7 февраля 2020, 10:45
Мнение

Тысяча дней президента Макрона. Сумел ли он, как обещал, изменить Францию?

Дмитрий Горохов — о том, как французский лидер пытается сохранить для страны статус великой державы

С начала вахты в Елисейском дворце восьмой президент Пятой республики проявил больше активности на международной арене, чем большинство его предшественников. В поездках по свету Эмманюэль Макрон за неполных три года успел преодолеть почти полмиллиона километров.

Мировая политика не знает пауз, и лидер Франции, констатируют дипломатические аналитики, утвердился на мировой сцене с тем большим основанием, что мандат германского канцлера Ангелы Меркель близок к завершению, курс американского коллеги Дональда Трампа трудно поддается расшифровке, а внимание британского премьера Бориса Джонсона пока сосредоточено на разводе страны с Евросоюзом.

Перелистывая страницы

В субботу, 8 февраля, когда с начала его правления минует тысяча дней, хозяин президентской резиденции, вероятно, сможет выкроить время, чтобы вновь перелистать страницы своего романа с Францией. Основатель надпартийного движения "На марше" (En marche!), в прошлом министр экономики и инвестиционный банкир, Макрон одержал на выборах весной 2017 года убедительную победу. В предвыборных выступлениях политик, не причисляющий себя ни к правым, ни к левым, задавал аудитории почти гамлетовский вопрос: "Готовы ли вы изменить Францию?"

Обращение нашло отклик. В финале выборов Макрона поддержали 66,1% избирателей, за соперницу, лидера "Национального фронта" Марин Ле Пен, было отдано вдвое меньше голосов — 33,9%.

В возрасте 39 лет победитель стал самым молодым главой государства в истории Пятой республики, политический строй которой был создан более полувека назад историческим лидером Шарлем де Голлем. Вступая на пост 14 мая 2017 года, новый президент заверял, что не отступит ни от одного из обещаний, которые дал французам.

"На протяжении десятилетий Франция сомневалась в самой себе, ощущая угрозу своей культуре, социальной модели, глубоким убеждениям, — подчеркивал он. — Наш проект — ввести страну в ХХI век, сделать успешной в меняющемся мире". У республики, по его мнению, есть все необходимое, чтобы сохранить в новом столетии статус великой державы. 

Конец западной гегемонии

Чтобы донести взгляды Парижа до окружающего мира, французский президент совершил более 100 зарубежных вояжей, включая даже визит в Австралию. Официальной статистики президентских миль нет, но, согласно собственным подсчетам деловой газеты "Эко" (Les Echos), он преодолел на разных маршрутах в общей сложности 441 тыс. км, чтобы донести до мира взгляды Парижа.

Первым зарубежным лидером, приглашенным во Францию после избрания нового главы республики, стал Владимир Путин. Одним из результатов встречи в Версале в конце мая 2017 года явилось создание франко-российского форума гражданского общества "Трианонский диалог".

С тех пор французский лидер трижды побывал в России. Диалог — наиболее часто встречающееся слово в выступлениях Макрона. На встрече с Путиным в летней резиденции, форте Брегансон, в августе 2019 года он выразил уверенность, что сторонам "удастся вместе создать новую архитектуру безопасности между ЕС и Россией".

Эпоха западного доминирования в мире завершается в силу геополитических изменений, констатировал Макрон на совещании послов республики, собравшемся спустя неделю после франко-российского саммита в Брегансоне. "Мы видим конец западной гегемонии в мире", — отметил французский президент, указав на укрепление позиций новых держав. "Китай выдвинулся в первый ряд, а Россия добивается большего успеха в своей стратегии", — подчеркнул он.

"По рядам дипломатов пронесся ветер революции", — свидетельствует обозреватель ведущего французского издания. По мнению аналитика, в подходе к России Макрон с самого начала делал акцент на важности независимой и реалистичной политики, избавленной от всякой идеологии. Он осудил сопротивление, которое стремится оказывать потеплению франко-российских отношений так называемое глубокое государство — наиболее консервативная часть госбюрократии. Макрон первым из французских президентов использовал этот образ.

Наследие де Голля

К инициативам и новациям он призвал затем с трибуны ООН, напомнив слова нобелевского лауреата о важности для политиков проявлять отвагу. "Александр Солженицын во время выступления в Гарварде в 1978 году говорил о том, что нам не хватает смелости, — напомнил президент. — И сегодня я хотел бы обратиться с призывом вновь обрести смелость, чтобы созидать мир и брать на себя ответственность". "Созидать мир — значит идти к диалогу, компромиссу, воссозданию доверия", — отметил французский лидер.

Как констатируют дипломатические аналитики, Макрон "утвердился за столом великих". Как многие его коллеги, политический обозреватель Жак Шюстер считает, что Макрон возобновляет политику де Голля, который стремился установить диалог с французами вне рамок какой-либо партии. Шесть десятилетий спустя он также переступил через политические различия. Во время избирательной кампании он подчеркивал свое восхищение де Голлем, а после избрания организовал жизнь Елисейского дворца, во многом руководствуясь его правилами.

Внешнюю политику генерала отличал от курса Четвертой республики тот ранг, которого он требовал для Франции. Де Голль исходил из принципа, что США не могут претендовать на доминирующее влияние на континенте. Своими историческими проектами, речами и своей идеей Европы от Атлантики до Урала де Голль смог увлечь французов.

Многие речи действующего президента на тему европейской стратегической автономии могли бы быть произнесены де Голлем. Сильное впечатление на союзников произвели его слова о "смерти мозга НАТО". Образ, который Макрон использовал для характеристики Североатлантического альянса, опирается на видение мира генералом, который в период своего правления выдворил из Франции штаб-квартиру НАТО. Его идеи по поводу Европы преследуют ту же цель: дать континенту позицию, которую он заслуживает.

Встряхнуть систему

Как считают эксперты, в том, как он стремится расставить акценты в курсе Парижа, восьмой президент Пятой республики также напоминает Жака Ширака. Один из векторов его усилий — нормализация отношений Европы с Ираном, несмотря на сопротивление США. Привезти иранского министра иностранных дел Мохаммада Джавада Зарифа в Биарриц в период саммита "Большой семерки" летом 2019 года было бесспорным дипломатическим успехом, считает советник Фонда стратегических исследований Франсуа Эсбур.

Четвертого и восьмого президентов Французской Республики роднит также темперамент. С не меньшей энергией, чем в свое время Ширак в похожем эпизоде, Макрон отчитал сотрудников израильской службы безопасности за вмешательство в его маршрут в мусульманском квартале Старого города Иерусалима, где он посещал католическую церковь Святой Анны, имеющую статус французской территории.

Во взглядах на мир многое объединяет Макрона и с Жан-Пьером Шевенманом, экс-министром обороны и научных исследований Франции. Он частый гость в Елисейском дворце и является убежденным "суверенистом", как называют во Франции оппонентов евроатлантизма. По свидетельству его биографов, Макрон увлекся идеями Шевенмана еще в студенческие годы, когда учился в Институте политических наук, и даже голосовал за него, когда тот баллотировался на президентских выборах 2002 года.

Макрон сохранил за Шевенманом пост специального представителя по развитию связей с Россией. "Президент с уважением относится к его взглядам, они разделяют некую форму экономического патриотизма", — пояснил один из советников Макрона. "Мне импонирует то, что ему удалось встряхнуть систему", — объяснил свое отношение к Макрону сам Шевенман.  

Пенсионная реформа

Правление Макрона пришлось на непростой период для французской экономики. Прежде ее благополучие покоилось на трех опорах: промышленный рост, детально разработанная система социальной защиты и активное государство. Последнее в силу централизма власти рассматривалось в качестве игрока во всех общественных и экономических областях. Пенсионная реформа должна была стать квинтэссенцией намеченной Макроном трансформации общества и переплавить 42 пенсионных режима в единую систему, в которой взносы приносят баллы.

По мнению части экспертов, намеченная реформа — правая по своей направленности, поскольку упраздняет специальные режимы и побуждает занятых в экономике работать дольше, устанавливая новый "возраст равновесия" (64 года). По мнению других, наоборот, левая, поскольку индексирует пенсии в соответствии с ростом зарплат и с первого же взноса открывает доступ к правам.

Но избиратели склонны к переменам в настроениях. В январе 2019 года идею единого пенсионного режима поддерживали две трети населения. Год спустя после многомесячных споров и многодневной забастовки на транспорте аналогичный опрос привел к противоположным результатам. Теперь 61% респондентов посчитали, что Макрону следует отозвать проект.

Рекорд на улицах

По оценкам наблюдателей, никогда после майской студенческой революции 1968 года Франция не знала такой серии беспорядков. Французы поставили рекорд по выходу на улицы: сначала марши антиналогового движения "желтых жилетов", а затем демонстрации против пенсионной реформы. "Мы оказались неспособны доходчиво и конкретно объяснить целесообразность реформы", — признал советник одного из министров экономического блока.

Прошли недели, пока чиновники поняли, как объяснить то, что пенсия, подсчитанная на основе баллов, собранных на протяжении всей карьеры, отнюдь не хуже той, что рассчитана за лучшие 25 лет. На олимпе власти многие вполголоса сетуют на ошибки в методологии и календаре реформы. Дополнительная трудность: реформа наименее благоприятна для высокооплачиваемых категорий работников, составляющих основу электората Макрона.

На соотношение сил пока не повлияло то, что на протяжении вот уже нескольких триместров некоторые показатели экономики улучшаются. Но, как считают экономические аналитики, эффект этого даст о себе знать. Должна быть отдача и от ассигнований в 17 млрд евро, которые правительство в разгар движения "желтых жилетов" направило на осуществление мер социальной поддержки.

В соответствии с политической традицией Макрон пока не объявлял о своих планах баллотироваться на второй президентский срок в 2022 году. Пока главу государства волнуют другие выборы. В марте французам предстоит голосовать на выборах в муниципалитеты, где основные позиции принадлежат не правящей партии "Республика на марше", еще не существовавшей в период предыдущей кампании, а ее оппонентам из традиционных партий. Одной из главных станет битва за Париж, который, как известно, стоит мессы. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Использование материала допускается при условии соблюдения

правил

цитирования сайта tass.ru