Все новости
Союз поневоле: Венесуэла, Иран и КНДР вместе ищут, как им обойти санкции США
Союз поневоле: Венесуэла, Иран и КНДР вместе ищут, как им обойти санкции США
Союз поневоле: Венесуэла, Иран и КНДР вместе ищут, как им обойти санкции США
Союз поневоле: Венесуэла, Иран и КНДР вместе ищут, как им обойти санкции США
Союз поневоле: Венесуэла, Иран и КНДР вместе ищут, как им обойти санкции США

Союз поневоле: Венесуэла, Иран и КНДР вместе ищут, как им обойти санкции США

© EPA-EFE/MIGUEL GUTIERREZ
Альянс государств, которые Вашингтон считает изгоями, уверенно крепнет в его тени

Каждая наказана по-своему, у каждой — собственный счет к Америке, но объединяет их осознание общей судьбы. Исламская республика Иран, народно-демократическая Северная Корея и боливарианская Венесуэла провели под санкциями в общей совокупности более 60 лет. В условиях, когда доступ к иностранным инвестициям и технологиям ограничен, вытесненные на периферию страны пробуют быть полезными друг другу чем могут: КНДР атомными и военными секретами, Иран — мощностями по переработке нефти, а Венесуэла природными богатствами и стратегическим козырем — географической близостью к американской границе. В декабре 2020-го военные США всерьез обеспокоены, что Каракас способен предоставить плацдарм на своей территории иностранным державам. И в первую очередь — Ирану, якобы готовому этим предложением воспользоваться. Ставки в Южной Америке растут.

Переполох на заднем дворе

Состоявшиеся 6 декабря парламентские выборы в Венесуэле привлекли внимание американских аналитиков не своим итогом: при бойкоте, объявленном оппозицией, успех Единой социалистической партии Николаса Мадуро не вызывал никаких сомнений. Гораздо неожиданнее оказалось возможное участие во внутриполитических делах этой страны Ирана. По сведениям американского адмирала Крейга Фэллера, Тегеран оперативно перебросил на берега Карибского моря свое оружие и военных. Если бы после оглашения итогов в Венесуэле начались волнения, то Тегеран по этой версии мог бы принять участие в их подавлении.

Связанные давней дружбой, восходящей ко временам президента Уго Чавеса, радикальные социалисты и шиитские исламисты еще более сблизились с 2018 года, когда столкнулись (каждые по своим причинам) с новыми санкциями, утвержденными Вашингтоном. Ответом стал рост товарооборота, признавать который не спешит ни одна из сторон. "Нас беспокоит то, что мы видим ... Это не только поставки нефти, но и оружия. В этом году мы увидели всплеск этого. Мы очень внимательно следим за темпами изменений", — заявил в декабре 2020 года Фэллер.

Те же сведения — у государственного секретаря США Майкла Помпео, настороженного не меньше. 21 сентября он отсчитал "два года" скрытого сотрудничества между "изгоями", обвинив обе страны в нарушении оружейного эмбарго ООН против Тегерана. По мнению Помпео, помимо иранских властей, Венесуэла принимает у себя их ливанского союзника — "Хезболлах". "Люди не отдают себе отчет, а это движение уже обзавелось активными ячейками в Южной Америке. А иранцы воздействуют на народ Венесуэлы и повсюду на этом континенте. Наша обязанность — свести на нет возникающий для Америки риск", — обрисовывает возникающие угрозы госсекретарь. Но только как добиться поставленной им цели — не говорит.

Нефть в обмен на продовольствие

В феврале 2019 года Венесуэла отказалась принять у себя гуманитарный караван с продовольствием, который в рамках борьбы за власть пробовал переправить чрез границу с Колумбией оппонент властей Хуан Гуайдо. Зато продовольственные поставки из Тегерана Каракас забирает с благодарностью. Летом 2020-го на карибские берега особенно часто прибывали иранские корабли. Привезенные с Ближнего Востока товары первой необходимости составили ассортимент сети супермаркетов, открытой иранцами. Но дело не ограничивалось только едой.

Помимо продуктов первой необходимости, они везли специалистов по сырьевой промышленности, задача которых — реанимировать местную нефтепереработку, вступившую в полосу кризиса после национализации, состоявшейся в 1970-е годы. В наши дни несмотря на избыток сырой нефти Венесуэла испытывает острую нехватку продуктов ее переработки, особенно бензина. Без доступа к технологиям, заблокированного санкциями, южноамериканской стране с трудом удается распорядиться собственным богатством.

По сведениям The Wall Street Journal, Каракас и Тегеран заключили сделку: по ней Иран доставляет полученное из углеводородов топливо, а в обмен Венесуэла отгружает на Ближний Восток сырую нефть. Выгоду извлекают обе стороны, поскольку местные хранилища черного золота рискуют переполниться, что повлекло бы консервацию месторождений, а это проблема: реанимировать их впоследствии невозможно без дополнительных вложений. Иран же — по этим сведениям — вознаграждается углеводородами по сходной цене.

Речь может идти не только о Тегеране. Как утверждают в окружении Хуана Гуайдо, "Хезболлах" уже в течение многих лет ведет разработку золотоносных жил штата Ориноко, где движению якобы принадлежат обширные угодья на правах не то собственности, не то долговременной аренды. Не все в Венесуэле рады такому соседству. Обвиняют "Хезболлах" и в серьезном нарушении обычаев гостеприимства — связях с местной наркомафией.

Те же и Ким

У стратегического альянса Ирана и Венесуэлы есть еще один негласный участник — Северная Корея. Взаимный интерес стороны ощутили в 2019 году, когда стало ясно, что попытка президента США Дональда Трампа заключить сделку с лидером КНДР Ким Чен Ыном провалилась, а Каракас по совпадению впервые истории открыл свое посольство в Пхеньяне. Этому предшествовал визит спикера Национальной конституционной  ассамблеи Диосдадо Кабельо в КНДР. По итогам встречи стороны заключили стратегические соглашения. Что именно по ним предусматривается — официально неизвестно.

Пхеньян вполне может быть заинтересован в поставках углеводородов по сходной цене из Венесуэлы. В этом случае в роли посредника естественно выступить Ирану, принимающему венесуэльскую сырую нефть. Мировые СМИ публиковали сообщения о закупках Северной Кореей топлива у Ирана — возможно, и Венесуэла включена в эту цепочку.

В обмен Пхеньян может делиться своими военными и атомными секретами. Как подозревают в Вашингтоне, Иран прислушивается к мнению северокорейских специалистов при развитии своей официально давно оставленной ядерной программы. Еще одна область взаимного интереса — IT и компьютерная безопасность. Вашингтон попеременно выступает с обвинениями то против иранских, то северокорейских хакеров, связывая их с атаками на свои стратегические ресурсы. Там, где противник общий, и взаимодействие не исключено.

Под прицелом Вашингтон?

В октябре 2020 года Иран отпраздновал победу на международной арене — вопреки протестам США, эмбарго ООН на покупку и продажу Исламской Республикой вооружений утратило силу. В новых условиях сотрудничество между Тегераном и Каракасом может нарастить обороты, а Вашингтон лишится возможности называть двусторонние сделки в этой сфере незаконными. В августе 2020-го президент Николас Мадуро сделал намек на покупку у иранцев ракет. Правда, помешать этой сделке может явный недостаток у Каракаса наличных средств, усугубленный разразившейся пандемией.

Зато возможное на таком фоне усиление прямого военного сотрудничества имеет все основания беспокоить Вашингтон. "Хезболлах" США называют террористической организацией и официально высказывают опасения: ливанцы якобы готовы совершить теракты против американцев. В этом сюжете США уже отыскали крайнего: им оказался бывший депутат венесуэльского парламента Адель Аль-Забаяр, против которого прокуратура Нью-Йорка в 2020-м выдвинула обвинения в содействии международному заговору по совершению атак на американские объекты с привлечением "Хезболлах" и палестинского движения ХАМАС. Предстоит суд.

В таких условиях снизить градус взаимной напряженности вполне могло бы ослабление санкционного режима. В Тегеране (и в куда меньшей степени в Каракасе) допускают такое развитие событий и надеются. Однако решится ли на перезагрузку отношений с традиционными оппонентами США избранный президент Джозеф Байден, покажет время: новая администрация, как и предыдущая, не исключает, что продолжит разговор на языке давления, если сочтет это уместным.

Игорь Гашков