Все новости

Обещанного три года ждут. Почему Ким Чен Ын не собирается в Сеул

Станислав Варивода — о несостоявшейся встрече северокорейского лидера с южным

Поначалу это известие вызвало у многих наблюдателей, как на юге Кореи, так и в остальном мире, настоящую эйфорию. Шутка ли — впервые с 1948 года лидер КНДР посетит Сеул. Это же настоящий прорыв в межкорейских отношениях, за которым, вероятно, последует подписание мирного договора, ядерное разоружение, а там, глядишь, и до объединения Севера с Югом рукой подать. Так рассуждали наиболее оптимистично настроенные эксперты. Но, как это обычно бывает с планами, в которых замешан Пхеньян, редко они проходят гладко.

Несколько авторитетных газет со ссылкой на собственные (но неизменно анонимные) источники в правительстве уверяли, что северокорейский вождь приедет на Юг то ли 12, то ли 18, то ли 22 декабря. В администрации президента Республики Корея уже устали опровергать подобные публикации.

Северная Корея хранит пока интригу, ни разу не обмолвившись о планах своего высшего руководителя. А он, напомню, во время третьей по счету встречи с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином в Пхеньяне пообещал приехать в Сеул "в ближайшее время". Как потом уточнил Мун Чжэ Ин, эта формулировка означает "до конца 2018 года".

Сейчас, когда до наступления 2019 года остается чуть больше двух недель, можно с большой долей уверенности утверждать, что Ким Чен Ын в эти сроки уже не приедет. Если верить сообщениям администрации Мун Чжэ Ина, активная фаза подготовки подобного саммита должна начинаться как минимум за месяц, а лучше — за полтора-два.

Неловкое положение

В данном случае она вообще не начиналась, и, как выяснилось недавно, Пхеньян вообще не дал официального ответа на переданное Ким Чен Ыну приглашение. Администрация Муна начала подготовку к визиту еще несколько недель назад, а над его сеульской резиденцией — Голубым домом — даже растянули огромный баннер с изображением жмущих друг другу руки двух лидеров.

Если Ким Чен Ын не появится в Сеуле до конца декабря, это станет большим конфузом для Мун Чжэ Ина, с энтузиазмом уверявшего всех, в том числе своего американского коллегу Дональда Трампа, что визит обязательно состоится. Однако дело вовсе не в невольном обмане. Перенос визита может осложнить подготовку ко второму северокорейско-американскому саммиту, который планировалось провести в январе или феврале 2019 года.

Мун Чжэ Ин — самый активный из всех южнокорейских президентов приверженец идеи сближения и будущего воссоединения с Северной Кореей, несмотря на то что его страна является близким союзником Соединенных Штатов. Тут методы Сеула и Вашингтона кардинальным образом расходятся.

Трамповские США сконцентрированы на усилении санкционного давления на КНДР для того, чтобы в кратчайшие сроки принудить Ким Чен Ына отказаться от своих ядерных вооружений. Муновская Южная Корея тоже хочет денуклеаризации, но понимает, что это длительный процесс, который вряд ли можно осуществить ковбойскими методами.

Мун трижды встречался с Кимом с апреля 2018 года. Именно благодаря его усилиям удалось организовать саммит лидеров США и КНДР в Сингапуре. На четвертую межкорейскую встречу также возлагают большие надежды. Считается, что ее проведение поможет преодолеть застой в переговорах по ядерному разоружению между США и КНДР.

Однако ни Пхеньян, ни Вашингтон, по-видимому, не торопятся, ставя тем самым Мун Чжэ Ина в неловкое положение. Трамп ранее сказал, что он, возможно, встретится с Ким Чен Ыном в январе или феврале, но он в то же время не собирается просто терять время с северными корейцами.

Между Пхеньяном и Вашингтоном

Прежде чем вторая встреча Трампа с Кимом состоится, руководство США хочет получить гарантии, что Север предоставит более конкретные доказательства своей приверженности "полной, полностью проверяемой и необратимой денуклеаризации", например, для начала задекларировав и предъявив иностранным инспекторам все имеющиеся у него ядерные боеприпасы.

В то же время официальные представители Северной Кореи требуют, чтобы до предъявления ими списка своего ядерного оружия и мест его дислокации США приняли "меры по установлению доверия", в том числе подписав мирный договор с Севером, установив дипломатические отношения и ослабив санкции.

Позиции двух сторон настолько расходятся, что без посредничества третьего участника тут вряд ли обойтись. Именно такую роль рассчитывал сыграть Мун Чжэ Ин — сгладить противоречия, достичь консенсуса и тем самым подтолкнуть забуксовавший диалог. По сути, он увяз сразу же после встречи Кима с Трампом в Сингапуре, где стороны подписали декларацию, в которой лидер КНДР туманно пообещал "работать над полной денуклеаризацией Корейского полуострова".

Помимо внешнеполитических целей, Мун Чжэ Ину крайне необходим визит Ким Чен Ына для того, чтобы остановить медленно, но верно продолжающееся падение своей собственной популярности.

Как оказалось, встречи с северокорейским партнером позволяют рейтингу сразу прибавить 15−25 процентных пунктов. Так, после первого межкорейского саммита уровень популярности Муна подскочил до 80%, после второго и третьего также продемонстрировал заметный рост. И сейчас, когда рейтинг президента на фоне экономических неурядиц и социальных проблем обновил антирекорд, упав до исторического минимума в 48%, Ким Чен Ын может оказаться единственным человеком, способным его спасти.

Как бы то ни было, южнокорейцы с нетерпением ожидают визита северокорейского лидера в Сеул. Согласно данным соцопросов, за это выступает более 60% граждан Юга. В последние недели в южнокорейской столице даже прошла серия митингов в поддержку визита Ким Чен Ына.

Несмотря на общий пессимизм относительно перспектив приезда лидера КНДР на Юг до конца декабря, все же полностью списывать со счетов такую возможность нельзя. В конце концов, близятся Новый год и Рождество, а это время, когда случаются чудеса.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru