенными, и с некоторыми странами у нас именно такие консультации, когда мы ведем разговоры с другими подразделениями МИД этих стран или посещаем, например, средства массовой информации, общаемся с профильными структурами, союзом журналистов той или иной страны, участвуем в каких-то еще дополнительных мероприятиях. Мы с каждой страной выстраиваем свой диалог отдельно, в своем ключе, в зависимости от того, что нас больше интересует. Кстати, как раз сегодня от наших китайских партнеров поступила конкретная дата на проведение консультаций. Сейчас мы будем согласовывать.

— Какой фейк вас как человека потряс до глубины души за последнее время, скажем так, в этом году?

— У меня нет одного фейка, который бы потряс. Я периодически яркие истории рассказываю у себя на странице в Facebook. Если глобально говорить о кампании фейков, то это, конечно, Солсбери, "Новичок", Скрипали. Я считаю, что это будет целый раздел в учебнике по медиа. Это отдельная история. Потому что то, что устроили британцы, используя систему так называемых управляемых утечек, когда официально не предоставляется никакая информация, кроме обвинений, когда журналисты не посещают пресс-конференции и не имеют доступа к первоисточникам, но при этом все медийное пространство кипит и бурлит вот этими утечками, ссылками на анонимные данные и так далее, — это, мне кажется, ноу-хау. В таком масштабе и с такими последствиями — такого я, честно говоря, не помню. Это была, конечно, одна из наиболее запомнившихся фейк-кампаний, которые я видела.

Беседовала Мария Устименко