Все новости
Проголосовать и вернуться живым: Афганистан выбирает президента
Проголосовать и вернуться живым: Афганистан выбирает президента
Проголосовать и вернуться живым: Афганистан выбирает президента
Проголосовать и вернуться живым: Афганистан выбирает президента
Проголосовать и вернуться живым: Афганистан выбирает президента
Продвижение "Талибана" в Афганистане

Проголосовать и вернуться живым: Афганистан выбирает президента

© Paula Bronstein/Getty Images
Экстремисты делают ставку на запугивание, чтобы дискредитировать голосование и захватить страну силой

Президентским выборам, назначенным в Афганистане на 28 сентября, сопутствует ощущение страха. С августа запрещенная в России группировка "Талибан" угрожает терактами всем, кто примет участие в демократической процедуре. По мере приближения дня голосования исламисты взвинчивают темп: каждый день в течение прошедшего месяца из-за нападений экстремистов гибло в среднем 74 человека. Среди них мог оказаться и президент страны Ашраф Гани, предвыборный митинг которого подвергся атаке 17 сентября. Гани, фаворит гонки, имеет все шансы победить, не укрепив при этом своей власти. Честность подсчета голосов заранее ставят под сомнение, а это значит, что страну может ожидать длительный период послевыборного противостояния кандидатов.

Афганский гамбит

15 лет назад, в октябре 2004 года, афганцев пригласили на избирательные участки: первые за многие годы демократические выборы состоялись при воодушевлении большинства сограждан. С тех пор интерес к предвыборным кампаниям в Афганистане заметно упал. В парламентских выборах 2018 года приняли участие лишь 45% имеющих право голоса.  Даже такой результат признали удачным: после скандалов 2014 года, когда итог выборов в течение многих месяцев оспаривал проигравший кандидат Абдулла Абдулла, многие утратили веру в честность процедуры.

"Такого интереса к выборам, как 15 лет назад, у афганцев нет. Причин две: отсутствие необходимой безопасности во многих местах, где должно состояться голосование, а во-вторых, некомпетентность, неэффективность и коррупция, разочаровавшие граждан. Так что у них нет больше доверия ни к кандидатам, неспособным представить реалистичную и достойную поддержки программу, ни к голосованию вообще", — рассказал в разговоре с ТАСС исследователь из французского Института международных и стратегических отношений Карим Пакзад. 

В обстановке предвыборной апатии убедить избирателей проголосовать может этнический фактор. Многие готовы отправиться на избирательные участки, только чтобы поддержать "своих". Такая мотивация никого не удивляет. "Вопросы племенной принадлежности доминируют в афганской политике", — говорит Пакзад.

Действующий президент и фаворит Ашраф Гани представляет пуштунов — самый большой этнос государства, составляющий приблизительно 40% населения. Его основной конкурент Абдулла Абдулла опирается на влиятельное меньшинство таджиков. В 2014 году Гани и Абдулла уже сталкивались на выборах, завершившихся длительным политическим кризисом. Победу Гани, чья этническая база шире, до конца оспаривал конкурент. Примирения удалось добиться только под давлением США. "С тех пор избирательные институты в Афганистане улучшились лишь до определенной степени. Поэтому повторение сценария 2014 года вполне возможно. Политическая культура, сложившаяся в стране, такова, что ни один ключевой кандидат не готов признать поражение", — поделился мнением с ТАСС сопредседатель "Сети экспертов по Афганистану" (Afghanistan Analysts Network) Томас Руттиг.

"Повторение дуэли 2014 года Гани против Абдаллы может завершиться еще более неопределенными результатами, чем в 2014 году", — рассказал ТАСС бывший атташе Еврокомиссии в Пакистане Жорж Лефевр.

Отрежь неверному палец

На части территории Афганистана выборы не имеют никаких шансов состояться. Около 400 участков, находящихся в районах, занятых талибами, официально признаны бесперспективными — там у властей нет возможности организовать электоральную процедуру. С риском столкнутся и жители смежных районов. Исламисты готовы наказывать тех, кто ходил на выборы. Тем более что в силу техники голосования тех легко будет отличить по внешним признакам.

В обстановке недоверия, окружающей выборы, власти ведут борьбу с популярной разновидностью обмана: повторным волеизъявлением одних и тех же людей. Ради этого планируется наносить несмываемые чернила на подушки пальцев избирателей. Талибы встретили это сообщение во всеоружии. Они намерены осматривать пальцы афганцев и отрубать те из них, которые окажутся в краске. 

"Идеология движения "Талибан" такова, что она принципиально несовместима с демократией, — рассказал в разговоре с ТАСС ведущий эксперт российского Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко. — Народовластие предполагает, что законы устанавливаются людьми. Шариат, каким его признают талибы, учит другому: установления ниспосланы Богом, и люди не имеют права ничего добавлять к ним. Те же, кто все-таки отваживается на такое, превращаются в многобожников, поскольку только те ставят человечество на одну ступеньку с Аллахом. В талибской трактовке ислама принятие многобожия снимает с отступника защиту: любые преступления против него становятся допустимыми". Есть и еще одна причина, почему талибы ненавидят избирательные урны: слабая популярность. "Несмотря на свои успехи, исламисты не пользуются низовой поддержкой. Их потолок — 10–15% голосов, и честное голосование они обоснованно опасаются проиграть. Существуют примеры, подтверждающие это: исламистские группировки, выходившие из подполья в мир демократического соревнования и добивавшиеся мизерного результата, даже несмотря на то, что их лидеры были на слуху в Афганистане", — говорит специалист.

В такой ситуации у талибов остается единственная надежда — на вооруженный захват власти. Для этого действующее правительство должно быть по возможности  дискредитировано, а выборы — состояться с нарушениями и при предельно низкой явке.

Кабул через подзорную трубу

С 2001 года войну с талибами в Афганистане ведут США. Итог боевых действий, которые называют самой продолжительной войной в истории Америки, остается неубедительным. Изгнанные из центральных районов страны талибы закрепились на периферии, где с 2015 года конкуренцию им составляет запрещенное в России "Исламское государство" (ИГ). Обе группировки намерены помешать голосованию. Каждая делает ставку на предвыборные теракты, так что иногда лишь с запозданием удается установить, кто несет ответственность за то или иное преступление.

Несмотря на террористические вылазки талибов, до сентября 2019 года Вашингтон видел в них приемлемых партнеров по переговорам. В августе госсекретарь США Майкл Помпео заявил, что соглашение с "Талибаном" могут заключить еще в конце нынешнего лета. Но карты исламистам спутал их собственный терроризм: после нападения, в результате которого погиб американский военнослужащий, президент США Дональд Трамп заявил 9 сентября о выходе из переговоров с экстремистами.

Задача, стоящая перед ними, усложнилась. Однако они по-прежнему стремятся бросить тень на выборы и в случае, если США выведут свои войска, добиться власти вооруженным путем.

Игорь Гашков