Все новости
Был ли заговор?
Был ли заговор?
Был ли заговор?
Был ли заговор?
Был ли заговор?

Был ли заговор? США публикуют "секретные файлы" об 11 сентября

Башни Всемирного торгового центра, 11 сентября 2001 года
© AP Photo/Louis Lanzano
Их обнародования добиваются родственники погибших, убежденные в виновности иностранной державы — Саудовской Аравии

Шесть месяцев, начиная с завтрашнего дня, — такой срок отвели себе Соединенные Штаты, чтобы придать гласности документы, в которых изложены результаты расследования ФБР, известного как Operation Encore (операция "Энкор").  Секретные до сих пор сведения прольют свет на то, что удалось узнать о подготовке терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне. Основная интрига: по утверждению бывших агентов спецслужбы Дэнни Гонсалеса и Кена Уильямса, группировка "Аль-Каида", стоявшая за преступлением (запрещена в России), пользовалась содействием госслужащих Саудовской Аравии, проживавших в то время в США. "Невозможно поверить, что 19 террористов смогли бы сами без посторонней помощи убить три тысячи неповинных людей", — излагает неотразимые, на его взгляд, аргументы Гонсалес. В Эр-Рияде с ними категорически не согласны. Власти США, завершившие собственное расследование в 2004 году, связей между преступлением и своим аравийским союзником не нашли, но убедить родственников погибших в этом не сумели. Те настаивают на публикации секретных файлов — и уже почти сумели добиться своего.

Дорога ведет в дюны

Именно категорическое неприятие официальной версии семьями убитых превратило "саудовский след" в нечто большее, чем просто конспирологическую теорию. После того как в 2016 году США разрешили своим судам принимать иски к иностранным государствам, родственники около 2500 (из 2977) погибших поспешили воспользоваться этой возможностью. К ним присоединились еще более 20 тыс. пострадавших в результате терактов. Процесс, начавшийся в 2017 году, продолжается до сих пор.

Многие из истцов уверены: установлению истины сознательно препятствуют. Показания саудовских чиновников в суде сделали закрытыми. А ФБР, проводившее собственное расследование в течение более десяти лет, найденными сведениями делиться отказалось. Масла в огонь подливают упомянутые Дэнни Гонсалес и Кен Уильямс: они утверждают, что видели документы, компрометирующие саудовцев, но не вправе разглашать секретную информацию. Несмотря на это, оба бывших агента нанялись к семьям пострадавших частными детективами — перешли на их сторону.

Летом 2021 года 3500 человек — члены семей погибших и выжившие, получившие ранения, — подписали коллективное обращение к Министерству юстиции с призывом расследовать действия ФБР: не уничтожает ли спецслужба доказательства связей между террористами и саудовскими чиновниками. А в августе 2021 года заявили о себе еще резче: объявили президенту США Джо Байдену, что посчитают его нежеланным гостем на траурной церемонии в честь годовщины теракта, если Белый дом откажется обнародовать секретные документы. По мнению адвоката родственников Бретта Игельсона (который и сам потерял отца 11 сентября 2001 года), администрация демократов просто обязана это сделать, поскольку обещание пойти семьям навстречу дал сам Джо Байден в ходе предвыборной кампании. И для него пришло время сдержать слово.

В Вашингтоне отреагировали. 3 сентября Байден объявил, что документы о трагедии 11 сентября (или, по крайней мере, их основную часть) опубликуют. Обнародование произойдет в несколько этапов в течение ближайших шести месяцев, при этом первые секретные файлы увидят свет уже 11 сентября. Родственники жертв встретили новость со сдержанным оптимизмом. Многие из них по-прежнему сомневаются, что Белый дом поделится с миром всем, что знает, и не согласны принять документы в расчет, если их содержание не окажется сенсационным. Точку зрения этих людей бескомпромиссно выражает Игельсон: "Наше правительство либо лжет насчет доказательств, которыми располагает, либо уничтожает их", — заранее уверен он. 

Тени вырастают в полдень

Пока новые документы только готовят к обнародованию, родственники жертв строят свои рассуждения на основании открытой информации, которая тоже когда-то была секретной. В 2016 году публике представили завершающую главу государственного доклада 2004 года, посвященную 11 сентября. Среди упомянутых в ней лиц — участники терактов Наваф аль-Хазми и Халид аль-Михдхар, прибывшие в Америку еще в 2000 году. Про них установлено достоверно, что обосноваться в стране, языка которой они не знали, им помогли соотечественники-экспаты, один из которых, Омар аль-Баюми, являлся на тот момент государственным служащим Саудовской Аравии. Незадолго до терактов 11 сентября он и его близкий знакомый дипломат Фахад аль-Тумайри, чьи убеждения балансировали на грани религиозного экстремизма, покинули США.

Показания, которые аль-Баюми дал американской юстиции, были встречены родственниками погибших с недоверием. Саудовец утверждал, что повстречал будущих террористов случайно в ресторане Лос-Анджелеса и, будучи общительным человеком, скоро свел с ними дружбу. Госслужащий предложил аль-Хазми и аль-Михдхару перебраться в город Сан-Диего, штат Аризона, и они к его совету прислушались. На новом месте боевики "Аль-Каиды" продолжили тайно готовиться к теракту и... даже записались в летную школу: эти навыки им понадобились впоследствии, когда для совершения терактов преступники пошли на угон самолетов.

В государственном докладе говорится, что аль-Баюми трудно причислить к подозрительным личностям: в интересе к религиозному экстремизму он не замечен. Однако совсем другое дело — аль-Тумайри, запомнившийся провокативными выступлениями в одной из американских мечетей. Тем не менее прямая связь между дипломатом и террористами не установлена: они не общались. А раз так... следствие пришло к выводу, что протянуть цепочку, идущую от Эр-Рияда до "Аль-Каиды", не удается.

Игра спецслужб?

Неполные данные, которыми располагает американская общественность, очень скоро привели к появлению двух конфликтующих точек зрения на подоплеку терактов 11 сентября. Согласно одной, отправка двух террористов "Аль-Каиды" в США накануне теракта не имела бы смысла, если бы лидер группировки Усама бен Ладен не рассчитывал на помощь тайных сторонников — исламистов, загодя обосновавшихся в США. Участие этих людей обязательно должно было понадобиться, чтобы адаптировать смертников на новом месте: помочь им завести банковские счета, снять жилье и начать подготовку к теракту вдалеке от посторонних глаз. На роль такого человека хорошо подходит аль-Баюми, буквально указавший преступникам город, где они остались незамеченными.

Другая версия также ставит мотивы дружелюбного саудовца под сомнение, но трактует их совершенно иначе. По мнению Стивена Хьюитта из Бирмингемского университета, за радикально настроенными мусульманами, потенциальными оппозиционерами, должны были наблюдать спецслужбы Саудовской Аравии, имевшие своих агентов, в том числе и в США. По такому предположению, аль-Баюми лишь пытался втереться исламистам в доверие, об их планах не знал и идеям не сочувствовал. Но публикация сведений даже об игре с радикалами втемную все равно нежелательна для саудовского правительства, поскольку делает достоянием общества тайную работу спецслужб и заодно выставляет их случайными попутчиками террористов.

В 2004 году, когда США завершили свое расследование, и вплоть до 2016-го, пока данные все еще собирало ФБР, у американцев были основания принимать пожелания ближневосточных союзников в расчет. Однако в последние годы обстановка изменилась — и вполне вероятно, именно с этим связано намерение Белого дома представить тайные файлы на суд широкой общественности. 

Восточный гамбит

В том случае, если содержание документов затронет международный престиж Саудовской Аравии, это будет уже не первый, а второй за краткое время удар Вашингтона по Эр-Рияду. В феврале этого года администрация Байдена обнародовала секретный доклад ЦРУ, посвященный убийству в октябре 2018 года в Стамбуле саудовского журналиста Джамаля Хашкаджи. Мировая пресса обвинила в преступлении власти его собственной страны, не исключая и наследника престола — принца Мухаммеда бен Сальмана. Авторы доклада встали на ту же точку зрения, подкрепив ее своим немалым авторитетом. Еще ранее, в 2018 году, основные положения этого документа уже огласили прессе, и тогда же — впервые в истории — Вашингтон ввел санкции против саудовцев: в список нежелательных лиц попали 17 чиновников, близких к правящей династии. Вопреки духу саудовско-американского альянса, скрепленного президентом Рузвельтом и королем Абдель Азизом на борту крейсера "Куинси" еще в 1945 году и долго остававшегося неизменным, США и исламская монархия оказались по разные стороны баррикад.

Объяснение такого резкого поворота лежит в области экономики. В 2009 году, когда Джо Байден вступил в должность вице-президента, США импортировали в среднем около 1 млн баррелей сырой саудовской нефти в сутки. Часть из нее шла на переработку в американские НПЗ, а другая отправлялась на нужды выходившей из кризиса американской экономики. Спустя 12 лет обстановка кардинально изменилась. В январе 2021 года впервые в истории в течение одной (правда, пиковой) недели США пошли на то, чтобы не импортировать саудовскую нефть вообще — она оказалась им не нужна.

Причина такого отказа не лежит в области политики, а связана с резким прогрессом собственной американской нефтяной индустрии. К 2018-му (год убийства Хашкаджи) США сделались крупнейшим в мире производителем нефти за счет быстрого роста сланцевой добычи. В 2005 году США импортировали 60% необходимой им нефти, к 2015-му эта доля снизилась до 25% и продолжает с тех пор сокращаться. Само по себе это не сводит к нулю саудовский импорт (дополнительная нефть нужна американским нефтеперерабатывающим заводам), но совершенно лишает его стратегического измерения. На протяжении всей второй половины XX и начала XXI века Вашингтон зависел от Эр-Рияда, но в наши дни эта двусторонняя связь неожиданно истончилась и почти оборвалась.

Нет денег — нет любви, поэтому отныне больше ничего не препятствует публикации компрометирующих документов о саудовском государстве, не исключая и чувствительную тему терроризма. Что же именно содержится в этих свидетельствах — теперь покажет только время.

Игорь Гашков