Все новости

Взаимодействие России и НАТО: хуже не будет, потому что некуда

Денис Дубровин — о том, что стоит за приостановкой миссии РФ при Североатлантическом альянсе

Россия приостанавливает с начала ноября работу своего постпредства при НАТО в Брюсселе и деятельность миссий альянса в Москве. Такое решение было принято после того, как Североатлантическая организация отозвала аккредитацию восьми сотрудников постпредства РФ. С точки зрения дипломатии Россия и НАТО вернулись на 20 или даже 30 лет назад, когда системного диалога между ними не существовало.

Впрочем, в первый раз российских дипломатов при НАТО альянс выслал без объяснения причин еще в 2009 году. Что в действительности произошло, к чему приведет, кому было выгодно и какие возможны дальнейшие сценарии взаимодействия? Будем разбираться.

Коротко о главном

Для нетерпеливых читателей сразу сделаю краткие выводы. 

Закрытие дипмиссий станет концом Совета Россия — НАТО (СРН). При этом РФ практически не заметит его исчезновения, так как дипломатический обмен между нашей страной и Североатлантическим альянсом давно стремился к нулю.  Переговоры продолжатся, но уже не со штаб-квартирой НАТО, а с реальным центром принятия решений в альянсе — с США. С остальными странами договора диалог будет также вестись на двусторонних площадках, в том числе по вопросам военной безопасности и сотрудничества в борьбе с терроризмом.

Причем контакты на уровне военных между Россией и НАТО никогда не были завязаны на СРН и продолжатся по мере необходимости. Другими словами — войны не будет. Западу она и не нужна — нужна бесконечная конфронтация. 

Никакого заметного ухудшения отношений после закрытия миссий не произойдет. Просто потому, что уже дальше некуда. НАТО и США оказались не готовы и не способны строить действительно равноправное партнерство с Россией. Все, чего они хотят, укладывается в формулировку "диалог с позиции силы".

Завершение эпохи

Совет Россия — НАТО продержался 19 лет. Предполагалось, что он станет инструментом для сближения атлантического и евразийского полюсов силы. Впрочем, формально его кончину пока никто не признал. Но ведь СРН — это совет послов России и государств НАТО. А раз послов нет, то нет и совета. Теперь его можно собрать разве что на "удаленке", но таких прецедентов за всю историю, даже во время полного локдауна из-за пандемии COVID-19 в Европе, не было. 

Изначально заседания СРН проходили практически еженедельно, позже сократились до десяти встреч за четыре года, и под конец — двухлетняя пауза. Последнее заседание совета прошло 5 июля 2019 года. Задолго до этого в ответ на любые аргументы страны НАТО хором повторяли вызубренный набор обвинений в адрес России: виновата в гражданской войне на Украине; вмешивается в дела и выборы стран НАТО; использует запрещенные виды оружия — от химического до новейших российских крылатых ракет; ее хакеры способны взломать что угодно и где угодно. 

Реформы и модернизация Российской армии, начатые в 2014 году, также вызвали целый шквал обвинений со стороны альянса в агрессивности действий России. Эта же тема стала и бесконечным источником для спекуляций с целью увеличения военных расходов государств альянса, несмотря на то что суммарные военные бюджеты стран НАТО в 20 раз превышают военный бюджет РФ.

По мере того, как становился очевидным провал операции НАТО в Афганистане, к инсинуациям в адрес РФ присоединилось тиражирование слухов, что якобы Россия помогает воюющим против альянса силам движения "Талибан" (запрещено в РФ).

В таком контексте не сложно утратить интерес к обмену обвинительными монологами. Так, за последние два года генсек НАТО неоднократно озвучивал призыв провести встречу СРН. Но когда российские дипломаты спрашивали о темах разговора, то звучал один и тот же набор. А разговоры ради разговоров России не нужны.  

Начало конца

Стратегическое партнерство основывалось на Основополагающем акте Россия — НАТО, подписанном в 1997 году. Он декларировал, что обе стороны перестают считать друг друга противниками, отказываются от применения силы или угроз ее применения в отношении друг друга, приступают к совместным усилиям по разоружению и развитию партнерства. Именно на этих принципах и ради их реализации и был создан позже, в 2002 году, Совет Россия — НАТО. Основополагающий акт сегодня не денонсирован, он остается в силе, однако на практике превратился в пустую скорлупу.

С первых же дней работы совета Россия оказалась лицом к лицу с монолитной позицией всех 19 стран НАТО по практически любым спорным вопросам. Аргументы, которые приводила Россия, о ненужности и опасности расширения НАТО для мира и стабильности в Европе были просто проигнорированы. 

Символическим моментом смены тональности в отношениях России и НАТО, так же как и в отношениях с Западом в целом, стала речь президента России Владимира Путина на конференции по безопасности в Мюнхене в 2007 году. В ней российский лидер предельно откровенно предложил Западу работать на условиях равноправного партнерства, не имитировать, а действительно создавать механизмы, гарантирующие взаимную безопасность. Решать проблемы на мировой арене путем диалога. 

Правда, видимо, представители североатлантической элиты рассмотрели в этой речи лишь попытку России пересмотреть итоги холодной войны и вернуть себе статус мировой державы, подвинув США и их союзников. "Мы вас победили в холодной войне и теперь всегда и везде будем делать все, что заходим" — эту фразу в те времена нередко приходилось слышать в разных интерпретациях в Брюсселе в приватных беседах от американских и близких к ним представителей, особенно если дискуссия переходила определенный градус накала и алкоголя.    

Первый видимый критический сбой в работе СРН произошел немногим более чем через год после речи Владимира Путина — в августе 2008 года, когда Грузия начала войну против Южной Осетии. Тогда погибли российские миротворцы, и РФ была вынуждена начать военную операцию по принуждению Грузии к миру. Постпредом России при НАТО в тот момент был Дмитрий Рогозин, который прервал свой отпуск и 8 августа вернулся в Брюссель, где потребовал немедленного созыва СРН. Россия намеревалась проинформировать альянс о реальной ситуации в зоне боевых действий, на фоне лавинообразного потока дезинформации в западных СМИ о неспровоцированной агрессии России против Грузии. В НАТО тянули время до 12 августа, когда ситуация в зоне конфликта была уже определена и российские войска фактически завершили вытеснение грузинских сил и принуждение их к прекращению огня. 

Но даже тогда миссия США при НАТО заблокировала проведение заседания СРН. Вместо этого был созван Совет НАТО, куда пригласили посла Грузии. После этого альянс выступил с жесткой критикой в адрес России за якобы "непропорциональное применение силы". США, Чехия и страны Прибалтики призвали пересмотреть отношения России и НАТО. Ни одного слова осуждения в адрес Тбилиси сказано не было, гибель российских миротворцев альянс проигнорировал. 

Сейчас подобные действия НАТО не вызывают особого удивления, мол, иначе и быть не могло. Но в 2008 году для многих людей как в России, так и на Западе эта ситуация стала настоящим холодным душем. Она продемонстрировала, чего в реальной ситуации стоят все заявления США и стран НАТО о стратегическом партнерстве с Россией.

Демонтаж сотрудничества

После войны в Грузии работа Совета Россия — НАТО была парализована на девять месяцев — она возобновилась только 29 апреля 2009 года. Способствовала "примирению" прежде всего смена администрации США — Барак Обама провозгласил перезагрузку в отношениях с Россией. Правда, уже на следующий день, 30 апреля, было объявлено о высылке двух дипломатов из миссии России при НАТО фактически без объяснения причин. На мой (и не только) взгляд, это был откровенный сигнал: "Не думайте, что отношения после Грузии будут продолжаться, как будто ничего не случилось". 

В 2010 году на первый план вышел новый серьезный стратегический раздражитель в отношениях России и НАТО — планы США развернуть собственную систему противоракетной обороны (ПРО) в Европе. В теории такие базы в Румынии и Польше позволяли держать под контролем воздушное пространство всей европейской части России. А при размещении там ударных ракет их подлетное время до российской столицы сокращалось до нескольких минут. 

Все компромиссные предложения России, в том числе о создании интегрированной системы, в которой российские комплексы защищали бы свою территорию и восточный фланг НАТО, а НАТО — свою территорию и западный фланг России, были отметены. Вашингтон и Брюссель также отказались подписать документ, который бы закреплял обязательство НАТО не использовать свою ПРО против РФ. США просто объявили, что система останется развернута в сторону РФ, но при этом не будет представлять угрозы для этой страны.

До 2012 года российские дипломаты пытались найти решение этой проблемы в Совете Россия — НАТО, но все попытки упирались в стену. Кстати, достроить эту систему США так и не смогли. Более того, НАТО утратила к ней всякий интерес, после того как Россия, видимо осознав бесперспективность своих дипломатических усилий, сделала ставку на военно-технический ответ и поставила на вооружение крылатые ракеты нового поколения.

Конфронтация

Полноценная конфронтация между Россией и НАТО начала стремительно нарастать с 2014 года — после воссоединения Крыма с Россией. Альянс немедленно прекратил все программы военного сотрудничества с РФ, работа СРН фактически приостановилась на два года. 

В 2015 году НАТО вновь потребовала сократить численность миссии России при альянсе — до 30 человек. В следующем году российским дипломатам ограничили список людей, которые могут проходить на территорию штаб-квартиры НАТО. Правда, тогда же, в 2016 году, прошло первое после заморозки отношений заседание Совета Россия — НАТО на уровне послов. Однако прозвучала лишь триада тем, которые позже фигурировали на всех последующих встречах СРН: Украина и минские соглашения, военная активность в Европе, борьба с терроризмом и Афганистан.

Последними актами в разрушении диалога России и НАТО стало сокращение численности постпредства России при Североатлантическом альянсе с 30 до 20 человек в 2018 году (в связи с недоказанными обвинениями по делу Скрипаля) и планы США по выходу из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) (Вашингтон объяснял это якобы имевшими место нарушениями договора со стороны РФ).

Последняя встреча СРН прошла 5 июля 2019 года. На ней стороны констатировали, что ДРСМД уже не спасти и что разногласия по Украине на данный момент непреодолимы. Единственным позитивным моментом стал обмен брифингами военных по проведению сторонами учений в Европе. На этом диалог в рамках СРН завершился, чтобы, видимо, больше не возобновиться. 

Таким образом, решение НАТО сократить численность постпредства России при альянсе с 20 до 10 человек, объяснив это наличием неких абстрактных данных о российской разведдеятельности, стало просто финальным актом в этой долгой пьесе. 

Кому выгодно

На мой взгляд, ответ России о полном закрытии миссий стал логичным, и, скорее всего, именно на него и рассчитывали авторы этого спектакля. МИД РФ должен был отреагировать на высылку дипломатов, однако из Москвы высылать уже практически некого, значит, единственным шагом было окончательное закрытие миссии НАТО. Оставлять при этом собственное практически обескровленное постпредство в Брюсселе означало бы оставлять альянсу возможность нанести еще один дипломатический удар, на который нечем будет ответить. 

В то же время те, кто уже давно занимался демонтажем диалога России и НАТО, теперь вновь могут обвинить Москву в нежелании вести диалог.

Как объяснить, что на фоне явной активизации двусторонних контактов России и США, включая последние консультации и визит в Москву заместителя госсекретаря Виктории Нуланд, те же США добивают структурный диалог между Россией и НАТО? Мне видится это элементарно: США укрепляют дисциплину среди своих союзников, предпринимая отчаянные усилия, чтобы замкнуть Европу только на себя. В той же логике после саммита ЕС — США в Брюсселе в июне 2021 года восточноевропейские союзники Вашингтона фактически заблокировали лидерам Германии и Франции возможность провести встречу с президентом России Владимиром Путиным — такую встречу в июне провел только Джо Байден.   

НАТО — это военная организация, жестко связанная североатлантической дисциплиной и заточенная под нужды США (создавалась она, правда, Британской империей для удержания своих позиций в послевоенном мире и укрепления влияния в разрушенной Европе, но Лондону задача оказалась не по силам). Сегодня одной из центральных задач НАТО является навязывание странам альянса западных стандартов вооружений и организация триллионных заказов для их поставок от американского ВПК. Для этого необходимы опасный внешний враг и достаточные военные ассигнования союзников для оплаты этих контрактов. 

Конфронтация может быть и без военных действий, но жесткая, в которой европейским странам не разрешено сомневаться в том, кто их враг. Конечно, это распространяется не только на вооружения, но и практически на все экономические аспекты. Нынешний газовый кризис в Европе и инспирированная США возня вокруг "Северного потока — 2" — это пример из той же области.

Анахронизм НАТО

Но нельзя сказать, что НАТО успешна в своих даже подковерных стремлениях. Системная проблема альянса заключается в том, что эта огромная бюрократическая машина и крайне выгодный для военно-промышленного лобби США механизм полностью выпали из времени. Попытки переориентировать его на борьбу с международным терроризмом или на функции мирового полицейского потерпели полную неудачу. Альянс за свою историю провел три ключевых боевых операции — в Сербии в 1999 году, в Ливии в 2011 году и в Афганистане в 2001–2021 годах. Все они позволили на определенном этапе добиться военных успехов, но стратегически стали провалом. 

Кстати, необходимо добавить, что именно в 2014 году США приступили к свертыванию основной части боевой миссии в Афганистане и первому масштабному выводу войск НАТО из этой страны. Когда эти планы были озвучены в 2013 году, многие атлантические эксперты забили тревогу, что прекращение миссии в Афганистане может привести к утрате цели и смысла НАТО, поскольку данная операция служила на протяжении уже более 10 лет стержнем, вокруг которого строилась вся деятельность НАТО. 

Год спустя, когда в результате украинского кризиса Североатлантический альянс прямо объявил, что возвращается к военному сдерживанию России, эти же эксперты, сияя, говорили на многих брюссельских площадках, что теперь НАТО ждет новый золотой век. С 2015 года оборонные расходы пошли в рост и продолжили расти даже в период пандемии COVID-19. То есть в своей исходной функции НАТО работает, но для этого ему нужна конфронтация с Россией, и в процессе своего функционирования альянс сам генерирует эту конфронтацию. 

Что делать России

Повторюсь, Россия от ситуации с закрытиями миссий не теряет практически ничего. Дипломатический диалог с НАТО фактически уже был приостановлен, миссии альянса в Москве занимались больше не дипломатией, а пропагандой атлантических идей, приглашением представителей российских СМИ в штаб-квартиру НАТО на семинары и встречи, взаимодействием с различными неправительственными организациями. 

С точки зрения наличия военных каналов связи с НАТО, которые необходимы для предотвращения инцидентов, они всегда существовали вне структуры СРН и никуда не денутся и теперь.    

В частности, начальник Генштаба ВС России генерал армии Валерий Герасимов имеет регулярные контакты (в том числе личные встречи) с верховным главнокомандующим Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе Тодом Уолтерсом по вопросам транспарентности военной активности и предотвращения военных инцидентов. Последняя такая встреча состоялась 6 февраля 2020 года в Баку. 

Осознать анахронизм Североатлантического альянса и бесперспективность продаваемой им конфронтации с Россией они смогут только сами. Как показывают последние события, включая афганский кризис и взлет цен на энергию в Европе, времени у европейских стран на это осознание не так уж и много. А у России оно есть.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru