Все новости

Поезд уехал, а проблемы остались. Когда соединят дороги Севера и Юга Кореи?

Станислав Варивода — о перспективах строительства железнодорожного коридора

Сегодня в Северной Корее прошло мероприятие со сложным названием — церемония в честь планирующегося начала модернизации и соединения железных и автомобильных дорог КНДР и Республики Корея.

Южнокорейскую делегацию возглавляли министр сухопутных территорий и транспорта Ким Хён Ми, министр объединения Чо Мён Гён. На встречу поехали и представители политических партий и ведомств, имеющих отношение к межкорейскому сотрудничеству, а также члены разделенных семей. Со стороны КНДР в мероприятии участвовали председатель Комитета по мирному объединению Родины Ли Сон Гвон и чиновники профильных министерств и ведомств. Северокорейская сторона также пригласила представителей дипломатических и железнодорожных ведомств России, Китая и Монголии.

Судя по телекартинке, акция на станции Пханмун была не слишком зрелищной и уж точно не стоила потраченных на нее южнокорейской стороной 600 с лишним тысяч долларов. Изрядно продрогшие от холода участники церемонии быстро произнесли приветственные речи, поставили свои подписи на бетонной железнодорожной шпале и открыли новый указатель на станции.

Стыковка железнодорожных путей Севера и Юга и их соединение с российским Транссибом и китайскими линиями позволят ускорить и удешевить доставку грузов из Южной Кореи в Евразию, отмечали они, бросая многозначительные взгляды в сторону иностранных гостей церемонии.

После церемонии южнокорейцы погрузились в свой теплый поезд и отправились в приграничный Кэсон (где до 2016 года работал межкорейский промышленный комплекс), там они наспех перекусили в установленных прямо у перрона палатках и укатили к себе на Юг.

Организаторы не раз подчеркивали, что церемония является исключительно символической акцией, а не началом реальных работ над проектом соединения дорог — собственно этим и объясняется ее столь мудреное название. Таким образом южнокорейская сторона подстраховалась, дабы избежать двояких толкований и обвинений в нарушении действующего в отношении КНДР санкционного режима.

До разделения Кореи в 1948 году Север с Югом соединяли две железнодорожные линии: одна — на западе, другая — на востоке. Физическое восстановление западной линии между странами произошло в 2007 году, в период очередного "обострения" межкорейской дружбы при президенте-либерале Но Му Хёне.

Однако вскоре после этого власть на Юге сменилась, у руля встали консерваторы, взявшие курс на конфронтацию с Севером. И проложенные с тех пор рельсы уже заржавели.

Теперь у власти опять либералы, которые вспомнили о железнодорожном проекте — одной из священных коров межкорейского сотрудничества. Поскольку второй раз соединить одну и ту же дорогу довольно проблематично, изобрели такой специфичный формат, в котором прошло сегодняшнее мероприятие.

Проект строительства железнодорожного коридора, соединяющего северную и южную части Корейского полуострова, муссируется примерно со второй половины 1990-х годов. Однако он имеет смысл лишь в случае его выхода на Россию и Китай, и страны эти вроде бы не против, и скорее даже "за".

Проблема заключается в том, кто будет финансировать столь дорогостоящий и несущий огромные политические риски проект. В самой Северной Корее денег на это нет, и максимум, что она может сделать, — выделить рабочих для неквалифицированных строительных работ.

Кроме того, КНДР зарекомендовала себя как ненадежный партнер, без зазрения совести "кидая" своих иностранных контрагентов — например, шведскую Volvo или швейцарский Rolex, причем на суммы намного меньшие. Так что никто не может дать гарантию, что после окончания модернизации путей (а по сути — строительства с нуля, учитывая их состояние) Северная Корея не национализирует эти объекты стоимостью миллиарды долларов.

Поэтому если кто и займется столь рискованными инвестициями, так это будет Южная Корея, которая, как считают в Сеуле, рано или поздно дождется объединения с Севером и станет его полноценной хозяйкой.

Впрочем, даже об этом говорить пока рано. Приступить к каким-либо работам с дорогами в КНДР не позволяют санкции Совета Безопасности ООН, вводившиеся в отношении Северной Кореи на протяжении последних нескольких лет в качестве наказания за ее ракетно-ядерные экзерсисы. А условием для отмены этих ограничений, как настаивают США, является безусловная, полная, проверяемая и необратимая денуклеаризация КНДР, на что ее власти вряд ли когда-либо согласятся.

Шанс, что Сеулу все же удастся договориться с Вашингтоном относительно вывода из-под санкций автомобильно-железнодорожного межкорейского проекта, все же существует. Однако учитывая отсутствие в США энтузиазма по поводу проекта, который выгоден Пхеньяну и Москве, надо признать, что шанс этот стремится к нулю. Поэтому вряд ли стоит ждать скорого начала строительных работ в Северной Корее.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru