Все новости

Бутефлика не идет на пятый срок. Он продлевает четвертый

Дина Пьяных — о причинах и последствиях отказа алжирского лидера от участия в президентских выборах

То, чего добивались алжирцы, выходя с конца февраля на акции протеста против выдвижения Абдельазиза Бутефлики на пятый срок, случилось. Президент в понедельник вечером объявил о решении не баллотироваться на новый мандат и отложить запланированные на апрель выборы. Столь давно ожидаемое и все равно прозвучавшее так неожиданно заявление многих ошеломило. После этого народ повалил на улицу — люди праздновали, размахивали флагами, обнимались, на дорогах безостановочно приветственно сигналили автомобили.

Но всеобщее ликование достаточно быстро сменилось озадаченностью: а что реально все-таки произошло в Алжире 11 марта 2019 года? Власть уступила требованиям народа или успешно провела шахматную партию, оставив электорат в дураках? Тихий переворот. Но в чью пользу?

Алжирский путь

Когда в 2011 году заполыхали арабские страны Северной Африки, включая и Ливию в ее кровавом и страшном варианте, Алжир выстоял. Тогда еще вполне дееспособный Бутефлика инициировал реформы, и пламя всепожирающей "арабской весны" обошло страну стороной.

В отличие от того же Туниса, Ливии и даже отчасти Египта, алжирцы в целом не испытывают ненависти к президенту. Напротив, многие благодарны Бутефлике за то, что он смог остановить гражданскую войну 1992-2002 годов, унесшую жизни около 250 тыс. человек. Пусть не все простили ему акт общенационального примирения и амнистию исламистов, не запятнавших себя тяжкими преступлениями, но восстановление стабильности и спокойствия, отмена режима ЧП, проведение ряда преобразований — заслуга президента. Более того, живы еще те, кто помнит его роль в войне Алжира за независимость от Франции.

Поэтому старшее поколение, очень чувствительное к потрясениям, относится к событиям в стране с определенной терпимостью, в том числе и к фигуре глубоко больного и немощного Бутефлики. Но есть молодежь, которая мало видит руководителя и готова действовать отчаянно и бесстрашно, ибо многим уже нечего терять: высокая безработица, поглотившая все коррупция, глубокий застой, отсутствие перспектив, и это в нефтегазовой стране с перспективной экономикой, где половина населения в возрасте до 30 лет, — все это снова и снова толкает молодежь и студенчество к протестам, которые поддержали представители оппозиционных, пусть лишь формально, партий.

Вот и сейчас: еще не стихли ликования, а в Facebook уже подбивают людей на новые акции под новыми лозунгами "Нет отсрочке! Нет выигрышу времени!"

Компромисс...

Тяжелый инсульт в 2013 году, по сути, вывел Бутефлику из политической игры — он практически перестал появляться на публике, передвигается в инвалидной коляске, с трудом говорит. И ни для кого в Алжире не секрет, что страной де-факто управляет политико-финансовая группа приближенных из армейских, силовиков, некоторых политиков и бизнесменов. В их числе фигурирует брат Бутефлики Саид, известный лояльностью к президенту начальник штаба армии и замминистра обороны Ахмед Гаид Салах, который в своих последних заявлениях неожиданно сменил всегда резкий и жесткий тон на мягкий и деликатный, а также крупный алжирский бизнесмен, промышленник, один из богатейших людей страны Али Хаддад.

И конечно, статус-кво, когда страной лишь де-юре управляет президент, превратившийся в некую фантомную фигуру, вполне устраивал правящую верхушку. И если за все эти годы там так и не смогли договориться о преемнике, то сложно было ожидать, что он найдется за считанные недели.

Поэтому возможный перенос выборов рассматривался как компромиссный, безопасный вариант, не угрожающий стабильности страны. Возможно, поэтому отказывались один за другим от намерений баллотироваться на выборах - понимая, что к этому все идет - потенциальные кандидаты на пост главы государства. Но до последнего момента, пока президент находился на лечении в Швейцарии, в его предвыборном штабе и на других уровнях власти все шло к одному — подготовке к выборам с участием Бутефлики. И резонансом на фоне сообщений из Женевы о все большем ухудшении состояния здоровья 82-летнего политика звучали заверения властей лишь о "рутинном медобследовании".

А заявления оппозиции, предупреждения избиркома, требования улицы, бойкоты и забастовки профсоюзов — все оставалось без ответа, и ситуация в стране начала напоминать фарс. Точкой невозврата могло стать 13 марта, когда Конституционный совет должен был объявить окончательный список кандидатов. Сомнений, что Бутефлика будет в их числе, практически не оставалось. Именно тогда страна могла "взорваться".

Но ситуацию упредили, президент "услышал". "Пятого мандата не будет, и этот вопрос никогда не стоял передо мной в принципе, — сказал он в своем послании к нации. — Состояние моего здоровья и мой возраст не способствуют исполнению моих обязанностей перед алжирским народом". Впервые за долгое время вечером в понедельник Бутефлика появился на камерах — во время встреч с ушедшим в отставку премьером Ахмедом Уяхьей и начальником генштаба Ахмедом Гаидом Салахом. Было видно, что президент тяжело болен.

... или отсрочка времени

Один из последних политических тяжеловесов Ближнего Востока Абдельазиз Бутефлика, управлявший Алжиром 20 лет, собрался уходить. В стране объявили о грядущем принятии до конца года новой конституции, формировании нового правительства технократов, которое, однако, возглавил силовик, глава МВД в последнем кабинете Нуреддин Бедуи, а портфели уже в другом порядке, похоже, распределят между старыми фигурами, и новом президенте, который будет избран. Дата выборов станет известна уже после проведения общенациональной конференции по разработке нового Основного закона. Тихо, спокойно, постепенно...

Но есть нюанс: несколько дней назад, когда президент призывал народ выбрать его на пятый срок, он пообещал созвать в течение года досрочные политические выборы и уже не выдвигаться на них. И периодически всплывавшие в прессе слухи о возможной отсрочке выборов также подразумевали под собой срок в 10-12 месяцев. И сейчас, после официальных заявлений Бутефлики, ясно, что выборы, скорее всего, состоятся не ранее начала 2020 года.

Получается, все это стало хитрым политическим, хорошо срежиссированным ходом, который все-таки позволил властвующей клике и действующего президента сохранить, и улицу успокоить. Хотя бы временно. Тем более что изначально выдвижение Бутефлики на пятый срок противоречило конституции: в 2016 году в ней восстановили старое положении о возможности лишь однократного переизбрания главы государства.

Президент версия 4+

Но удастся ли власти выиграть время в поисках преемника? Пока юристы перечитывают статьи Основного закона, где они уже обнаружили, что продление полномочий президента возможно лишь в случае военных действий, пользователи социальных сетей упражняются в народном фольклоре, порой достаточно жестком. "Нет сроку 4+", — иронизируют одни, "Вам понравилось послание?" — вопрошают от имени Саида Бутефлики другие.

Но верхом сатиры оказалась построенная на игре слов фраза: "Бутефлика продлевает ар-Рабаа" — "рабаа" по-арабски означает четвертый. Ар-Рабаа (Аль-Адауия) — название мечети в Каире, у которой летом 2013 года устроили свои сидячие забастовки сторонники отстраненных военными от власти в Египте исламистов. Термин "ар-Рабаа" в Египте с тех пор несет в себе негативную коннотацию, подразумевая непримиримость, сопротивление, в том числе силовым или насильственным путем.

Грядет продолжение?

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru