Все новости

Соглашение США с талибами: признание провала американцев в Афганистане?

Георгий Асатрян — о том, что "Талибан" одержал крупнейшую победу в своей истории

29 февраля в столице Катара было подписано мирное соглашение между США и движением "Талибан" (запрещено в РФ). Договор стал крупнейшим за всю историю дипломатическим и политическим успехом "Талибана". Никогда еще радикальное движение не было признано на таком высоком международном уровне. "Долгая" стратегия движения принесла результаты, и модернистские подходы нового руководства, пришедшего в 2016 году, дали свои плоды.

Залмай Халилзад и Абдулла Гани Барадар во время подписания соглашения, 29 февраля 2020 года AP Photo/Hussein Sayed
Описание
Залмай Халилзад и Абдулла Гани Барадар во время подписания соглашения, 29 февраля 2020 года
© AP Photo/Hussein Sayed

Мы имеем дело с практически беспрецедентной ситуацией: крупнейшая мировая сверхдержава садится за стол переговоров с радикальной партией, с которой к тому же воюет 20 лет, и подписывает с ней мирный договор. Его официальное название звучит следующим образом: "Соглашение о мире в Афганистане между Исламским Эмиратом Афганистан, которое США не признается в качестве государства и известно как движение "Талибан", и США". Договор состоит из нескольких частей и предполагает следующие пункты:

  • США должны воздержаться от применения силы;
  • "Талибан" обязан сложить оружие и прекратить террористическую и военную деятельность;
  • вывод войск США и их союзников по НАТО из Афганистана начнется в течение 14 месяцев после подписания документа (при соблюдении иных условий "Талибаном");
  • правительство Афганистана должно начать переговоры с Советом Безопасности ООН по исключению членов "Талибана" из санкционного списка к 29 мая, Вашингтон намерен исключить группировку из своего списка санкций к 27 августа;
  • США сократят войска в Афганистане до 8,6 тыс. в течение 135 дней в зависимости от выполнения талибами своих обязательств по соглашению. Взамен "Талибан" должен отказаться от использования афганской территории для нападения;
  • Соединенные Штаты Америки обязуются не вмешиваться во внутреннюю политику страны;
  • ежегодно США будут направлять средства для обучения, консультирования и оснащения сил безопасности Афганистана;
  • афганское правительство освободит до 5 тыс. заключенных талибов в знак доброй воли в обмен на 1 тыс. сотрудников сил безопасности, удерживаемых талибами.

Это далеко не все пункты соглашения, которое заняло четыре страницы. К слову, на данный момент неизвестно (и вряд ли станет известно в ближайшее время), сопровождают ли договор какие-то иные — секретные — договоренности.

Однако вышеперечисленные пункты дают понять общий характер соглашения, к которому шли американцы и лидеры талибов последние три года. В конце февраля 2017 года президент Афганистана Ашраф Гани Ахмадзай заявил о начале прямого политического диалога с "Талибаном". Он упомянул о готовности признать радикальное движение политической партией и выпустить из тюрем талибов. Радикалам предлагалось принять участие в выборах различного уровня и стать полноценной политической силой. До подписания нынешнего договора это было, пожалуй, главным событием за последнее десятилетие для Афганистана, своего рода сенсацией.

Мирный план включал в себя следующие пункты: переговоры, перемирие, интеграция. А конечной целью было подписание некоего мирного соглашения между конфликтующими сторонами и последующая интеграция "Талибана" в политическую жизнь Афганистана. Это, в общем-то, и произошло.

Изменение подхода в США

Столь серьезный политический шаг со стороны афганского лидера не был лишь его идеей. Разумеется, за этим стояла тщательно продуманная кампания стратегов в Вашингтоне.

Военнослужащие США в Афганистане, 2019 год US Army/Sgt. Jordan Trent/Public Domain via DVIDS
Описание
Военнослужащие США в Афганистане, 2019 год
© US Army/Sgt. Jordan Trent/Public Domain via DVIDS

Афганская война идет уже почти 20 лет (и вряд ли прекратится в ближайшие годы). В стране все эти годы находится внушительный иностранный воинский контингент. На пике своей численности он превышал отметку 120 тыс. человек. Сегодня в Афганистане около 12 тыс. военнослужащих НАТО. Но, несмотря на это, "Талибан" контролирует более 40% территории страны. В ряде провинций движение фактически стало неформальной властью, которая обладает серьезным авторитетом. Параллельно афганские власти переживают кризис легитимности, с трудом справляются с элементарными обязанностями, возложенными на них конституцией. Внутри афганской элиты усиливаются распри, сопровождаемые борьбой различных кланов.

Изменения в афганской стратегии США произошли на рубеже 2016–2017 годов и связаны с приходом в Белый дом команды Дональда Трампа. Новая администрация начала посылать сигналы афганской элите: "Мы здесь не навсегда, начните договариваться с талибами".

Смена американской администрации повлекла за собой серьезные трансформации во взглядах Вашингтона на афганскую кампанию. Президент Дональд Трамп не является сторонником бесконечных ближневосточных войн, которые были начаты его предшественниками. Хозяин Овального кабинета неоднократно подвергал жесткой критике иракскую и афганскую кампании.

Трамп представляет или, если угодно, олицетворяет ту страту истеблишмента, которая убеждена в нерентабельности и бессмысленности всех ближневосточных войн вместе взятых. Американский профессор Уолтер Рассел Мид называл их очень условно "джефферсонианцами". То есть речь идет о современных реалистах, убежденных в том, что, если Америка будет более сдержана на международной сцене, это снизит ее издержки и риски. Короче говоря, Трампу не нужна война в Афганистане. Глава Белого дома хочет закрыть эту страницу и сосредоточить освободившиеся ресурсы и энергию на более, как ему кажется, важных проблемах.

Однако изменения произошли не только в Вашингтоне. За долгие годы войны в Афганистане существенно трансформировался и сам "Талибан". Оставаясь в целом достаточно аморфной, сетевой и слабо централизованной структурой, талибы в значительной степени изменили свои подходы к мирным переговорам, бесконечному джихаду и возможности компромиссов.  Во многом это было связано со сменой поколения и глубоким осознанием невозможности полной военной победы над совокупно превосходящими силами США, НАТО и кабульского правительства.

Сдавшиеся в плен боевики движения "Талибан" (запрещено в РФ), 2019 год  EPA-EFE/JALIL REZAYEE
Описание
Сдавшиеся в плен боевики движения "Талибан" (запрещено в РФ), 2019 год
© EPA-EFE/JALIL REZAYEE

Поражение Кабула и Вашингтона

В 2020-м и в ближайшие годы можно прогнозировать усиление позиций талибов и им сочувствующих в политической жизни Афганистана. Нравится кому-то это или нет, но радикальное движение одержало серьезную победу.

Чего нельзя сказать об их оппонентах — США и Кабуле. Афганское правительство показало свою несостоятельность, непрофессионализм, невозможность решать проблемы страны, вести самостоятельную политику. Более того, афганская элита и политический класс погрязли в коррупции, интригах и внутренних клановых распрях. Кажется, что позиции нынешнего афганского истеблишмента будут постепенно ослабевать, и ему на смену придет новое поколение политиков. Здесь, кстати, отрываются большие возможности для России. Москве нужно уже сейчас активно работать с новым поколением афганской элиты. Этого на данный момент, к сожалению, не происходит в должных масштабах.

Подписание соглашения показало также провал американской политики на афганском направлении, а если шире — на Ближнем и Среднем Востоке. Начатая в 2000-х годах неоконами политика по экспорту демократии на Восток показала свою несостоятельность и закончилась полным фиаско. Самая богатая армия в мире не смогла за 20 лет одержать победу над группами разрозненных ополченцев, ведущих партизанскую войну оружием прошлого века. Таков итог для американцев.

Значение для России

Произошедшее имеет важное геополитическое и, возможно, идеологическое значение для России. Афганистан находится в непосредственной близости от российской сферы влияния и граничит с союзниками в Центральной Азии. Москва всегда была и будет обеспокоена процессами на афганской земле. От этого зависит не только безопасность российских границ, но и общий политический климат в регионе, представляющем интерес для Москвы.

Россия одной из первых начала заявлять с высоких трибун о необходимости мирного процесса в Афганистане. Без преувеличения — именно в Москве раньше всех сознали реальную ситуацию. Россия поняла тупиковость политики Вашингтона и ее негативные последствия для соседних стран. Политическое и военное руководство, дипломатический истеблишмент и в особенности Совет Безопасности во главе с генералом армии Николаем Патрушевым неоднократно заявляли о невозможности военной победы и необходимости прямого диалога с талибами.

Долгое время это игнорировалось, позже Москву начали обвинять в связях с талибами. Однако произошедшее в Катаре показало, что российские тезисы были меньшим из зол, а в рамках realpolitik — наиболее оптимальными на данный момент. Можно говорить, что российская линия по Афганистану нашла поддержку и возобладала.

Подытоживая все, сказанное выше, нужно понимать, что успех мирного процесса не гарантирован. Более того, до реального прекращения огня и перемирия еще очень далеко. Стороны ждет масса подводных камней, столкновений интересов и восточных темпераментов. Однако подписание мирного соглашения в Катаре — серьезный шаг, который может так или иначе удержать Афганистан от тотального скатывания в войну всех против всех.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru