Все новости

"Родченков меня даже не знает". Евгений Устюгов о допинговом деле и карателях из WADA

Евгений Устюгов Валерий Шарифулин/ТАСС
Описание
Евгений Устюгов
© Валерий Шарифулин/ТАСС

Олимпиада в Сочи завершилась шесть лет назад, но призеры и чемпионы тех Игр до сих пор вынуждены отстаивать свои медали в судах. 20 октября Спортивный арбитражный суд (CAS) рассмотрит апелляцию бывшего биатлониста Евгения Устюгова — одного из участников золотой эстафетной команды. Медали его хотят лишить на основании данных московской лаборатории и ее бывшего руководителя Григория Родченкова. В интервью ТАСС Устюгов рассказал, что он пережил за те полгода, что прошли после аннулирования его результатов.

— Когда мы разговаривали в феврале этого года, вы говорили, как вас буквально бесит сложившаяся ситуация. За эти полгода мир изменился кардинально, но изменилось ли что-нибудь в вашем деле?

— Эмоции не улеглись, а наоборот, разгораются. Злость, отчаяние — все чувства, которые я испытываю изо дня в день, передать сложно. Никогда не чувствовал себя настолько беспомощным, маленьким человеком, попавшим под пресс карателей из WADA и МОК.

— Уверен, подобные чувства сейчас испытываете не только вы, а многие российские спортсмены.

— Безусловно. Не хватит пальцев, чтобы перечислить наших ребят, попавших под руку "правосудия" WADA — собьешься со счета. И надо признать, Россия за последние годы понесла сильнейший репутационный урон. Справедливости нет. В отношении наших спортсменов больше не действует никакая форма защиты.

— С чем вы это связываете?

— Все очевидно — кто-то хочет воспользоваться общей ситуацией и забрать наши медали.

— Похоже на борьбу Дон Кихота с ветряными мельницами.

— Готовясь к суду, мне пришлось вникнуть в весь процесс падения российского спорта. На мой взгляд, спортивное начальство просто умыло руки, бросив нас на произвол судьбы. Если бы не друзья, можно было умереть от отчаяния. Я провел множество экспертиз, собирал доказательства, плюс необходимо оплачивать работу адвокатов. Это все уже обошлось в сотни тысяч долларов. Без влиятельных друзей обычному атлету из России просто невозможно бороться с бездушной системой мирового спорта, в нашем спорте ни у кого нет таких материальных ресурсов. А презумпции невиновности нас давно лишили. WADA и МОК создали такую систему, при которой, если они сделали ошибку, защититься почти невозможно.

— При этом вы отбиваетесь одновременно от двух дел: по паспорту крови, которое сперва было закрыто два года назад за отсутствием доказательств, но затем обнуление — и дело сново запущено в ход. И второе дело по оксандролону.

— Мой случай удивительный и уникальный. До сих пор непонятно, что я доказываю. Если говорить про второе дело, как вы его назвали, то нет ни одной положительной пробы. Ни одной! О чем тут можно говорить и что доказывать? Что касается паспорта крови, то да, я добровольно сдавал ряд дополнительных анализов, по результатам которых в 2018 году IBU пришел к выводу об отсутсвии оснований для выдвижения обвинений против меня, поскольку аномалии в паспорте объясняются генетически. Теперь же в отсутствие каких-либо новых доказательств IBU кардинально изменили мнение по этому вопросу, что противоречит всем юридическим нормам и принципам. Они не имели права так делать.

— И это не единственные странности процесса.

— Антидопинговый отдел CAS юридически не мог рассматривать мое дело. Согласия я не давал. Мы с адвокатами заявляли об отсутствии у него компетенции, тем не менее мое дело все равно было рассмотрено.

— С Григорием Родченковым вы же не были знакомы и впервые лично встретились лишь на процессе?

— Он лично посетил суд, удостоив меня своим вниманием, пусть и был скрыт от всех за ширмой. Тем не менее Родченков честно признался, что меня не знает, но от кого-то что-то слышал. И это все происходило в европейском суде. При этом уже всем очевидно, что на многих документах, которыми жонглирует обвинение, поддельные подписи Родченкова.

— Удивительно, что вы не опустили руки и продолжаете бороться.

— Мои западные адвокаты, скажу помягче, просто в шоке от того, что происходит. Но выбора у меня другого нет — буду бороться до победного конца.

Беседовали Артем Кузнецов