7 декабря 2022, 12:14
Статья

О диалоге РФ с Западом и расширении БРИКС. О чем говорил Лавров на "Примаковских чтениях"

О диалоге РФ с Западом и расширении БРИКС. О чем говорил Лавров на "Примаковских чтениях"

Глобализация по-американски закончилась, теперь в мире выстраивается новая финансовая и логистическая система. При этом РФ хотела бы видеть ЕС одним из полюсов нового многополярного мира, но Европа не может защитить свои интересы от США, заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, выступая в среду на форуме "Примаковские чтения". Однако он отметил, что Россия готова к серьезному диалогу с Западом, когда там к руководству придут дальновидные люди. Для России трагедии в нынешней ситуации, когда Запад прекратил сотрудничество с Москвой, нет, в отличие от западной цивилизации, опиравшейся на американские принципы глобализации, которые полностью себя дискредитировали. Россия работает с теми, кто к этому готов. Если принять в БРИКС всех желающих, то организация расширится до 15-17 стран.

ТАСС собрал основные заявления Лаврова.

О расширении БРИКС

Формат РИК (Россия, Индия, Китай) "дал путевку в жизнь "пятерке" БРИКС, которая сейчас пользуется огромным вниманием, и выстраивается целая очередь из государств с претензией на полноправное членство". Если принять всех желающих, "пятерка" превратится где-то в 15-17 стран".

При этом РИК остается действующим форматом, в рамках которого встречаются не только главы МИД трех стран, а также министры торговли, энергетики и экономического развития.

О многополярном мире

"Выстраивается новая система и финансовая, и логистическая, которая не будет зависеть, не должна зависеть от причуд и от чувства собственного превосходства наших западных бывших партнеров".

Россия хочет, чтобы Евросоюз, у которого пока еще сохраняются все возможности, "был одним из полюсов нового многополярного мира". Это станет возможным, когда ЕС "поймет, что ему не обязательно на 100% говорить "слушаюсь" Соединенным Штатам". При этом у Индии, Бразилии, стран Персидского залива, региональных объединений в Африке и в Латинской Америке больше оснований для того, чтобы быть равноправной частью многополярного мира, чем у Евросоюза.

Очевидно, что интересы Европы не совпадают с американскими. То, что Европа не может эти интересы защитить, - "медицинский факт". Визит президента Франции Эмманюэля Макрона в Вашингтон подтверждает это мнение.

О диалоге с Западом

"Запад прекратил с нами сотрудничать. Он построил стену, по большому счету, и мы просто работаем с теми, кто к этому готов".

Когда на Западе к руководству стран и структур придут более дальновидные люди, Россия будет готова к серьезному диалогу. "А в ожидании той светлой эпохи мы всегда готовы с удовольствием разговаривать с вменяемыми людьми из экспертного сообщества".

Россия "не делает трагедии из нынешней ситуации". "Это трагедия для западной цивилизации, для западной системы мироустройства, которая опиралась на те принципы глобализации, выдвинутые американцами, которые полностью дискредитировали себя как недоговороспособная система, которая не в состоянии навязанные всем остальным свои же принципы и механизмы уважать и сохранять".

РФ также по-прежнему готова работать с Западом на ближневосточном направлении. "Не мы заморозили квартет посредников (Россия, США, Евросоюз, ООН), который занимался с одобрения Совета Безопасности в качестве единственного легитимного посреднического органа палестино-изральского урегулирования. Американцы хотят заниматься этим сами".

О конфликте на Украине

"Они [страны Запада] по-прежнему лелеют надежду на то, чтобы разгромить Россию на поле боя". Москва будет готова разговаривать, если появится серьезное предложение по остановке украинского конфликта при выполнении "наших абсолютно законных требований".

О давлении США

"Наших надежных партнеров пытаются сбить с правильного курса. Американцы без зазрения совести ездят по всему миру, <…> говорят буквально следующее: "Россия проиграла, не занимайте сторону проигравшего, мы победим (не Украина, американцы), и не волнуйтесь, мы знаем, что вы несете какой-то ущерб от этих санкций, <...> мы вам все компенсируем с лихвой".

Есть ряд стран, на которых это оказывает "какое-то психологическое воздействие" и которые могут поддаться Вашингтону. "Это их выбор. Но в долгосрочном плане, даже в среднесрочной перспективе, этот выбор будет проигрышным для экономического развития, собственного суверенитета".

Об ООН

Россия видит, что получение Индией и Бразилией статуса постоянных членов Совета Безопасности (СБ) ООН принесет добавленную стоимость этому органу, чего не произойдет при получении такого статуса Германией и Японией. Уже продолжительное время Россия не наблюдает "какого-либо отличия позиции этих двух стран от позиции Соединенных Штатов и НАТО".

Запад использует ООН "втемную", продвигая идеи по конфискации российских активов и трибуналу против РФ. Также Запад продвигал на Генассамблее ООН резолюцию о репарации. Генассамблее ООН отвечали, что "речь идет исключительно о морально-этической оценке действий России, <...> это будет просто политическое такое заявление". "То же самое сейчас пытаются сделать с новой затеей о создании международного трибунала. Ни одно решение такого рода не имеет никакой юридической силы, юридически ничтожно и не будет накладывать никаких обязательств ни на Россию, ни на какие-либо другие страны, это просто дискредитация Генассамблеи ООН, ее авторитета, ее репутации, ее функций".

О Сирии

Россия будет добиваться того, чтобы никаких поползновений на территориальную целостность Сирии не было.

Запад пытается отвлечь внимание, чтобы затруднить достижение договоренностей в рамках Конституционного комитета Сирии. Инициатива Запада заключается в том, чтобы побудить Дамаск предпринять конкретные шаги ради достижения компромисса в ответ на обещания обеспечить встречные шаги со стороны оппозиции и возможное смягчение санкций. "Президент [Сирии Башар] Асад сделал очень существенный шаг - объявил амнистию, люди вышли на свободу, и мы спрашиваем у <...> западных коллег: пожалуйста, он сделал шаг без каких-либо условий, где ответ? Но ответа нет".