Все новости

Старый миф о неуязвимости. Зачем США разрывать договор о ликвидации ракет?

Андрей Шитов — о вероятности новой холодной войны, последствиях выхода Америки из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, а также о предстоящей в Париже встрече Путина и Трампа

11 сентября 2001 года американский дипломат Джон Болтон, который тогда служил заместителем госсекретаря по контролю над вооружениями в администрации Джорджа Буша — младшего, собирался лететь в Москву, чтобы уведомить российских коллег о решении США выйти из Договора об ограничении систем противоракетной обороны. Поездку тогда пришлось отложить из-за чудовищных терактов, совершенных в тот самый день в Нью-Йорке и Вашингтоне. Но позже договор был все же расторгнут.

Болтон, ныне работающий помощником президента США Дональда Трампа по национальной безопасности, с удовольствием вспоминал об этом во вторник вечером на пресс-конференции по итогам своего очередного рабочего визита в Москву. Он с юмором подчеркивал, что договор по ПРО все считали краеугольным камнем системы международной безопасности, но это совсем не помешало его похоронить. Судя по всему, американец не замечал мрачной иронии, скрытой в его рассказе.

Как раз когда США чувствовали себя на пике неуязвимости и готовы были это продемонстрировать, отказавшись от договора по ПРО, террористы нанесли по ним удар, развеявший миф об этой самой неуязвимости. И между прочим, руку помощи Вашингтону одной из первых протянула тогда Москва.

Теперь Болтон снова приезжал говорить о разрыве ключевого международного соглашения — Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). "Вот опять дежавю", — саркастически замечают в подобных случаях американцы. "Опять те же грабли", — точнее формулируют россияне.

Устарел ли договор?

ДРСМД был подписан советским и американским лидерами Михаилом Горбачевым и Рональдом Рейганом в Белом доме в декабре 1987 года. Переговоры о нем велись Советским Союзом отнюдь не с позиции силы. Широко известна, например, история с крупной и, по существу, видимо, необоснованной уступкой по ракетным комплексам "Ока", сделанной политическим руководством СССР вопреки возражениям военных во главе с маршалом Сергеем Ахромеевым.

В последние годы и Россия, и США обвиняли друг друга в нарушении ДРСМД. И теперь некоторые отечественные специалисты утверждают, что, отказываясь от "морально устаревшего" договора, США развязывают руки не только себе, но и нам. Дескать, не так уж и плохо, что американцы проявили такую инициативу и взяли на себя всю полноту ответственности и вины за нее.

В МИД России, однако, с такой логикой совершенно не согласны. Заместитель главы этого ведомства Сергей Рябков сказал мне, что в Москве считают ДРСМД "краеугольным камнем обеспечения европейской и глобальной безопасности" и готовы в самое ближайшее время принять меры "по мобилизации международной поддержки сохранения договора" — в том числе "и в ООН и на других площадках".

Болтон на своем пресс-брифинге подтверждал, что официальное уведомление о разрыве ДРСМД со стороны США не заставит себя ждать. И Рябков, по его словам, также "безусловно" исходит из того, что решение Вашингтона — "это свершившийся факт, обратного пути нет, и точка невозврата, по нашей оценке, пройдена".

Тем не менее и в этих условиях политические демарши в защиту договора, на его взгляд, имеют смысл.

"Международное сообщество должно понимать, в чьих руках ответственность за деградацию обстановки в мире, должно задуматься над этим", — пояснил высокопоставленный дипломат. По его убеждению, никто не заинтересован в "открытии клапана новой гонки вооружений".

С таким подходом солидарны и ведущие специалисты в сфере контроля над вооружениями.

Руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО им. Е.М. Примакова Алексей Арбатов опубликовал на сайте московского представительства американского Фонда Карнеги комментарий, в котором подчеркнул, что "крах ДРСМД, а вслед за ним — всей системы контроля над ядерным оружием угрожает наступлением хаоса, губительного для безопасности двух сверхдержав и всего мира".

Призывы одуматься и спасти договор раздаются и в США, например со стороны руководителя Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрила Кимболла.

Идея универсализации

Для переговорного стиля Трампа, как известно, характерно стремление сначала разрушить до основания сделку, которая ему не нравится, а потом требовать для себя новых, более выгодных условий.

И Болтона спрашивали, возможна ли "модификация ДРСМД", например с участием других стран. В ответ он сказал, что идея универсализации договора обсуждалась еще в 2004 году, "но все усилия в этом направлении оказались тщетными".

Между прочим, это подтвердил и Рябков. По его словам, в первой половине 2000-х годов Москва "гораздо более активно продвигала эту идею", чем Вашингтон.

Помимо всего прочего вносился проект соответствующей резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, делались демарши на двусторонней основе.

"Мы не встретили понимания основных ракетно-значимых стран в этой области, — сказал замглавы МИД РФ. — По той причине, что у большинства этих стран основной потенциал сдерживания сосредоточен именно в сфере ракет средней и меньшей дальности. Мы поняли, что для них это было бы, наверное, посягательством на фундаментальный элемент обеспечения их национальной безопасности. Соответственно, эта дискуссия сошла на нет".

Китайский фактор

Кстати, Болтон говорил, что, по американским оценкам, у Китая "от трети до половины ракетного потенциала" состоит из систем, которые по ДРСМД были бы запрещены. Он назвал это "новой стратегической реальностью" и выразил уверенность в том, что "более сложная глобальная стратегическая обстановка очень серьезно беспокоит и Россию".

Рябков, однако, этого не подтверждает.

"Мы отмечаем в позициях США нарастание претензий к Китаю по всем аспектам" — от торгово-экономической сферы и региональной политики до ситуации в Южно-Китайском море, а теперь и "серьезных вопросов относительно будущего режима контроля над вооружениями", — сказал он.

По его словам, Москва видит во всем этом "лишь дополнительный повод, предлог, мотив", используемый Вашингтоном для отказа от ДРСМД.

В целом, по убеждению наблюдателей, нахрапистость США в последнее время способствует все большему сближению Москвы и Пекина. Американские противники администрации Трампа регулярно используют этот довод для критики ее внешней политики.

Исключений не предусмотрено

Поскольку Вашингтон постоянно "переводит стрелки" на Китай, журналисты спрашивали Болтона, не могут ли США при выходе из ДРСМД сделать исключение для Европы — с тем, чтобы хотя бы там не наращивать угрозу ракетно-ядерного конфликта. Но ответ его был ожидаемым: дескать, источником такой угрозы он считает никак не Америку, а исключительно Россию.

Время покажет, насколько приемлема такая позиция Вашингтона для его европейских союзников. Пока генсек НАТО Йенс Столтенберг созвал в Брюсселе пресс-конференцию, на которой выразил традиционную "атлантическую солидарность", но при этом подчеркнул, что "НАТО не хочет новой гонки вооружений, НАТО не хочет новой холодной войны" и "не рассматривает возможность размещать новые ядерные ракеты в Европе".

Понятно, что европейцам совершенно не нравится перспектива вновь, как при Рейгане, оказаться в положении заложников потенциального ядерного конфликта.

Но отнюдь не факт, что у них будет в этом вопросе право выбора.

Рябков сказал, что "ни о каких изъятиях, ни о каких особых режимах, ни о каких схемах или конфигурациях" наподобие описанной выше на переговорах с Болтоном в Москве "речи не было".

Планы встречи в Париже

При всем том переговоры эти, на его взгляд, были полезными — как сами по себе, так и потому, что на них были согласованы планы проведения очередной двусторонней встречи в верхах.

Президенты Владимир Путин и Дональд Трамп должны встретиться 11 ноября в Париже, где будет отмечаться 100-летие окончания Первой мировой войны.

Успеют ли стороны подготовить к разговору фиксированную повестку дня, пока неясно. Но Москва в любом случае настроена на то, что встреча будет полноформатной, а беседа — максимально деловой и предметной, сказал замглавы МИД РФ.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков позже сообщил, что Москва готова обсуждать и последующий обмен официальными визитами Путина и Трампа.

Парижская перспектива обсуждалась во вторник в Кремле, где президент России принимал Болтона.

В начале беседы он вспомнил свою встречу с Трампом в Хельсинки, которая, на его взгляд, была "местами достаточно жесткой", но в целом все же конструктивной.

"Поэтому для нас, честно скажу, иногда удивительно видеть, как Соединенные Штаты предпринимают в отношении России абсолютно ничем не спровоцированные шаги, которые мы не можем назвать дружественными, — сказал российский лидер. — Мы же даже практически не отвечаем ни на один ваш шаг — нет, это все продолжается, продолжается".

Отреагировал ли как-то Болтон на эти слова и если да, то какие он дал объяснения, мне уточнить не удалось. Хотел спросить его самого, но не получил права задать вопрос на пресс-брифинге, где распоряжались этим правом американцы. А коллеги если и спрашивали его о встрече с Путиным, то только в контексте набивших оскомину домыслов о "вмешательстве" России в американские выборы. А о предстоящем парижском саммите, к моему изумлению, не спрашивали вовсе.

"Золотой ободок"

Между прочим, за вычетом ставших уже привычными пропагандистских клише общий тон высказываний Болтона на этом брифинге был достаточно конструктивным.

В частности, помощник президента США наконец изложил конкретные планы совместных действий двух стран по реализации тех поручений, которые были даны лидерами еще в Хельсинки.

Российская сторона была готова к такой совместной работе изначально.

Если теперь действительно подтянется и американская, то это может стать "золотым ободком" той "темной тучи" выхода из ДРСМД.

Она, конечно, затмила собой остальное содержание визита в Москву вашингтонского эмиссара.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru