Все новости

Станет ли напарница Байдена Камала Харрис "Бараком Обамой в юбке"

Андрей Шитов — о том, каким будет завтрашний день Демпартии США

Американцы без большого пиетета относятся к своим вице-президентам, тем паче — к кандидатам в вице-президенты. Еще при Франклине Рузвельте 32-й вице-президент США техасец Джон Гарнер вошел в историю фразой о том, что его должность не стоит ночного горшка с теплым содержимым (not worth a bucket of warm piss).

Но из каждого правила бывают исключения, и нынешняя предвыборная кампания за океаном служит тому подтверждением. Вероятный кандидат в президенты от оппозиционной Демократической партии Джозеф Байден сделал своей напарницей в предвыборной гонке темнокожую калифорнийку Камалу Харрис, и специалисты считают, что это предопределяет фаворита демократов в следующем избирательном цикле 2024 года. По сути — позволяет заглянуть в будущее.

Джозеф Байден и Камала Харрис AP Photo/Carolyn Kaster
Описание
Джозеф Байден и Камала Харрис
© AP Photo/Carolyn Kaster

Простая логика

Логика подобных рассуждений проста. Самому Байдену в ноябре исполняется 78 лет. Принято думать, что, даже получив президентские полномочия, он сложит их с себя после окончания первого четырехлетнего срока, если не раньше. Он и сам говорил о своей "промежуточной" роли. А его вице-президент получит преимущественные права на его политическое наследие или даже автоматически сменит его у кормила государственной власти.

Отсюда и повышенное внимание к 55-летней женщине, которую он сделал своей партнершей. Все понимают, что даже если в ноябре демократический тандем проиграет, через четыре года Харрис наверняка вновь вступит в президентскую гонку, причем с внутрипартийной позиции силы.

"Она в любом случае будет фаворитом борьбы за демократическую номинацию 2024 года, — сказал в беседе на эту тему с главным редактором политологического портала Real Clear Politics Карлом Кэнноном сооснователь и президент RCP Том Беван. — Теперь именно она олицетворяет будущее Демократической партии".

За эту роль, собственно, и сражались между собой американки, из числа которых Байден подыскивал себе напарницу (он заранее предупредил, что это будет женщина). Поэтому же к Харрис более чем пристрастно присматриваются политики-республиканцы, а действующий вице-президент США Майкл Пенс, который наверняка и сам имеет далекоидущие планы, сразу расценил ее выдвижение как подтверждение того, что Демпартия "захвачена левыми радикалами". Наконец, по этой же причине персона калифорнийки заслуживает самого внимательного отношения и за пределами США.

"Цветок лотоса"

Собственно, ее повсюду уже и изучают, что называется, под микроскопом. И думают, какое политическое значение могут иметь в ближайшей и более отдаленной перспективе факты ее биографии.

Камала Деви Харрис родилась в 1964 году в калифорнийском Окленде в семье иммигрантов-ученых. Отец ее был родом с Ямайки, мать — из Индии. Таким образом, избранница Байдена — первая в истории США претендентка на вице-президентское кресло, имеющая одновременно и афроамериканские, и азиатские корни. По мнению ее сторонников, это выглядит символично на фоне бурных выступлений последних месяцев против системного расизма в США.

Родители Харрис развелись, когда ей было семь лет, позже она долго жила с матерью в Канаде. Но учиться вернулась на родину, изучала экономику, политологию и юриспруденцию, получила степень доктора права. Работала в прокуратуре, избиралась окружным прокурором, а затем и генпрокурором штата. До нее женщин на этом посту в Калифорнии не бывало.

Собственную семью создала сравнительно недавно, в 2014 году. Своих детей не имеет, зато гордится тем, что дети мужа называют ее "Мамалой", т.е. "мамой Камалой" (имя, кстати, на санскрите сочетает букет значений, передающих красоту цветка розового лотоса). Муж — Дуглас Эмхоф, американский еврей, корпоративный юрист, которому теперь светит перспектива впервые в истории страны примерить к себе титул "второго джентльмена" (супруга вице-президента США традиционно именуется "второй леди").

Не зажгла

Фамилию при замужестве Харрис не меняла, видимо, потому, что была на тот момент уже известным политиком, генпрокурором штата. На выборах 2016 года она добилась избрания в Сенат США, а в начале 2019-го объявила о притязаниях и на Белый дом. Уже тогда ей прочили большое будущее и даже называли порой "Бараком Обамой в юбке".

Однако собственная президентская кампания у нее в нынешнем цикле не сложилась. Хотя стартовала она удачно: сразу собрала много пожертвований, выбилась по опросам в тройку лидеров, а в первом же раунде предвыборных дебатов блеснула яркими риторическими выпадами против фаворита гонки — Байдена (Харрис обвиняла его прежде всего в том, будто он полвека назад не придавал должного значения расовой интеграции американских школ).

Но раздуть из этих искр пламя ей в итоге так и не удалось. Критики упрекали ее в непоследовательности и стремлении угодить всем сразу: от левых радикалов до умеренных центристов. Она то поддерживала призывы к социализации медицины в США, то делала оговорки; то защищала свой прокурорский опыт жесткой борьбы с криминалом, то отмалчивалась, чтобы не идти вразрез с массовыми протестами против произвола полиции. Зачастую трудно было понять, что же она на самом деле думает.

В подходе к России Харрис, насколько можно судить, "колебалась вместе с линией партии". Осуждала то, что у демократов в США принято осуждать, голосовала за санкции. Вместе с тем — тревожилась по поводу разрушения республиканской администрацией Дональда Трампа традиционного "двухпартийного" подхода к вопросам контроля над ядерными вооружениями. Я пытался выяснить у людей, знавших ее по работе в Калифорнии, было ли в ее отношении к России что-то личное (например, в связи с борьбой с лос-анджелесской армянской мафией, якобы связанной с российской), но не преуспел.

Конечно, грех неискренности для политиков извечен и неизбывен. Достаточно напомнить, как не раз расшибала себе лоб, наступая на те же грабли, Хиллари Клинтон. Политологи в США даже шутят: "В искренности вся загвоздка; если вы в состоянии ее имитировать, ваше дело в шляпе".

Вот и у Харрис на общенациональном уровне с ходу не получилось. Она "не настоящая" (not authentic), — публично рассуждал Беван из RCP. — Избиратели это чувствуют… И это может стать для нее помехой в [ожидаемой] борьбе за президентство".

"Ну да, она кажется оппортунисткой, — соглашался Кэннон. — Но я бы не сказал, что она ненастоящая. Она просто идет на компромиссы, как и все политики. Между прочим, из-за Трампа кое-кому пришлось вспомнить, что профессиональная политика — это не всегда плохо".

Как бы то ни было, еще до начала сезона праймериз в декабре прошлого года Харрис вышла из предвыборной гонки, а в марте нынешнего объявила о поддержке Байдена. Теперь ей, пожалуй, впору сказать: что ни делается, все к лучшему. Рано уйдя, она не успела всерьез рассориться с победителем, зато успела ему запомниться.

Главная задача

Со времен Уолтера Мондейла при Джимми Картере оптимальной нагрузкой для вице-президента в США считается не выполнение разовых поручений из числа тех дел, до которых не доходят руки у главы государства, а роль доверенного советника по всем вопросам. Когда сам Байден соглашался баллотироваться в вице-президенты в паре с Бараком Обамой, который был младше его по всем статьям, он поставил четыре условия (разумеется, в форме пожеланий): всегда последним покидать президентский кабинет перед принятием важного решения; раз в неделю обедать с президентом; присутствовать на утренних разведбрифингах для главы государства; не менять свой личный стиль, т.е. сохранять собственное политическое лицо.

Конечно, на самом деле и Байден занимался разовыми поручениями. Например, курировал отношения с Украиной, где вместе с сыном Хантером "наследил", дав повод для подозрений в коррупции. Вообще известная с его собственных слов история с его запросами к Обаме, по мнению сведущих комментаторов, скорее всего приукрашена.

А Харрис теперь и подавно не могла ставить ему самому условий. Но при этом понятно, что для нее самой именно роль советника и "подмастерья" (understudy) при президенте была бы идеальной учебой. Считается, что Байден, памятуя о собственном недавнем прошлом, готов предоставить ей такую возможность.

Пока, однако, вопрос в другом: какую "добавленную стоимость" она сама в состоянии дать лидеру тандема. Причем не абстрактно, с прицелом на какие-то будущие советы, а конкретно: для победы на ноябрьских выборах. Со времени появления Трампа в Белом доме все остальные цели демократов в США подчинены этой главной задаче.

На этот счет мнения разнятся, причем комментаторы часто выдают желаемое за действительное в угоду собственной идеологической ориентации. Правые утверждают, что Харрис существенно не усиливает позиции демократов (хотя бы потому, что ее родная либеральная Калифорния и без того "вне игры" для республиканцев на выборах), а, наоборот, отпугивает умеренных избирателей своим радикализмом в разных сферах, включая право на ношение оружия. Левые доказывают, что она со своим прокурорским прошлым воплощает приверженность оппозиции власти закона и порядка, выбивая тем самым важный козырь из рук партии власти. От земляков Харрис я слышал, что и там в ходу обе эти точки зрения.

В практическом плане одна из главных задач участников любой избирательной гонки в США — сбор средств. По свидетельству газеты Politico, женщины, к которым приглядывался Байден, еще на этапе "смотрин" собирали для него многомиллионные суммы. Лидировала сенатор Элизабет Уоррен (более $7,7 млн), но и Харрис уже тогда принесла свыше $5 млн. А после объявления о тандеме они с Байденом за сутки привлекли еще $26 млн. Этот рекордный для штаба кампании однодневный сбор наглядно показал, что доноры демократов в целом довольны выбором своего фаворита.

Кстати, Харрис с мужем — миллионеры, хотя и не сверхбогатые.

Ловушка для Трампа

Наконец, главным козырем Харрис считается сам по себе факт, что она женщина и может в обозримой перспективе пробить последний "стеклянный потолок" в американской политике — стать хозяйкой Белого дома. Критики, правда, утверждают, что и на гендерных, и на расовых стереотипах играть опасно: Байдену, например, постоянно пеняют на неуклюжую фразу о том, будто афроамериканцы, которые его не поддерживают, "и не черные". Дескать, и женскую поддержку нельзя считать само собой разумеющейся.

Но скепсис разбивается о статистику. Она показывает, что женщин в американском электорате просто больше (54%), и они к тому же голосуют активнее мужчин. При этом американки чем дальше, тем больше поддерживают демократов: по данным социологического центра им. Пью, разрыв в 1994 году составлял 48% к 42%, а к 2017 году вырос до 56% к 37%.

На взгляд сетевого издания MarketWatch, в основном именно поэтому демократы набирали в общей сложности больше голосов на шести из семи последних президентских выборов в США — с первой победы Билла Клинтона в 1992 году. Республиканцы же выиграли по этому показателю лишь в 2004 году при Джордже Буше — младшем, а еще дважды (2000 и 2016 годы) завоевывали Белый дом только за счет большинства в коллегии выборщиков.

Женщины, зачастую радикально настроенные, играют все большую роль и в законодательных органах США. "Именно поэтому спикером Палаты представителей Конгресса является Нэнси Пелоси… поэтому же Трамп был в начале года подвергнут импичменту", — пишет MarketWatch.

Согласно публикации, Байден, ограничивая выбор кандидатов в вице-президенты дамами, сознательно расставлял Трампу ловушку. Расчет делался на то, что хозяин Белого дома, которого демократы считают женоненавистником, станет публично хаять и обзывать напарницу соперника, тем самым еще больше восстанавливая против себя всех американок. Если это так, то по части обзывательств расчет оправдался: для начала президент осыпал Харрис градом эпитетов от "мерзавки" до "сумасшедшей", а теперь, кажется, придумал для нее, по своему обыкновению, стандартное прозвище: Phony Kamala ("лицемерка Камала").

Аксиомы в силе

Впрочем, слишком далеко заходить с выводами на основании всего изложенного тоже не следует. Политологические аксиомы остаются в силе. Выборы с участием действующего президента США, как правило, становятся референдумом по промежуточным итогам его правления, прежде всего с точки зрения "кошельков", т.е. личного благосостояния избирателей.

У Трампа эти итоги поначалу казались обнадеживающими, но потом пандемия COVID-19 и вызванный ею экономический кризис во многом обнулили его достижения. Теперь он пытается доказать, что и с восстановлением после кризиса способен справиться лучше других.

Что касается кандидатов в вице-президенты, принято думать, что этот фактор на исход всеобщего голосования серьезно не влияет. Сейчас он важнее обычного, но все равно его значение не стоит преувеличивать.

На этой неделе Байден и Харрис должны быть официально провозглашены лидерами Демпартии США на ее предвыборном съезде. В условиях пандемии тот пройдет виртуально в Милуоки (штат Висконсин).

Место, разумеется, не случайное. Специалисты считают, что исход ноябрьской финальной схватки на выборах будет определяться прежде всего в шести ключевых "спорных" штатах: Флориде, Пенсильвании, Мичигане, Северной Каролине, Аризоне и том же Висконсине. Трамп, отвлекая внимание от форума демократов, планирует на этой неделе наведаться туда же, а также в Миннесоту, Аризону и Пенсильванию.

Республиканский съезд должен состояться через неделю: номинально — в Северной Каролине, фактически — в виртуальном пространстве. Помимо съездов главные ожидаемые события в предвыборном календаре — предвыборные дебаты между кандидатами.

В предвкушении дебатов

Пока для Трампа и Байдена намечены три раунда словесных дуэлей начиная с 29 сентября. Действующий президент предлагал перенести старт на начало сентября или даже добавить для этого дополнительный четвертый раунд. Иначе, как он предупреждал, дебаты начнутся позже, чем заочное голосование по почте в некоторых штатах.

Логика в этом была, но присутствовал и очевидный политический расчет. Партия власти надеется, что Байден в силу возраста и общей невоздержанности на язык может допустить в публичном споре какой-нибудь очевидный "ляп", который его дискредитирует. В итоге, однако, специальная комиссия, ведающая дебатами, не стала менять их расписание, и Трамп, по слухам, даже раздумывал, не отказаться ли от них вообще.

В этом тоже есть резон. Некоторые либеральные аналитики — например, на телеканале CNN — считают, что по сути хозяин Белого дома уже невольно подыграл сопернику. Он так часто высмеивал якобы угасающие интеллектуальные способности Байдена, что сам сильно занизил для того планку ожиданий. И теперь, если демократ просто избежит явных промахов, одно это уже будет считаться его удачей. Сторонники такой точки зрения утверждают, что на самом деле у Байдена с мозгами все в порядке, а затруднения в публичных выступлениях он иногда испытывает только потому, что всю жизнь боролся с заиканием.

Ждут перемен

Кто прав в этой дискуссии, мы достаточно скоро увидим. Сам я склонен думать, что ни американских, ни любых иных избирателей на мякине голых политтехнологий не проведешь. Когда речь идет об их насущных интересах, люди, по слову незабвенного нашего Леонида Филатова, "слава Богу, отличают незабудку от дерьма".

И, кстати, судя по новому опросу службы Гэллапа, американцы в целом не в восторге от тех, между кем им предстоит делать выбор. И Трампа, и Байдена твердо поддержали в ходе исследования примерно по одной трети опрошенных, но еще 25% сказали, что ни тот ни другой на самом деле в президенты не годится. 52% респондентов демократической ориентации хотели бы, чтобы кандидатом от их партии был выдвинут не нынешний фаворит, а кто-то другой.

В общем, американцы "ждут перемен", как пел еще один безвременно ушедший наш классик, которого мы только что поминали. С кем именно связаны эти их ожидания, они, похоже, и сами пока еще для себя не решили. Может, с "Обамой в юбке"?

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru