Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

От дружбы до санкций: как меняются отношения США и Китая в эпоху Трампа

1 августа, 19:00 UTC+3

В Белом доме обсуждают возможность введения экономических санкций против Пекина. ТАСС объясняет, почему не налаживается дружба Дональда Трампа и Си Цзиньпина

Поделиться
Материал из 1 страницы
© AP Photo/Ng Han Guan

Отношения между Вашингтоном и Пекином никогда не были простыми, но приход к власти Дональда Трампа, известного своей антикитайской риторикой, поставил их на грань кризиса. ТАСС объясняет, как развивалось взаимодействие Трампа и Си Цзиньпина, кто в Вашингтоне на самом деле отвечает за выработку политики в отношении Пекина и чем грозит эскалация напряженности.

Начали за здравие...

В начале ноября 2016 года, во время своего первого телефонного разговора с председателем КНР Си Цзиньпином избранный президент США Дональд Трамп заявил, что Вашингтон и Пекин намерены установить "одни из самых прочных отношений с тем, чтобы обе страны двигались вперед". "Китай — великая страна, благоприятные перспективы развития Китая очевидны для всех народов", — цитировало Трампа китайское телевидение. В свою очередь Си Цзиньпин отметил, что Китай и США должны наращивать взаимодействие: "Дел, по которым должны сотрудничать, по которым могут сотрудничать Китай и США, очень много. Я высоко ценю китайско-американские отношения и хотел бы вместе с американской стороной прилагать усилия для их продвижения в интересах процветания народов двух наших стран, народов всех стран".

Однако не прошло и месяца, как между избранным президентом и китайским руководством вспыхнул скандал. Поводом для него стала телефонная беседа между Трампом и главой тайваньской администрации Цай Инвэнь, которая также решила поздравить миллиардера с победой на выборах. Дипломатические отношения между Тайванем и США были прерваны в 1979 году, когда Вашингтон поддержал политику "единого Китая". С тех пор ни один американский президент — будь то уже вступивший в должность или еще не прошедший инаугурацию — не проводил переговоры с Тайбэем (хотя двухстороннее сотрудничество в военной и экономической сферах росло с каждым годом).

Беседа Трампа и Цай Инвэнь состоялась без ведома действующего президента Барака Обамы. Пекин, для которого вопрос принадлежности Тайваня является крайне болезненным, сделал жесткое представление США и призвал впредь "осторожно и надлежащим образом урегулировать тайваньский вопрос, чтобы избежать никому не нужных проблем в китайско-американских отношениях". Представители действующей администрации США поспешили заявить, что Вашингтон твердо придерживается политики "единого Китая" и по-прежнему рассчитывает на мирные и стабильные отношения с Пекином. Сам Трамп язвительно прокомментировал произошедшее в Twitter: "Интересно, что США продает Тайваню военную технику на миллиарды долларов, а я не должен принимать поздравительный звонок".

Зять-переговорщик

Пекинские чиновники не были готовы к победе Трампа. Журнал Foreign Policy со ссылкой на анонимные источники, близкие к китайской администрации, писал о том, что кандидатура Хиллари Клинтон была бы более предпочтительной для Пекина. По взглядам китайских чиновников, поведение президента-миллиардера слишком нестабильно и потенциально способно нанести КНР урон. К тому же у китайцев не было каналов коммуникации с людьми Трампа. На выручку пришел бывший госсекретарь США Генри Киссинджер — как утверждает The Washington Post, именно он посоветовал китайскому послу в США Цую Тянькаю обратиться к зятю президента и его советнику Джареду Кушнеру.

Кушнер и его супруга Иванка — любимая дочь Дональда Трампа — давно питают интерес к Китаю. Они посещали приемы в посольстве КНР, их дети учат китайский язык, а Kushner Enterprises вела переговоры c китайской компанией Anbang об инвестициях в комплекс зданий в Нью-Йорке на Пятой авеню. Именно в офисе Джареда Кушнера в небоскребе Trump Tower 9 и 10 декабря 2016 года состоялись первые контакты людей Трампа с Цуй Тянькаем и членом Госсовета КНР Ян Цзечи, которого в США специально отправил Си Цзиньпин. "В ходе этой встречи Ян Цзечи обозначил свои предложения, — писала The Washington Post. — Китай хочет, чтобы администрация Трампа приняла концепцию "новой модели отношений великих держав" — идею Си Цзиньпина, направленную на избежание конфликтов и сотрудничество. Китай также хотел бы отказа США от вмешательства в вопросы, которые, по его мнению, относятся к его ключевым интересам, включая Тайвань, Тибет и внутренние дела". 

Эти комментарии были приняты к сведению, и уже в феврале Кушнер и Цуй Тянькай организовали примирительный телефонный разговор Трампа и Си Цзиньпина. Во время этой беседы президент США пообещал придерживаться продолжающейся уже 40 лет политики "одного Китая" в том, что касается Тайваня, хотя изначально говорил, что это будет предметом переговоров. Разрешение тайваньского вопроса стало первой победой Кушнера. "Китайские официальные лица посчитали, что Трамп является непростым человеком, склонным к провокационным заявлениям, однако они сделали по крайней мере один четкий вывод: при Трампе в Вашингтоне дело следует иметь с его зятем", — писала The New York Times.

Главным достижением взаимодействия Кушнера и Цуя стала организация визита Си Цзиньпина в США, который прошел на подчеркнуто оптимистической ноте. В дальнейших планах Кушнера — значительно улучшить и расширить американо-китайские отношения. Но против этого выступают некоторые ближайшие соратники Трампа, к примеру, его главный стратег Стивен Бэннон, министр торговли Уилбур Росс, глава Национального совета по торговле Питер Наварро и другие. Они лоббируют более радикальные действия в отношении Китая — введение 45-процентной пошлины на китайские товары и объявление КНР валютным манипулятором (соответствующий статус присваивается Министерством финансов США, если оно подозревает ту или иную страну в создании преимуществ в торговле со Штатами за счет манипулирования курсом национальной валюты). Ранее к этим мерам склонялся и сам Дональд Трамп, чья экономическая программа была построена на протекционизме и защите американских производителей от китайских конкурентов.

Бизнес и климат

То, что Трамп склонен винить Китай во всех экономических бедах США, уже давно стало предметом для шуток. В ходе предвыборной кампании политик неоднократно высказывался в пользу введения специальных пошлин на китайские товары, утверждая, что КНР за счет дисбаланса в двусторонней торговле наносит урон США. Трамп также называл Пекин экономическим врагом Вашингтона из-за манипулирования курсом национальной валюты. "Мы не можем позволить Китаю насиловать нашу страну", — говорил Трамп в начале мая 2016 года, призывая вернуть в Америку рабочие места. Одним из предвыборных обещаний Трампа, в частности, было заставить компанию Apple перенести свое производство из Китая в США.

Осенью 2016 года большой резонанс в КНР вызвали слова Трампа о том, что концепция глобального потепления была выдумана в Китае для того, чтобы сделать производство в США неконкурентоспособным. Выступая на конференции ООН в Марракеше, замминистра иностранных дел Китая Лю Чжэньминь напомнил Трампу, что Китай не мог "придумать" глобальное потепление, поскольку одними из первых, кто начал заострять внимание на этой проблеме, были Соединенные Штаты: "Если вы посмотрите на историю переговоров об изменении климата, вы увидите, что на самом деле они были инициированы в 1980-х Межправительственной группой экспертов по изменению климата (МГЭИК) при поддержке республиканцев во времена Рональда Рейгана и Джорджа Буша — старшего". Впоследствии президент открестился от своих слов о глобальном потеплении, назвав их шуткой.

Взгляды на экономическую политику КНР также были скорректированы после переговоров с Си Цзиньпином. "Я думаю, сейчас не совсем правильное время называть Китай валютным манипулятором", — признался Трамп весной 2017 года. По его словам, наращивать конфронтацию с Китаем нет смысла до тех пор, пока он "помогает нам в ситуации с Северной Кореей". В ходе переговоров Си Цзиньпин убедил Трампа в течение 100 дней  воздерживаться от резких односторонних действий в отношении КНДР, чтобы дать Китаю возможность мирно урегулировать конфликт.

Корейский вопрос

Трамп — сторонник принципа "мир благодаря силе", который подразумевает использование военных методов для урегулирования конфликтов. Но существует и другой, дипломатический вариант, к которому может прибегнуть президент: надавить на Пхеньян, заключив сделку с Пекином. Китай по-прежнему оказывает КНДР существенную финансовую, энергетическую, продовольственную и техническую помощь. Новая администрация США понимает это и потому, предпринимая попытки решить северокорейский вопрос, делает ставку именно на посредническую роль Китая.

Однако 100 дней уже истекли, а ситуация на Корейском полуострове не меняется. В пятницу, 28 июля, КНДР произвела пуск очередной баллистической ракеты, которая упала в исключительной экономической зоне Японии. Чаша терпения Трампа оказалась переполнена, и он обрушился с критикой на китайцев. "Я чрезвычайно разочарован в Китае", — подчеркнул американский лидер, оставивший серию записей на эту тему в Twitter.

"Наши прежние глупые лидеры позволили им (китайцам — прим. ТАСС) зарабатывать сотни миллиардов долларов в год на торговле. Однако они ничего не делают для нас с Северной Кореей, только говорят. Мы больше не позволим, чтобы это продолжалось. Китай легко мог решить эту проблему!", — подчеркнул президент.

В понедельник, 31 июля, газета Politico написала, что старший политический советник Дональда Трампа Стивен Миллер вместе со Стивеном Бэнноном и Питером Наварро рассматривают возможность применения ряда санкционных действий в отношении Китая. По данным издания, меры, разрабатываемые в Белом доме, могут включать в себя ограничения в торговле, а также другие экономические санкции. Источники Politico утверждают, что обсуждения, проходившие на минувших выходных, должны были продолжиться в понедельник, а окончательное решение по санкциям будет принято в течение недели.

Пекин, как известно, выступает против любой санкционной политики и вряд ли публично объявит о введении экономических контрмер против США. Но существенно осложнить жизнь американским бизнесменам Китай в состоянии, тем более что такие прецеденты уже были. К примеру, в разгар территориального конфликта с Токио вокруг островов Дяоюйдао (яп. Сенкаку) китайские чиновники запретили экспортировать в Японию редкоземельные металлы, необходимые для производства микросхем. А в 2017 году, в ответ на размещение в Южной Корее американских комплексов ПРО THAAD, Китай фактически перекрыл поставки корейской косметики в страну.

Взгляд из Китая

Китайские чиновники, как правило, дают сдержанные оценки относительно высказываний и действий Трампа: например, его слова о возможном выводе американских войск из Японии и Южной Кореи в Пекине называли "гипотетическими высказываниями", а критику в адрес Китая — "личным мнением". Чуть жестче в Пекине отреагировали на его экономическую программу: министр финансов Лоу Цзивэй назвал Трампа "иррациональной личностью", отметив, что Штаты утратят глобальное лидерство, если последуют его плану по возвращению рабочих мест из Китая. Представитель Китая при ООН Лю Цзеи, комментируя утверждения о пассивности Пекина по корейскому вопросу, подчеркнул, что КНДР и Соединенные Штаты, а не Китай несут основную ответственность за деэскалацию конфликта. 

Более экспрессивны в своих оценках китайские государственные СМИ:  в начале президентской гонки журналисты из КНР называли Трампа "болтуном и клоуном", человеком "эксцентричным и капризным". Колонка на портале агентства Синьхуа гласила, что "феномен Трампа демонстрирует усталость жителей США от проводимой партийной политики". Однако по мере того, как шансы Трампа на победу увеличивались, тон заметок о миллиардере становился более одобрительным: "Лучше иметь президента, который беспокоится только по поводу сделок, чем человека, который агрессивно продвигает демократию и укрепляет альянсы США в Азии". 

После переезда Трампа в Белый дом благосклонность китайских СМИ снова сменилась критикой. В январе Синьхуа осудило президента за то, что тот слишком часто использует Twitter ("он не должен быть инструментом международной дипломатии"). Весной агентство раскритиковало Трампа за то, что тот нанес удар по Сирии в разгар переговоров с Си Цзиньпином. В июне журналисты Global Times сочли "эгоистичным и безответственным" инициированный Трампом выход США из Парижского соглашения. Все эти комментарии заслуживают внимания, поскольку позволяют считывать, как на самом деле в Пекине относятся к нынешнему президенту США.

Артур Громов

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама