Все новости

О Байдене, ошибках и стрессе. Что мы узнали из новой книги Барака Обамы

© Artur Widak/NurPhoto via Getty Images
Новые мемуары экс-президента выпустило издательство Penguin Random House

Первый том новой книги Барака Обамы "Земля обетованная" (A Promised Land) поступил в продажу в США. В нем воспоминания о работе в Белом доме, об отношениях с коллегами и иностранными лидерами. Обама также оценивает в книге свою роль на посту президента. Это уже третьи мемуары бывшего американского лидера: в 1995 году у него вышла первая книга "Мечта моего отца", а позже — "Дерзость надежды" (в 2006 году). Мы публикуем самые интересные фрагменты из новой работы 44-го президента США. 

Следующий после Буша

"Будь то уважение к правилам, уроки отца, плохие воспоминания о собственном опыте... или просто элементарная порядочность, но президент Буш в конце концов сделал все возможное, чтобы 11 недель между моим избранием и его уходом прошли "плавно", — приводит CNN отрывок из книги бывшего президента, отмечая, что дочери Буша, Барбара и Дженна, "поменяли свои планы, чтобы показать все (в Белом доме дочерям Обамы — прим. ТАСС) Малии и Саше".

"Я пообещал себе, что, когда придет время, я буду относиться к своему преемнику так же", — отмечает автор.

Расовый вопрос

Обама пишет, что его избрание в 2008 году всколыхнуло волну разногласий в обществе, которую республиканцы начали использовать в своих политических целях. По мнению экс-главы США, в конечном итоге это изменило партию.

"Казалось, что само мое присутствие в Белом доме вызвало глубокую панику, ощущение того, что естественный порядок вещей был нарушен", — пишет Обама. 

"Дональд Трамп смог сыграть на этих настроениях, когда начал распространять слухи о том, что я родился не в Соединенных Штатах и, следовательно, был незаконным президентом. Миллионам американцев, напуганным чернокожим человеком в Белом доме, он пообещал лекарство от их расистских страхов".

О Дональде Трампе

Экс-президент вспоминает, что изначально выходки Трампа воспринимались в Белом доме скорее как шутка. Но вскоре Обама начал рассматривать вездесущность и характерное бесстыдство Трампа в СМИ как попытки Республиканской партии сыграть на тревогах некоторых белых американцев из-за чернокожего президента.

Как отмечает автор, феномен Трампа состоит в том, что высказывания, которые всегда считались вульгарными и неприличными, неожиданно принесли республиканцу медийный успех.

"В этом смысле не было большой разницы между Трампом, [бывшим спикером Палаты представителей США республиканцем Джоном] Бонером или [спикером Сената США республиканцем Митчем] Макконнеллом. Они тоже понимали, что не имеет значения, правда ли то, что они сказали, — пишет он, добавляя, что единственная разница между ними и Трампом заключалось в том, что у последнего вообще не было тормозов".

Враждебность республиканцев

Тема возрастающего антогонизма республиканцев прослеживается на протяжении всей книги. Как отмечает Обама, действия его соперников повлияли на некоторые его повседневные решения. Особенно когда дело дошло до отправки тогдашнего вице-президента Джо Байдена на Капитолийский холм для переговоров от его имени.

"Одной из причин, по которой я выбрал Джо в качестве посредника — в дополнение к его опыту работы в Сенате и законодательной проницательности, — было мое понимание, что, по мнению Макконнелла, переговоры с вице-президентом не всколыхнули бы республиканцев так, как это мог сделать ("чернокожий, мусульманини-социалист") Обама", — пишет автор.

"[Кандидат в вице-президенты от республиканца Джона Маккейна на выборах 2008 года Сара] Пэйлин стала символом того, что темные духи, которые долго скрывались в закромах Республиканской партии, — ксенофобия, антиинтеллектуализм, параноидальные теории заговора, антипатия к чернокожим и цветным — находят свой путь к центральной сцене", — вспоминает политик.

Обама отмечает, что до сих пор "иногда задается вопросом" о том, выбрал бы Джон Маккейн своим соратником Сару Пэйлин, если бы знал, что "ее впечатляющий взлет и признание кандидатом (в вице-президенты США — прим. ТАСС) станут шаблоном для будущих политиков, которые поведут партию в том направлении, которое он (Маккейн — прим. ТАСС) всегда ненавидел". По мнению экс-президента, несмотря ни на что, Маккейн всегда ставил страну на первое место.

О Джо Байдене

Обама вспоминает, как Байден высказывал различные мнения многим его советникам. В том числе он плохо относился к участию США в войне в Афганистане, что давало повод другим членам кабинета, например министру обороны Роберту Гейтсу, считать Байдена скептиком. 

Самые подробные воспоминания об отношениях Обамы и Байдена связаны с периодом, когда экс-глава Белого дома объяснял свой выбор последнего в качестве кандидата на пост вице-президента.

"Важным фактором было то, что Джо оказался более чем готов занять пост президента, если со мной что-то случится, и что это могло бы успокоить тех, кто все еще переживал, что я слишком молод", — пишет Обама.

"Но наибольшее значение имело то, что подсказывала мне моя интуция: Джо был порядочным, честным и лояльным. Я считал, что он заботится о простых людях и что, если дела пойдут плохо, я могу ему доверять. Я бы не остался разочарованным".

Ошибки и неудачи

Обама также признает, что и сам допускал ошибки или проявлял недостаточно политической воли. Например, это касается его неспособности провести иммиграционную реформу и плохой экономической ситуации, которая сложилась во время промежуточных выборов 2010 года. Именно тогда республиканцы восстановили контроль над Палатой представителей.

"Как мне кажется, выборы не доказали, что наш курс оказался неудачным, — пишет Обама, вспоминая тот период. — Они просто доказали, что вопреки всем моим устремлениям... мне не удалось сплотить нацию, как когда-то сделал Рузвельт. Это оказалось ужасно".

Стресс в Белом доме

В своих мемуарах бывший президент признается, что стресс в Белом доме подтолкнул его к дурным привычкам, таким как курение. Как пишет Обама, иногда он выкуривал восемь, девять или десять сигарет в день и искал "тихое местечко для вечернего перекура".

По его словам, он бросил курить и начал "непрерывно" жевать никотиновую жвачку после того, как его дочь Малия "нахмурилась", учуяв, что от отца пахнет сигаретами. 

Дмитрий Беляев