10 марта 2022, 12:00
Мнение
Санкции в отношении России

Политэкономия столкновения: какими будут долгосрочные последствия санкций для экономики РФ

Василий Колташов — о давлении "коллективного Запада" на экономику РФ

Здание ЦБ РФ

Миф о том, что политика и экономика существуют в параллельных мирах, пал. Ответные действия России на поддержку "коллективным Западом" агрессивного режима на Украине стали поводом для экономической атаки. Резервы Центробанка РФ в долларах, евро и фунтах стерлингов заморожены, часть денежно-кредитных организаций попала под запрет, множество иностранных компаний и сервисов заявили об уходе из нашей страны. Рубль находится под сильным ударом. Но столь непростое положение все же открывает для России определенные перспективы.

Политэкономия борьбы

Специальная операция по демилитаризации и денацификации Украины началась 24 февраля. Тем не менее западные санкции в отношении России начались гораздо раньше. На мой взгляд, эти шаги на экономическом поприще были неотвратимы, а действия России на Украине только обнажили и форсировали политику США, Великобритании, ЕС, Канады и Японии. Ситуация накалялась по мере того, как с февраля 2021 года нарастала агрессивность высказываний киевских руководителей и военных. Любой, даже самый скромный ответ Москвы незамедлительно истолковывался Западом как неприемлемая враждебность. Подобная атмосфера угрозы обещала возрастать далее и тем самым сковывать развитие страны.

В январе 2022 года переговоры России с США и НАТО о "красных линиях" безопасности зашли в тупик. Запад заранее охарактеризовал любые шаги РФ в связи с Украиной как вторжение, день за днем вкидывая в информационное пространство новые громкие комментарии, накаляющие обстановку. При этом Вашингтон, с одной стороны, словно готовил вооруженные силы Украины, а с другой — старался держать дистанцию. Такой подход защищал фондовый рынок США (по поводу которого Джо Байден явно не переставал переживать весь 2021 год). Наряду с военными действиями на Украине влияние на него оказал рост мировых цен на нефть, которые с 4 января 2022 года по 9 марта выросли с $80 до $130 за баррель (оценка по марке Brent, Лондонская биржа). Индекс ведущих американских компаний S&P 500 с уровня 4790,73 опустился до 4198,6 за тот же период. На этом фоне очевидно, что Вашингтон понимает и опасается возможных экономических ударов, в числе которых могут оказаться и контрсанкции со стороны российского руководства.

ЕС же уже попал в более сложную ситуацию, слишком увлекшись санкциями и угрозами, что дало повод воспринимать происходящее как его торговую войну против России. При этом Евросоюз пошел на обострение отношений с РФ в неблагоприятной для него обстановке. Цена природного газа не раз за эту зиму поднималась выше $2 тыс. за кубометр; дорожали нефть, металлы и продовольствие. Политика усилила нажим на товарные цены, когда те и без того обещали расти за счет сверхнизких ставок западных центральных банков (от избытка денежных знаков). Цены на электричество в некоторых странах ЕС еще в декабре 2021 года, по словам вице-премьера Александра Новака, отличались от российских в 20 раз. С усилением санкционной войны против России ситуация стала резко ухудшаться.

Направление главного удара

Боевые действия на Украине с участием России идут менее двух недель. Быстрые действия сменяются методичным продвижением. 

В Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе должны осознавать неизбежность крушения фронтов киевского режима и переустройства на Украине. Но они делают ставку на то, что Россия в экономическом плане не выдержит напряжения операции. Здесь уверенности Западу прибавляет ситуация с рублем, на который они направили свой главный удар.

Надо признать, если российская армия была отлично подготовлена к событиям, то российская финансовая система отстает. В рамках санкций, несмотря на старания ЦБ сократить долю резервов в недружественных странах, около их трети оказались заблокированы — на поверку 18 февраля в целом резервы достигли максимума в своей истории ($643,2 млрд). Сделать это одномоментно просто невозможно. Номинированные в долларах, фунтах стерлингов и евро ценные бумаги не были вовремя сброшены. Этого не произошло ни в 2021 году в ответ на нарастание внешнеполитического давления на Россию, ни в 2022 году, когда стало очевидно: столкновение с Западом неминуемо. 

Не лучшим показателем является невысокая доля золота в резервах Банка России. На 1 февраля 2022 года она составила 21%, то есть примерно $132,3 млрд — близко к 20%, которые МВФ рекомендует как оптимальные для защиты нацвалюты и финансового сектора, де-факто рекомендуя поддерживать западные валюты, а не создавать защищенные резервы. Руководство Банка России за несколько лет сумело поднять долю золота в резервах с 8% до этого уровня, но, как показали события, следовало идти дальше — довести до 40%, а лучше до 60–80%. Оно позволило бы лучше защитить рубль и создать под его обеспечение криптовалюту (с пределом эмиссии как у биткоина) для обхода любых санкций. Ирану золото помогало вести торговлю даже под самыми суровыми санкциями. Например, США имеют долю золота в резервах 74,5%, ФРГ — 70%, Италия — 65,4%, Франция — 59,9%.

Что касается фондового рынка, то его ослабило еще само ожидание санкций до начала операции на Украине. Сейчас многие неспециалисты сетуют на ограничения по покупке валюты и так далее, но эксперты, напротив, задаются вопросами, почему не сразу было принято решение об ограничении вывода валюты из страны, введен порядок продажи 80% валютной выручки компаниями-экспортерами, почему не закрыли фондовые биржи на каникулы с началом спецоперации.

В результате рубль попал под сильный удар. До начала операции доллар стоил 75 рублей, к 10 марта он подорожал до 121 рубля. Атаку "добровольно" продолжили западные компании, которые выводят свой бизнес из России.

Перспектива без иностранцев

Множество этих фирм демонстрирует уверенность, что их место на рынке России не может быть занято. Впрочем, это именно демонстративная позиция. Руководство компаний сознает: приходится выполнять приказ, логика действий далека от коммерческой и российский (а также стран-партнеров) бизнес будет занимать пустоты. К тому же на высоком уровне идет обсуждение отмены наказания за использование пиратского программного обеспечения, что, возможно, является анонсом грядущего освобождения западной интеллектуальной собственности или коренного изменения патентной политики.

На повестке дня стоит и форсирование импортозамещения. В первую очередь, судя по списку компаний, которые уходят с рынка РФ, нужно заместить иностранные машины и восстановить российское гражданское авиастроение как широкую отрасль. Лучшим самолетом для этой задачи, по всей видимости, является МС-21. Машина качественнее иностранных аналогов по многим параметрам, заявил президент РФ Владимир Путин во время встречи с женщинами летного состава российских авиакомпаний. Можно быть уверенными, что дело пойдет: наладят производство необходимых деталей — это касается и всевозможной дорожной и строительной техники и многого иного. 

Особо важной отраслью является автомобилестроение. По моим ощущениям, именно здесь западные компании более всего делали акцент на своем уходе. Тем не менее комплектующие из Китая, впрочем, как и готовые авто, уже давно теснят западные поставки. КНР, видимо, предстоит ускорить процесс замещения, пока в России не восстановится собственное промышленное машиностроение. 

Присоединение острова Тайвань к санкциям лишает Россию возможности размещать на его предприятиях заказы на электронику, включая разработанные в России процессоры. Наряду с этим острее встал вопрос о собственном производстве микрочипов, а следом и иных деталей для компьютеров, смартфонов и других электронных устройств. Эти задачи можно решить, если не оглядываться на американские и европейские патенты. Рынок сегодня расчищается сам собой, без усилий со стороны российского государства.

Потому я прихожу к выводу, что, какие бы трудности ни сулил процесс создания и восстановления своего производства, частного и основанного при государственном участии, он будет успешен — произойдет замещение импорта. В технологической изоляции Россия не останется, так как имеет возможность взаимодействовать с дружественными странами и обладает массой ученых и инженеров в том числе и для освоения западных технологий, на что ранее не было права, но санкции сняли этот вопрос.

Замещение касается и брендов. Зарубежные марки уходят, и на их место должны прийти отечественные аналоги. Важно, чтобы выплаты иностранным правообладателям сменились на выплаты своим фирмам. Оставляемые западным бизнесом структуры можно перехватить при помощи специальных государственных актов — национализации и передачи в управление отечественным предпринимателям.

Нащупывая новое направление

Экономическая стратегия России меняется. Протекционизм усиливается, роль государства возрастает, но при этом объявлено, что на внутреннем рынке будет больше свободы. Это соответствует неомеркантилистской модели: развивать свое производство, спрос и торговлю вместо практики внешней "свободной торговли" неолиберализма прошлых десятилетий. С точки зрения истории мировой экономики мы возвращаемся к ситуации недоверия и борьбы в мире. На стороне России не только осознание новых обстоятельств и сближение с Китаем, но и восхождение мировых товарных цен. Запад проиграет экономическое соревнование не России, но Евразии как экономической системе.

Стоимость газа в Европе в ходе недавних торгов превысила $3 900 за 1 тыс. куб. м. Это новый исторический рекорд. Он сообщает нам, что и цены на нефть стоит ждать сперва на пике 2008 года в $146 за баррель, а со временем в зоне $200–300 за баррель. Темп роста цен очень энергичный. Это должно помочь рублю, несмотря на санкции, но едва ли поможет их авторам. Обладая дорожающими ресурсами, Россия может усилить свою экономику благодаря их переработке. Это делает российский рынок привлекательным в плане прямых капиталовложений. Сколько бы проблем ни вызвали санкции, они не отменяют одного: Россия вступает в эпоху подъема экономики.

Первый шаг: правительством 5 марта был утвержден перечень недружественных России государств и территорий, куда попали все сторонники санкций. Он позволит применять к этим странам любые ограничения, включая и непризнание в РФ выданных привилегий для бизнеса. Речь идет о патентах и иной интеллектуальной собственности, брендах и франшизе, а также о том, как производить выплаты держателям российских бумаг из этих стран и как регулировать поставки. Могут быть и меры иного вида. Например, секретарь генсовета "Единой России" Андрей Турчак отметил, что партия предлагает национализировать производства компаний, объявивших об уходе из России после начала спецоперации на Украине, так как это "не что иное, как предумышленное банкротство".

В новых обстоятельствах смелая экономическая политика вполне может привести Россию к успеху в развитии. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru