Все новости
Рыба и мигранты.

Рыба и мигранты. Что не могут поделить Лондон и Париж после Brexit

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и президент Франции Эмманюэль Макрон
© AP Photo/Alistair Grant, Pool
Дело дошло до угроз санкциями

Проявившееся после выхода Соединенного Королевства из Европейского союза недопонимание между Великобританией и Францией стало обостряться. И хотя долгие годы эти страны вместе с Германией были лидерами ЕС, образуя так называемую евротройку, теперь дело дошло до угроз санкциями.

10 декабря истечет срок ультиматума, который Париж фактически поставил перед Лондоном для решения спора вокруг рыболовства в проливе Ла-Манш. Его угроза выглядит реалистичной: после Brexit, а теперь и смены канцлера в ФРГ, президент Франции Эмманюэль Макрон получает неформальный статус "лидера ЕС", который требуется подкреплять.

Ситуацию осложняет, кажется, личная неприязнь между Макроном и британским премьером Борисом Джонсоном. Стороны и так явно не могли найти общий язык, теперь же дело доходит и до просачивающихся в прессу грубостей. Лондон и Париж не намерены друг другу уступать - и это демонстрирует также кризис вокруг все более нарастающего потока мигрантов, которых не хотят принимать ни французы, ни британцы.

Рукав или канал?

В проливе Ла-Манш (фр. "рукав", на островах его зовут "Английским каналом") менее чем в 25 км от французского полуострова Контантен расположились Нормандские острова - наиболее заметны среди них Джерси и Гернси. Еще при предках английского короля Вильгельма Завоевателя номинально они считались французской территорией, но сейчас сохраняют уникальный статус не входящего в Соединенное Королевство владения британской короны.

Когда Великобритания покинула ЕС, вопрос о том, кто может ловить рыбу в окружающих острова водах, вышел на передний план. До Brexit это могли делать рыбаки со всего Евросоюза, теперь же приоритет за британцами. Еще чуть больше пяти лет Лондон обязан выдавать иностранцам лицензии, но делает он это неохотно: рыба идет на европейские рынки, где конкуренты ему не нужны.

Хотя рыболовство не занимает сколь-либо заметного места в экономике Великобритании (0,6% от ВВП в 2020 году) или Франции (1,6%), Париж такое положение дел у его же берегов не устраивает. При молчаливом согласии властей с весны прошлого года французские рыбаки то и дело блокируют порты, чтобы английские конкуренты не могли сбыть там свой товар. Блокаде подвергался и Джерси - Лондон отправил туда на выручку два корабля королевских ВМС, - под угрозой тоннель под Ла-Маншем.

Париж требует увеличить число выпускаемых лицензий - с начала года их выдали более 960, но французы требуют еще не менее 150. Для убедительности Франция угрожает санкциями: усиленным контролем за поступающими с острова на материк товарами, запретом на выгрузку морепродуктов и, наконец, отключением электричества Нормандским островам. Премьер страны Жан Кастекс заявил 5 октября и о возможности пересмотреть все договоры с Великобританией, если Лондон будет упорствовать.

Небольшая экономическая проблема становится вопросом национального престижа, а потому в ход идут все средства. 28 октября французские жандармы задержали в проливе за отсутствие разрешения на лов рыбы британский траулер Cornelis Gertjan ("Корнелис Гертьян"). В МИД королевства намек поняли и вызвали французского посла, указав на "разочаровывающие и непропорциональные угрозы" Парижа.

Позднее Джонсон поговорил с Макроном, и, хотя комментарии сторон не были особенно доброжелательными, Франция вводить санкции 2 ноября, как планировала изначально, не стала. Остров Джерси выдал французским рыбакам еще 49 лицензий - впрочем, Париж считает, что этого все равно мало.

Где останутся мигранты

Другим камнем преткновения стал поток мигрантов, пытающихся перебраться через пролив на острова. К концу лета их число достигло 15,4 тыс. - при 9,5 тыс. за весь прошлый год и 2,3 тыс. за 2019-й. Нелегалы используют легкие и ненадежные суда и пересечь пролив зачастую не могут - спасать их приходится французской береговой охране.

Формальным поводом для обострения стала произошедшая 24 ноября трагедия: в проливе затонула лодка, где было около 50 мигрантов, при этом более 30 погибли, несмотря на организованную Францией спасательную операцию. Комментируя инцидент, Джонсон намекнул, что Париж не лучшим образом справляется с ситуацией, несмотря на 54 млн фунтов направляемой ему из Лондона поддержки.

Двумя днями позже британский премьер направил Макрону письмо, но опубликовал его в Twitter. Предложение Джонсона возвращать мигрантов на континент возмутило Париж (Макрон подчеркнул, что это несправедливо, поскольку попасть нелегалы хотят именно на остров), но большее негодование вызвала идея совместных франко-британских патрулей - уже французский премьер увидел в ней покушение на суверенитет.

При этом для Лондона проблема стоит остро: после Brexit Великобритания не успела заключить ни с одной страной ЕС соглашения о реадмиссии, а потому формально возвращать мигрантов назад не может. С инициативой поучаствовать в составлении такого договора сейчас выступил Париж, что Лондону, видимо, не сулит ничего хорошего.

Пока же рабочие контакты по проблеме на уровне МВД прекратились: французское ведомство отменило все встречи с британскими коллегами, заявив, что послание премьера разочаровывает, а "факт его публичного обнародования - еще хуже самого этого письма". Джонсону же его коллега из Франции направил письменный ответ, где попросту ни с чем не согласился.

Внутри, а не снаружи

Впрочем, как отмечает Би-би-си, такой исход был ожидаем: возможно, подлинным адресатом письма был не Макрон, а возглавляемая Джонсоном Консервативная партия. За время его премьерства она вновь начала уступать лейбористам, пусть в ноябре, по подсчетам Ipsos, это был всего 1 п.п. (36% против 35%).

Да и сам Джонсон теряет позиции: по данным социологов из YouGov, к началу декабря он стал лишь вторым по популярности политиком-консерватором. Со своими 34% поддержки он на 2 п.п. уступил первенство канцлеру казначейства Риши Сунаку.

Так что ему - тем более на фоне проблем с пандемией - приходится снова и снова доказывать избирателям правильность своей политики и задевать патриотические струны - например, допуская в парламенте выход Лондона из Европейской конвенции по правам человека, которая стесняет власти, поскольку "защищает преступников".

Нельзя терять престиж и Макрону: если он хочет остаться "лидером ЕС", то должен переизбраться в апреле. А сделать это с антирейтингом в 56%, согласно данным Ipsos на начало октября, может оказаться сложным.

Однако даже если и Джонсон, и Макрон справятся с внутренними проблемами, найти общий язык они вряд ли смогут. Слишком уж низко доверие между лидерами, особенно после заключения США, Великобританией и Австралией соглашения AUKUS, обратившего в ничто контракт суммой €56 млрд на поставку Канберре французских подлодок. И если с Вашингтоном как лидером НАТО сохранять любезность придется, на Лондон, потерявший любой вес в ЕС, правила приличия не распространяются.

Возможно, поэтому в прессу то и дело проникают сообщения о перепалках Макрона и Джонсона. То британский премьер перед камерами посоветует своему оппоненту на нарочито ломаном французском "держать себя в руках" и не отчаиваться из-за потери контракта. То президент Франции, как утверждает журнал Le Canard enchaîné, называет противника клоуном, а его кабинет - цирком.

Антон Морозов