Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Ударить нельзя судить: мнения за и против декриминализации семейных побоев

27 января 2017, 12:19 UTC+3

ТАСС поговорил с юристами и психологами, чтобы разобраться, почему родилась такая идея, не подстегнет ли это домашнее насилие и какие еще есть возможности помочь пострадавшим

Поделиться
Материал из 1 страницы
© EPA/ALEX HOFFORD

Госдума приняла в третьем окончательном чтении законопроект, который выводит побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения.

Авторы документа отмечают, что речь идет исключительно о первом случае применения силы, не наносящем вреда здоровью, например о пощечине или подзатыльнике. За повторное нанесение побоев будет грозить уголовная ответственность.

Некоторые психологи и правозащитники выступили против данной инициативы. ТАСС поговорил с правозащитником центра "Иван-чай", одной из активных представителей родительской общественности Анной Кисличенко; адвокатом и специалистом по гражданскому и международному праву Марией Ярмуш и руководителем проекта "Насилию.нет" правозащитником Анной Ривиной, чтобы разобраться, почему вообще родилась идея декриминализации семейных побоев, в чем причина ее критики и есть ли еще какие-то способы помочь жертвам домашнего насилия.

Почему понадобилось декриминализировать побои

Летом 2016 года вступил в силу закон, смягчающий наказание и освобождающий от уголовной ответственности за совершенные впервые побои всех, кроме близких родственников. По словам депутата Ольги Баталиной, общественность тогда ссылалась на то, что "внутрисемейные побои становятся более общественно опасными, чем побои чужих людей".

Сложилась ситуация, когда закон исходит из того, что родная мать для собственного ребенка опаснее, чем чужие дяди Депутат Ольга Баталина

Документ, получивший название "закон о шлепках", вызвал споры, почему насилие в отношении домочадцев считается преступлением, а те же самые действия, совершенные по отношению к посторонним людям, — административным нарушением. Так, сенатор Елена Мизулина назвала сложившуюся ситуацию "вопиющей несправедливостью".

Если вы шлепнули своего расшалившегося малыша, вам грозит до двух лет лишения свободы, а если ваш сосед побил вашего ребенка — все закончится административным наказанием Сенатор Елена Мизулина

Одобренный законопроект, по ее словам, призван устранить это противоречие.

Что считается побоями
  • Под побоями в статье 116 УК понимаются "действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие вреда здоровью", то есть речь идет о ссадинах, синяках.
  • Если в случае насильственных действий все-таки был причинен легкий вред здоровью, то это уже уголовное преступление и другая статья 115 УК.
  • При систематическом нанесении побоев, причиняющих физические или психические страдания, — статья 117 УК РФ "Истязание" с максимальным наказанием в виде лишения свободы до трех лет. А в отношении несовершеннолетнего, заведомо находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, либо в отношении беременной женщины — от трех до семи лет.

Сколько в России жалуются на побои и сколько преступлений расследуется 

Семья прежде всего

Сторонники инициативы отмечают, что документ направлен на защиту и сохранение семьи. В качестве примера они задают риторический вопрос: считаете ли вы правильным осудить на два года мать-одиночку, которая, воспитывая сына-подростка, физически наказала его за кражу или побеги из дома? Следствием такого решения может стать распад семьи: мать ограничат в родительских правах, а подростка отправят в учреждение для детей-сирот.

Мера ответственности должна соотноситься с тяжестью деяния, уверены сторонники декриминализации побоев.

Кроме того, добавляет Анна Кисличенко, пострадавшие, даже если они вызывают полицию, не всегда хотят, чтобы их защищали именно так — посадив близкого человека в тюрьму. Она вспоминает историю многодетной матери, муж которой пару раз поднимал на нее руку, будучи в состоянии алкогольного опьянения. Женщина вызывала полицию. Но не для того, чтобы его забрали в тюрьму, а чтобы успокоили. "Я спросила ее потом, а если бы они забрали твоего мужа на два года? Женщина ужаснулась: а как бы я осталась с детьми… То есть она не хотела, чтобы ее защищали таким образом", — говорит Кисличенко.

Другой пример: воспитатель в детском саду замечает синяк на руке ребенка, и начинается разбирательство. Возможно, отец просто слишком сильно схватил его, и никакого серьезного конфликта вообще не было. И ребенок совсем не хочет, чтобы папу посадили в тюрьму, просто, возможно, обижен на него в данную  минуту.

Однако руководитель проекта "Насилию.нет" Анна Ривина в ответ на разговоры о справедливости и соразмерности наказания возражает, что побои в любом контексте должны быть делом уголовным. "Иначе получается, что нанесение побоев, которое влечет последствия и для физического, и для психологического здоровья, мы ставим в один ряд с неправильной парковкой или курением в месте, где оно запрещено", — добавляет она.

Дети зависят от взрослых полностью... Существует много других способов воспитания, без всяких шлепков Президент РФ Владимир Путин

Ривину также удивляет, что авторы документа отстаивают право родителей наносить побои детям. Правозащитник напоминает, что на последней пресс-конференции президент Владимир Путин сказал, что шлепки — это непозволительно. А воспитывать детей с помощью физической силы могут только по одной причине – они не могут дать сдачи.

Необходимое смягчение или шаг назад

Анна Кисличенко объясняет, что инициатива о декриминализации семейных побоев призвана сократить число злоупотреблений, которые открывает статья 116 УК в ее нынешней редакции. Сейчас, по ее словам, для возбуждения уголовного дела достаточно показаний пострадавшего или свидетеля инцидента. "Неужели мы хотим, чтобы у нас было, как в Германии: когда на улице кто-то увидел, как мама дала затрещину сыну, потому что он своровал, например, телефон у учительницы, а ребенок после этого оказался в детском доме? Наверное, мы этого не хотим. Мы больше заинтересованы, чтобы из ребенка не вырос вор", — говорит Кисличенко.

При этом для возбуждения дела не нужно ни медицинского заключения, ни проведения судебной экспертизы, утверждает Кисличенко. По ее мнению, на этом фоне очень легко оклеветать человека либо манипулировать им, угрожая судом.

Однако, по словам адвоката Марии Ярмуш, медицинское освидетельствование проводится по всем фактам заявлений по статье 116 УК. Правда, в случае отсутствия следов на теле, а такое возможно, если нападавший не бил жертву, а, например, таскал за волосы, доказать факт побоев будет сложнее — понадобится свидетельство очевидцев.

По мнению Ярмуш, если сравнить три закона: действовавший до лета 2016 года, нынешний законопроект и принятый летом документ, — последний наилучшим образом защищал женщин от домашнего насилия. Раньше дела по статье 116 УК являлись делами частного обвинения. Это означает, что пострадавшая должна была самостоятельно обратиться в мировой суд и доказать факт нанесения побоев. Из-за незнания тонкостей уголовно-процессуального производства женщине сложно было защищать себя, ей требовались дорогостоящие услуги адвоката.

Летняя редакция статьи стала прогрессом — документ перевел семейные побои в рамки частно-публичного обвинения, то есть их должен поддерживать прокурор. Именно через него сегодня происходит обращение в суд.

При этом Ярмуш подчеркивает, что "закон о шлепках" на самом деле не был направлен на защиту детей. "Разговоры, что за удар по попе на два года посадят в тюрьму, не имеют под собой основания, — говорит адвокат. — Потому что от шлепка по попе нет синяков и нет ссадин. Этот закон был призван защитить именно женщин, которых избивают дома".

Новая редакция возвращает семейные побои в рамки частного обвинения.

Опыт СССР

В советское время статистика семейного насилия не велась. Уголовный кодекс (УК) РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях не выделяли побои, совершенные супругами по отношению друг к другу или к детям, в отдельный состав преступления. При этом в УК (во всех редакциях, действовавших с 1926 по 1997 г.) было отмечено, что "стечение тяжелых личных или семейных условий" является смягчающим обстоятельством для преступника.

Женщины в СССР редко обращались в милицию с заявлениями о насилии. В криминалистике было принято подобные преступления объяснять алкоголизмом или асоциальным образом жизни мужей. Побои в семье причислялись к широкому понятию семейно-бытовых конфликтов, разрешение которых было возложено на участковых милиционеров.

Тема домашнего насилия при этом не была табуирована и часто обсуждалась общественностью. Статьи, осуждающие избиения членов семьи как проявление "пережитков" и "домостроевских нравов", регулярно появлялись в печати, например в газете "Труд", журналах "Коммунист", "Огонек" и др.

Более полно в СССР освещена тема семейного насилия по отношению к детям. С 1920-х гг. советское правительство неоднократно проводило агиткампании за запрет родительского насилия по отношению к ребенку. Однако в 1988 г., согласно анкетированию, проведенному журналом "Семья", 60% родителей использовали телесные наказания при воспитании детей (86% из наказаний — порка, 9% — стояние на коленях на горохе, кирпичах или соли, 5% — удары по голове и лицу).

Повлияет ли закон на рост семейного насилия?

Некоторые эксперты полагают, что законопроект может отрицательно повлиять на ситуацию с семейными побоями.

"Большинство мужчин у нас — так уже менталитет сложился — все равно считают: "я — хозяин", и кулаком по столу, а потом кулаком в глаз. Поддерживая новый законопроект, общество дает таким агрессорам добро: "Пожалуйста, бейте своих жен, ничего не будет", — говорит Мария Ярмуш.

"Когда мы говорим, что домашнее насилие — это не преступление… мы тем самым допускаем возвращение стереотипов "бьет — значит любит", "бабу воспитывать надо, если она много на себя берет" и вообще "сама виновата", — соглашается  Анна Ривина.

При этом глава проекта "Насилию.нет" опровергает мнение, что такие случаи происходят только в маргинальных слоях общества."Мы знаем известные семьи актрис, музыкантов и шоуменов, где люди зарабатывают миллионы, и все равно члены семьи страдают от домашнего насилия", — говорит Ривина.

"Мне кажется, что, если принять сейчас этот закон, мы развязываем руки всем алкоголикам, маньякам, всем агрессивным папашам и мамашам", — добавляет лидер общественной неформальной организации "Родительская лига" Нина Добрынченко-Матусевич, мать троих детей.

В свою очередь, психолог Павел Волженков считает, что законопроект не повлияет так однозначно на рост семейного насилия. По его словам, в обществе существует два полюса. Первый — люди, которые независимо от законодательных инициатив как били своих жен и детей, так и будут бить. И только жесткие меры вплоть до сурового наказания или лишения родительских прав могут их обуздать. Другой полюс — добропорядочные граждане, которые никого не били и бить не собираются. И есть те, кто посередине, в том числе люди, подверженные влиянию общественного мнения. С этой точки зрения обсуждение проблемы в СМИ является очень важным.

Сторонники декриминализации побоев уверены — с отменой "закона о шлепках" насилие в семье не останется безнаказанным.

Новый законопроект… вовсе не означает, что хулиганы и дебоширы, позволяющие себе применять рукоприкладство в отношении своих близких, не будут наказаны. Насилие в семье недопустимо ни при каких обстоятельствах Вице-спикер Совета Федерации Галина Карелова

"У нас достаточно в законодательстве мер, в том числе и уголовной ответственности против фактов насилия в семье", — добавляет спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. По ее словам, Уголовный кодекс содержит порядка 60 статей, по которым могут быть наказаны виновные в домашнем насилии.

А что думают россияне?

По данным ВЦИОМ, россияне в большинстве своем осуждают семейное насилие (79%), но поддерживают инициативу смягчить наказание за первый случай нанесения побоев (59%). Более того, значительная доля опрошенных полагает, что эта мера приведет к снижению числа семейных побоев. 

Двухэтапная система ответственности

Автор инициативы депутат Ольга Баталина уверена, что документ никак не усугубит ситуацию с семейным насилием. "Двухэтапная ответственность достаточно серьезная. С одной стороны, она позволяет профилактировать подобного рода правонарушения, если человек не останавливается, привлекать его к уголовной ответственности", — заверила парламентарий.

Однако Анна Ривина сомневается в эффективности этой системы. Она напоминает, что наказанием за административное нарушение может быть штраф, который, скорее всего, будет выплачиваться из семейного бюджета, или арест на срок до пятнадцати суток, после которого нападавший может вернуться в еще более агрессивном состоянии.

По ее данным, сегодня 78% случаев семейных побоев остается в тени, то есть жертвы не обращаются в полицию. Еще меньше случаев доходит до суда. "С принятием законопроекта количество людей, готовых рассказать о домашнем насилии, может еще сократиться. Потому что сначала надо будет заплатить штраф из семейного бюджета, а потом женщине придется самостоятельно доказывать вину обидчика (в связи с возвращением семейных побоев в рамки частного обвинения. — Прим. ТАСС). Такая система не защищает жертву насилия", — считает правозащитник.

Мария Ярмуш соглашается, что немногие женщины в такой ситуации пойдут писать заявление. "Государство должно защищать слабых, а не давать возможность откупиться штрафом", — добавляет адвокат.

В свою очередь, Анна Кисличенко считает, что с точки зрения сохранения семьи принципиально важно оставить возможность для примирения. Двухэтапная система, по ее мнению, предоставляет такую возможность.

Неуверенность полиции

По словам Анны Ривиной, ситуация с домашним насилием усугубляется тем, что сотрудники правоохранительных органов зачастую действуют нерешительно, так как боятся, что их обвинят в превышении полномочий. Она вспоминает случай, когда женщина в квартире кричала и просила о помощи. Соседи вызвали полицию, однако те долго не вскрывали дверь. В итоге, когда полицейские попали в квартиру, там был уже труп.

"Сейчас законодательство прописано таким образом, что сотрудники правоохранительных органов не уверены, что имеют право влезать в семейно-бытовые отношения. Конечно, им нужно дать право защищать наших граждан", — считает Ривина. В качестве примера она приводит Белоруссию, где безопасность обратившегося за помощью стоит на первом месте. "Если кто-либо заявляет о конфликте, человека сразу изолируют, и только потом начинают разбирательство", — отмечает она.

Что же делать?

Психологи и правозащитники сходятся во мнении, что семейные отношения — очень тонкая субстанция. Насилие в семье и вне ее — совершенно разные вещи, которые нельзя сравнивать, поясняет Ривина. Людей, которые живут вместе, может связывать общее имущество, общие дети. У них может быть экономическая и психологическая зависимость.

Если человек пострадал от нападения и нанесения побоев незнакомым человеком, всегда можно убежать домой и чувствовать себя в безопасности… Если же это происходит дома, то мы понимаем, что человек, который избивал ногами вчера, наутро может сделать то же самое, и вам негде будет спрятаться Соучредитель и руководитель проекта "Насилию.нет", правозащитник Анна Ривина

Если речь идет об избиении пожилых людей их детьми, Ривина отмечает, что родителям всегда психологически трудно пожаловаться на ребенка, как бы он себя ни вел.

Поэтому, считает руководитель проекта "Насилию.нет", России нужен закон против домашнего насилия, "который не призывал бы всех сажать в тюрьму, а комплексно, детально и ювелирно рассмотрел такую тонкую материю, как семейные отношения". Семейные агрессоры могли бы направляться на принудительные программы по работе с психологами или какие-то другие альтернативы.

Кризисные центры для буйных мужей

В целях профилактики жестокого обращения председатель движения "Матери России" Валентина Петренко предложила создать в России центры реабилитации и корректировки поведения мужчин, которые были уличены в домашнем насилии. "Иногда при семейной ссоре нарушителя спокойствия забирает полиция, но чаще всего женщина сама вынуждена убегать от дебошира с ребенком и с пожилыми родителями… А мужчина остается дома, ложится на диван и пьет дальше", — говорит Петренко. "Поэтому правильнее было бы начинать реабилитацию не с пострадавшего, а работать с нарушителем, обязав его пройти психологическую реабилитацию или курс семейной психологии. Я считаю эту меру очень гуманной", — пояснила сенатор.

Над целесообразностью инициативы уже задумался Минтруд.

В ведомстве также разрабатывают критерии отнесения семьи к категории находящихся в социально опасном положении, механизмов выявления таких семей и организации их социального сопровождения. 

Международный опыт защиты от домашнего насилия
В юридической практике многих стран под домашним насилием подразумеваются разные формы давления — физическое, психологическое, экономическое и др. По данным ООН, сегодня в законодательстве 119 стран содержатся нормы, направленные на защиту граждан от различных форм давления со стороны членов семьи.

Великобритания

  • В стране действует несколько законов, защищающих членов семьи. Последний вступил в силу в декабре 2015 г. (на территории Англии и Уэльса) и касается психологического давления. Закон запрещает контролировать переписку членов семьи в соцсетях, вести за ними слежку с помощью специальных программ, запугивать и оскорблять их. Виновные могут быть осуждены на срок до пяти лет. Пострадавший должен доказать, что давление имело для него негативные последствия.
  • По официальным данным, в Англии и Уэльсе количество случаев домашнего насилия, зарегистрированных полицией в 2014–2015 гг., превысило 943 тыс. Это на 43% больше, чем в 2007–2008 гг. Всего же в стране в 2014–2015 гг. различные формы домашнего насилия испытали 8,2% (примерно 1,3 млн) женщин и 4% (600 тыс.) мужчин.
  • С 1971 г. в стране действует благотворительная организация по борьбе с домашним насилием и жестоким обращением Refuge, которая ежедневно оказывает поддержку 4,6 тыс. человек.

Германия

  • Закон "О защите от насилия", вступивший в силу в 2002 г., позволяет выселить из квартиры домашнего агрессора на срок до 14 дней. Если факты насилия повторяются, виновный по решению суда может быть выселен на полгода, даже если он является собственником жилья. Кроме того, суд может выдать пострадавшему, как правило женщине, так называемый охранный ордер, запрещающий виновнику приближаться к ней или вступать в контакт. Нарушителю грозит уголовная ответственность.
  • Согласно данным Федерального ведомства уголовной полиции Германии, в 2015 г. было зарегистрировано 127 тыс. случаев домашнего насилия (104 тыс. женщин и 23 тыс. мужчин). По сравнению с 2012 г. это число выросло на 5,5%. В 2015 г. свыше 65 тыс. женщин подверглись физическому насилию и более 300 женщин погибли в результате побоев.
  • С 1976 г. в Германии действуют так называемые женские дома, в которых пострадавшие женщины могут получить помощь. Ежегодно примерно в 360 таких заведениях по всей стране находят убежище порядка 40 тыс. женщин (часто с детьми).

Франция

  • С 2005 г. за насилие над домочадцами в стране предусмотрено немедленное выселение из дома. Оно производится сразу после подачи заявления в полицию, при этом доказательств вины не требуется. Отдельно прописана ответственность граждан за насилие над детьми. С 2007 г. граждане обязаны сообщать о подобных случаях. За сокрытие предусмотрен штраф или тюремный срок до трех лет. В 2010 г. принят закон, направленный на защиту женщин, которым грозит принудительный брак, а также страдающих от психологического насилия (угрозы и издевательства).
  • По данным полицейских отчетов, с жалобами на домашнее насилие обращаются от 50 тыс. до 200 тыс. француженок в год. В среднем каждые два с половиной дня одна женщина погибает от супружеского насилия. Часто дети становятся "сопутствующими" жертвами (в 2014 г. девять несовершеннолетних детей были убиты отцами одновременно с матерями, примерно 16 детей погибли в результате жестокого обращения внутри семьи).

Индия

  • Домашнее насилие — одна из самых острых социальных проблем в стране. С октября 2006 г. в Индии действует закон, защищающий женщин от этих преступлений. Однако документ является актом гражданского, а не уголовного права и часто подвергается критике за фактическое отсутствие юридической силы.
  • По данным Национального бюро учета преступлений Индии за 2013 г., о "жестокости со стороны мужей или их родственников" сообщается в среднем каждые пять минут. Согласно результатам опроса, проведенного в 2011 г. Международным центром по изучению проблем женщин в городах Дели и Виджаявада, около 65% мужчин согласны, что "иногда женщина заслуживает побоев".

Аргентина

  • Согласно закону от 1994 г., женщины, дети и пожилые люди могут пожаловаться на жестокое обращение со стороны домочадцев в правоохранительные органы. Для передачи дела в суд требуется медицинское заключение. С 2009 г. в случае рецидивов суд может сообщить о преступных деяниях по месту работы правонарушителя или отправить его на обязательную терапию для коррекции жестокого поведения. Если дело велось в суде по административным правонарушениям, его могут перенаправить в уголовный суд.
  • В 2015 г. в Бюро по вопросам домашнего насилия при Верховном суде Аргентины поступило более 11 тыс. жалоб на домашнее насилие. На их основании было начато более 25 тыс. судебных разбирательств, 75% из них —  уголовные.

Перу

  • Закон по борьбе с домашним насилием действует с 1993 г. (дополнен в 1997 г.). Полиция принимает заявления от пострадавших даже в устной форме. Сразу же принимаются меры по защите пострадавшего, затем осуществляется попытка примирения сторон. Если этого не произошло, дело передается в суд. Если вина доказана, с правонарушителя могут взыскать причиненный ущерб, запретить ему приближаться к потерпевшему и т. д.
  • По данным Национального института статистики и информатики Перу, в 2014 г. в стране было зарегистрировано почти 136 тыс. обращений в полицию в связи с домашним насилием.

Тамара Казарина, Ольга Махмутова 

В материале использованы данные, предоставленные ТАСС-Досье

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама
источников много
ГЛАВНЫЙ ОДИН
Читайте ТАСС в Яндекс.Новости