Все новости
Пандемия коронавируса нового типа

"Пандемию не планировал никто". Почему благотворительные фонды покупают защиту для врачей

© Сергей Карпухин/ТАСС
"Вы когда-нибудь надевали респиратор? Прижмите плотно сомкнутые ладони к лицу и попробуйте вдохнуть — чувство похожее", — говорит Анна Белозерова, врач-рентгенолог в республиканской больнице им. В.А. Баранова, Петрозаводск

Работать в средствах индивидуальной защиты (СИЗ) сложно. Но — необходимо: без этих респираторов, очков и халатов медики быстро заразятся коронавирусом. И речь не только о работниках клиник, созданных/перепрофилированных под COVID-2019. Больницу, в которой работает Белозерова, не перепрофилировали — это региональный сосудистый центр, здесь проводят срочные операции на сердце. Но если у пациента вдобавок есть подтвержденный коронавирус или хотя бы подозрение, врачи будут оперировать в защитных костюмах.

По словам Белозеровой, в их больнице СИЗ достаточно. "Такого, что не в чем идти к пациенту с коронавирусом, у нас не было", — говорит она. Что-то успела закупить администрация больницы. Что-то помогла купить подруга, "достаточно обеспеченная женщина": "Не гигантское количество, но если мы можем этим закрыть две-три операционные бригады — это уже большое дело". А что-то закупили благотворительные фонды — конкретно этой клинике помогли "Живой" и "Правмир".

В некоторых российских клиниках все обстоит гораздо хуже — вплоть до того, что врачам приходится стерилизовать одноразовые медицинские маски. Защитить врачей сейчас — главная задача. Иначе очень скоро нас некому будет лечить.

 "Завтра, послезавтра, через неделю?"

"Мы не планировали этим заниматься, хотя одна из программ — помощь больницам, — рассказывает директор благотворительного фонда "Живой" Виктория Агаджанова. — Наши подопечные — люди с онкологией или те, кто перенес инсульт. Мы понимали, что они и так окажутся вне зоны внимания благотворителей". Но потом одни больницы стали перепрофилировать под COVID-2019, в других — ограничивать прием новых пациентов. И стало ясно: чтобы помочь подопечным, нужно сначала "помочь" закончиться пандемии.

Для фонда "Правмир" эта история началась с поста знакомого врача — она просила помочь собрать деньги на средства защиты. "Мы подумали, что могут найтись и другие больницы, которым нужна помощь, — рассказывает Анна Данилова, главный редактор портала "Правмир" (фонд является его проектом). — И спросили врачей в закрытом сообществе. В первый же день к нам поступило 20 заявок со всей России".  

"У нас в фонде шесть человек сидят на телефоне, — говорит директор БФ "Созидание" Елена Смирнова. — Мы начинаем в восемь утра и заканчиваем в десять вечера, и у нас в час по 400 сообщений — где что есть". Больницы, которым сейчас помогает "Созидание", — это "практически вся география нашей страны".   

Благотворительные фонды получают заявки, собирают деньги, ищут по всей России поставщиков, закупают средства защиты и рассылают их в больницы. Они уже обеспечили ими десятки клиник, еще десятки отправили заявки и ждут помощи. Точные цифры называть бессмысленно: они постоянно меняются. И конца этому не видно. И хотя сейчас врачи уже начали дезинфицировать защитные костюмы, чтобы сэкономить их, ясно, что они будут нужны еще и еще. Нужно "бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте". "Это не как когда мы ребенку оплатили операцию и письмо ушло в архив, — говорит Елена Смирнова. — Все эти письма лежат, потому что завтра врачам понадобится то же самое. И нет информации, когда они получат все это от государства — завтра, послезавтра, через неделю?"

"Мы не знаем, где рванет завтра"

Сколько стоят средства защиты для врача, отправляющегося в "красную зону"? "Давайте считать, — говорит Виктория Агаджанова. — Костюм — 2 тыс. рублей, очки — 300 рублей, бахилы — 140 за две штуки. Маска медицинская — 25 рублей, респиратор — 400–600. Перчатки — 15 рублей пара, они надевают две — значит, 30 рублей. Защитный щиток на лицо — 250 рублей… Получается сумма — где-то три с хвостиком". Конечно, цены не везде одинаковые — и благотворительные фонды ищут более приемлемые. По словам Агаджановой, количество перекупщиков, которые наживаются на ситуации, сейчас зашкаливает. "Поэтому полгода назад цена 25 рублей за маску нас бы ужаснула, — говорит она. — Но сегодня она считается адекватной".

Но проблема обеспечения медиков средствами защиты — не финансовая. И государство до сих пор не решило ее не потому, что не хватает денег. "Пандемию не планировал никто, — говорит Анна Данилова. — Сейчас во всем мире нет ни одной страны, которая бы заявила, что там вдоволь масок и прочего". По словам президента России Владимира Путина, к середине мая в стране будет выпускаться более 150 тыс. защитных костюмов в сутки, но даже этого — недостаточно.

Как объясняет Данилова, здесь слишком много сошлось в одной точке. Такого количества защитных средств медикам просто никогда не было нужно — и поэтому производства поначалу просто не справлялись. Множество клиник было перепрофилировано — и защита понадобилась больницам, которые ее никогда не закупали. И до сих пор сложно спрогнозировать, где и в каких объемах она будет нужна. "Мы не знаем, где рванет завтра", — говорит Данилова.  

Одна из главных причин, по которой больницы не смогли сами вовремя обеспечить себя средствами защиты, — это система закупок. Виктория Агаджанова объясняет: больница не имеет права самостоятельно закупать средства защиты. Она должна отправить запрос в местный депздрав, он — проверить запрос на соответствие ситуации, провести тендер и выбрать поставщиков. Все это — потерянное время, за которое по стране могут заразиться тысячи врачей. 17 апреля Госдума приняла закон об упрощении процедуры госзакупок для предприятий — он должен облегчить ситуацию.  

"К тому же требования к закупкам больниц немножко отличаются от того, к чему сейчас располагает жизнь, — объясняет Анна Данилова. — Нам врачи говорят: купите любые очки из строительного магазина, они точно подходят". Конечно, фонды покупают только четко сертифицированную продукцию, но все же у них больше возможностей для маневра. Наконец, в больницах на поиск и закупку средств защиты не хватает даже времени и рук — а у фондов они есть.

Некоторые больницы справились по-своему: медики покупали средства защиты на собственные деньги (как физические лица), а им потом выписывали "возмещающие" премии. Но это даже чисто финансово возможно не везде. В некоторых удалось все быстро решить. В благотворительных фондах говорят: со временем все будет организовано так, как нужно, главное — помочь врачам продержаться до этого момента. "Государство делает очень много. Потому что пока мы покупаем только СИЗы, а не аппараты искусственной вентиляции легких и кислородные подушки, — говорит Анна Данилова. — Если бы больницы просили ИВЛ — мы бы, естественно, с этим не справились".

"Мы не справляемся, пожалуйста, помогите"

Возможно, вы помните видео, где замминистра здравоохранения Краснодарского края Валентина Игнатенко в ответ на запрос одной из больниц о дополнительных средствах защиты посоветовала "посадить двух санитарок", которые сошьют бахилы. После региональный Минздрав объяснил эти слова "искренней тревогой за ситуацию" и отметил, что пошив бахил в больницах — это обычная практика. "Знаете, с учетом того, как у нас идет распределение количества санитарок на количество больных, у санитарок после смены бывает только одно желание — лечь и больше не вставать", — говорит на это Виктория Агаджанова.

Не во всех больницах врачи решаются признать, что им не хватает средств защиты: они опасаются негативной реакции "сверху". Елена Смирнова рассказывает, что в одном из регионов просили, чтобы их фонд сам прислал предложение помочь — а в больнице бы на это только согласились. "Без такого письма они боятся шаг ступить! — говорит Смирнова. — Как будто благотворительные фонды сидят на мешках с респираторами и не знают, куда их деть".

Благотворительные фонды не работают без запроса — то есть официальной просьбы о помощи от больницы. Во-первых, потому что у них есть отчетность. Во-вторых — больницы не должны снимать ответственность с себя. И фонды призывают не бояться. "У руководителя есть два варианта: либо сидеть молча и делать вид, что ничего не происходит, либо рискнуть своей должностью и громко заявить: ребят, мы не справляемся, пожалуйста, помогите, — говорит Агаджанова. — Тут нет ничего крамольного. Оказаться готовым к бедствию такого масштаба было невозможно. И все то же самое происходит сейчас во всем мире".

"Я считаю, что те главврачи, которые обратились за помощью, заботятся не о своей хорошей должности, а о своих врачах, медсестричках и другом персонале", — добавляет Елена Смирнова. Но 28 апреля она опубликовала в Facebook пост, в котором рассказала, что удалось спасти от увольнения врача, рассказавшего о нехватке средств защиты.

Получается, что врачи рискуют быть наказанными за то, что заботятся о безопасности — не только своей.

Петрозаводский врач Анна Белозерова уверена: врачам в любом случае не стоит ждать, что "прилетит волшебник на голубом вертолете". Нужно просить о помощи, если она нужна. И благотворительные фонды помогут всем, чем смогут.

А мы можем помочь фондам деньгами прямо сейчас — чтобы завтра нас было кому лечить. 

Помочь фонду "Правмир" можно здесь, "Созидание" — здесь, "Живой" — здесь.

​​​Бэлла Волкова