31 января 2022, 12:30
Мнение

Результаты торговой войны США и Китая: кто проиграл и кто выиграл

Василий Колташов — о слабостях Штатов и силе КНР в экономической борьбе

На фоне изумления от уровня инфляции в США и поиска друг в друге ее политических виновников крайне остро стоит за океаном (да и не только) еще один вопрос — это результаты торговой войны с Китаем. Недавние исследования показывают, что стратегия Вашингтона против Пекина имела положительные последствия для мировой экономики, но сами США и Китай обоюдно проиграли. Ключевой вывод экспертов в том, что международная торговля товарами, которые затронула эта война, возросла на 3%. Впрочем, выглядит ли в самом деле КНР проигравшей?

Обозреватели лукавят, когда пишут, что минуло четыре года торговой войны, и когда утверждают, что "этот конфликт вовсе не положил конец глобализации, а, возможно, заложил основу для еще более надежной мировой торговой системы". Во-первых, подсчет продолжительности торговой войны должен все же начинаться самое малое с 2016 года. Начал ее не Дональд Трамп, а Барак Обама. Именно он ввел "антидемпинговые пошлины" против китайской стальной продукции еще в первом квартале того года — 265,79%. Это была не просто заградительная мера, а пошлина пошлин — огромная преграда. Она стала ответом на стремительный прогресс китайской металлургии.

Стоит отметить, что США ввели в 2016 году пошлины и против стали из других стран. Для бразильских фирм CSN, Usiminas и других она составила 38,93%, для японских JFE и NSSMC — 71,35%, для индийской Tata — 31,39%; словно пожалели британскую компанию Caparo — 5,79% и южнокорейский бизнес, для которого пошлина поднялась до 6,9%. Подобные меры против иностранных конкурентов США вводили и в XIX веке. Однако таких размеров пошлины, как в отношении китайской стали, еще не было. Это и есть настоящая торговая война, в основе которой адская решимость Штатов, но и их дьявольская уязвимость.

До свиданья, Чимерика

Размер заградительных пошлин США в сотни процентов свидетельствовал о слабости не самой инновационной отрасли — черной металлургии, а о ситуации в целом. Обама доказывал, что его экономическая политика успешна. Трамп называл ее провальной. В октябре 2016 года последний заявил в телеэфире: "Китай, когда рост его ВВП снизился на 7%, — это национальная катастрофа. У нас рост 1%. Это почти нет роста. И мы упадем ниже — это мое мнение". Американцы видели обилие китайских товаров и дефицит хороших рабочих мест и голосовали за изменение в обратную сторону. Так Трамп пришел к власти на волне протекционистских настроений в США, которые охватили даже приверженцев "свободной конкуренции" и "неконтролируемого рынка" у республиканцев.

Шаг за шагом администрация Трампа начала наступление на Китай. С 10 мая 2019 года она подняла тарифы на импортируемые товары из Китая с 10 до 25% — мера охватила годовой ввоз на $200 млрд. "Президент также приказал нам начать процесс повышения тарифов практически на весь оставшийся импорт из Китая, стоимость которого оценивается в $300 млрд", — отмечал торговый представитель США Роберт Лайтхайзер.

Чимерике настал конец (так профессора называли предполагаемое нерушимое торговое и (в дальнейшем) социально-политическое соединение США и КНР). На угрозу американских мер Китай ответил публикацией списка из 106 товарных позиций, по которым предусматривались ограничения: самолеты, автомобили, сельскохозяйственные товары, химическая продукция и так далее. Пошлина по ним устанавливалась в 25% и затронула объем экспорта из США на $50 млрд. Последовал поток резких заявлений и переговорный процесс, который дал США уверенность в том, что Китай будет закупать в Штатах сою, зерно и многие иные товары. Торговля не прекратилась, но доверие и надежды были убиты.

Ахиллесова пята США и сила Китая

Дональд Трамп пытался представить себя радикальным реформатором экономической политики США. Однако в главном модель не изменилась. Китай убедился еще более, что нужно развивать микроэлектронику, промышленное машиностроение и сохранять фирмы, нарушающие американские права на интеллектуальную собственность, — КНР вышла за пределы отведенной ей "ниши". В "идеале" ее промышленность должна была работать так: западная компания размещает заказ на изделия ценой по $1 за единицу, позволяя китайскому бизнесу зарабатывать 10% — по 10 центов с доллара; затем западная фирма сбывает эту продукцию под своим брендом в три-четыре (а иногда в 10–20) раза дороже. Но китайские фирмы научились продавать точно такую продукцию сами и создали передовые производства в машиностроении.

В Китае не только нашли лазейки, приведшие к превращению его из во многом периферийной для Запада экономики в мощную и лидирующую, но и поняли уязвимость США — предел американской протекционистской агрессивности. С 1980-х годов США строили "новую экономику", все менее индустриальную, более основанную на интеллектуальной собственности. Ее основой были: патенты, всевозможная информация, бренды. Все это позволяло США владеть технологиями, правами на сбыт и дальнейшие разработки. Это должно было создать непреодолимый перевес США над другими экономиками, и прежде всего над китайской. В 2013 году американская интеллектуальная собственность оценивалась в $5 трлн. Думаю, к 2022 году эта сумма не могла не возрасти хотя бы на $2 трлн (официальных данных на сегодняшний день не представлено).

Дойди торговая война США против Китая до предела, и в Пекине могли бы освободить американскую интеллектуальную собственность. Это нанесло бы США первоначальный урон в $10 трлн, по самым скромным оценкам. Сюда входит падение на фондовом рынке и потери кредиторов. Вашингтон не может не сознавать, что обеспечить защиту собственности на информацию для американского бизнеса в многополярном мире крайне трудно, и может быть все менее возможно. Отказаться от дешевых китайских товаров даже в ответ на столь мощный удар (что бы его ни вызвало — торговая война или война за Тайвань, например) нереально, поскольку это ударит по массовому потребителю, который к этому не готов. Заменить товары нечем. В этом и есть подлинная сила Китая.

Итоги торговой войны

Сколь бы резко ни звучали заявления в Вашингтоне и Пекине, торговую войну стороны вели осторожно. Китай не стремился жертвовать достигнутым на рынке США, а американские власти понимали свои слабости. Торговая война уничтожила миф о Чимерике, на смену ему пришло осознание разности интересов. Тут Китай смягчил свое отношение к партнерам, особенно в континентальной Евразии, признав их право на индустриальное развитие, а не только снабжение китайского рынка сырьем. Он с готовностью начал обеспечивать их промышленным оборудованием. Иначе США могли бы окружить Китай недружественными режимами.

США в свою очередь старались поощрить другие страны замещать китайские товары. Здесь часто приходилось закрывать глаза на то, что Вьетнам или Филиппины могли переупаковывать китайскую продукцию, выдавать ее за свою. Индии нужно было прощать производство подделок китайских товаров, которые сами были "копиями" изделий западных марок. Создавая производственный противовес КНР, власти США поощряли экономическое развитие там, где прежде не хотели его поощрять. Сами США не могли заместить более дешевые китайские товары, хотя Трамп хвалился успехами в деле поддержания своего производства — и они были, но частичные и не очень устойчивые, которые нельзя истолковать как доказательства безусловного успеха торговой войны, а только как подтверждение ее необходимости.

Американские исследователи торговой войны США и Китая не видят в ней конца глобализации, хотя она в моменте нанесла урон взаимной торговле стран. Так, товарооборот между США и КНР в 2019 году достиг $541,2 млрд, уменьшившись на 14,6% в сравнении с 2018 годом. Однако уже в 2020 году он вырос, несмотря на "коронакризис", на 8,3%, составив $586,72 млрд. 2021 год принес новый рост торговли, но китайский ввоз в США рос быстрее, чем поставки американских товаров в Китай. В 2021 году объем внешней торговли Китая превысил сперва $5 трлн, а затем $6 трлн. Ослабить КНР, видимо, не получилось.

Что это было и что будет дальше?

В США понимают под глобализацией рост мировой торговли. Но она росла с момента ее появления в XVI веке. Другое понимание глобализации — как наличие общих правил для мировой экономики, каковые дал "Вашингтонский консенсус". США отправили его на свалку не в 2018 году, когда, как там утверждают, началась торговая война против КНР; а уже в обстановке второй волны мирового кризиса 2014–2016 годов они не помогали другим странам, а усугубляли ситуацию. Сюда можно отнести: "войну санкций" в отношении России; низложение президента Дилмы Руссефф в Бразилии под влиянием Штатов; удар по ВТО (США заблокировали бюджет и назначение судей в 2019 году, что ускорило дискредитацию и развал этой структуры).

Антиглобалисты в нулевые годы утверждали, что глобализация и "свободная торговля" в огромной мере держатся на ВТО. В 2014–2021 годах выяснилось: развитие мировой экономики строится на торговых войнах и санкциях. Рост военно-политической напряженности отныне тонизирует правительства. На мой взгляд, в этом процессе Китай ничего не потерял, даже американский рынок, как бы ни старались доказать иное аналитики и политики США. А вот Вашингтон едва ли многое выиграл, так как значение его для Китая падает. Не сделка США и КНР защищает китайский экспорт в Америку, а невозможность отказаться от него.

США слишком уязвимы, а Китай слишком окреп. Спрос со стороны КНР в 2016 и 2020 годах оживлял мировую экономику после обвала рынков. Эта страна все более берет на себя роль глобального локомотива. С проигравшими такого не бывает. И проигравшие не подгоняют рост "молодых рынков". Однако американские исследователи торговой войны видят как ее итог рост мировой торговли, но не видят успех Китая. Между тем объективный анализ я вижу таковым: протекционизм США не достиг цели, а дал отдельные результаты; оздоровления американской экономики не произошло в силу денежно-кредитной и иной политики; Китай же не был приведен к послушанию или отброшен назад в своем развитии — он увеличил вес в мировой торговле и вполне способен замещать страны Запада в поставках высокотехнологичных товаров, обходя или ломая их систему патентов.

Торговая война США против Китая не закончена и едва ли вскоре завершится. Если в США не произойдут коренные реформы, то КНР рано или поздно вместе с остальным миром сможет записать себе победу по очкам. Тогда американские аналитики никак не скажут, что США и Китай пострадали в равной степени. Сейчас США ломают старые правила глобальной торговли или грозят писать новые без Китая. Но более вероятно то, что Китай, закрепившись на месте США, то есть на месте глобального индустриального лидера, — найдет общий язык с другими новыми лидерами развития и следующие правила будут написаны уже без США. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Использование материала допускается при условии соблюдения

правил

цитирования сайта tass.ru