Все новости

Точка опоры в океане. Почему у России нет авианосца

Истребитель Су-33 на палубе тяжелого авианесущего крейсера "Адмирал Кузнецов"
© Андрей Лузик/пресс-служба Северного флота/ТАСС
Где можно построить корабли подобного класса, каковы будут их возможности и, самое главное, насколько они необходимы современному флоту. Стоит ли игра свеч?

Российские авианосцы — тема, безусловно, спорная. Информация о кораблях подобного класса, которые могли бы в будущем пополнить состав Военно-морского флота (ВМФ) России, появляется регулярно. Дискуссии о целесообразности их постройки ведутся с начала 2000-х годов, когда отечественная оборонка начала "вставать на ноги". Однако дальше публичных заявлений представителей ВМФ РФ, судостроителей и предварительных проектов дело не пошло.

Так, на форуме "Армия-2019" и Международном военно-морском салоне (МВМС) в Санкт-Петербурге были продемонстрированы в качестве моделей несколько перспективных проектов, причем как с атомной, так и с обычной двигательной установкой. Однако развивать строительство этих кораблей Россия будет исходя из имеющихся возможностей. "За авианосцами будущее. Атомный авианосец, конечно, будет, но не в ближайшей перспективе", — заявлял главком ВМФ РФ Николай Евменов.

"Стоит ли нам в это ввязываться?"

В боевом составе ВМФ находится единственный неатомный авианосец "Адмирал Кузнецов" (по отечественной классификации — тяжелый авианесущий крейсер). Неоднократно заявлялось, что флот получит перспективный авианосец с атомной энергетической установкой к концу 2030 года, а его водоизмещение должно составлять не менее 70 тыс. т.

Еще в 2015 году Крыловский государственный научный центр (КГНЦ) разработал и представил широкой публике аванпроект авианосца для иностранных заказчиков, который также предлагался и для отечественного флота. Проект 23000 получил название "Шторм". Водоизмещение — 80–90 тыс. т, силовая установка — комбинированная (и атомный реактор, и газотурбинный двигатель). Авиагруппа — до 60 единиц, причем палубные истребители — пятого поколения Су-57, МиГ-29К/КУБ и самолеты дальнего радиолокационного обнаружения.

Модель авианосца разработки КГНЦ Николай Новичков/ТАСС
Описание
Модель авианосца разработки КГНЦ
© Николай Новичков/ТАСС

Также показывался концепт-проект среднего авианосца с атомным реактором и вспомогательной газотурбинной установкой водоизмещением уже 76 тыс. т, способного нести до 100 летательных аппаратов.

Свою модель атомного авианосца проекта 11430Э "Ламантин" продемонстрировало и Невское проектно-конструкторское бюро. Корабль водоизмещением 80–90 тыс. т получит атомную энергетическую установку и две электромагнитные катапульты. В составе авиагруппы — до 60 летательных аппаратов, в том числе тяжелые и легкие истребители, корабельные вертолеты и даже самолеты дальнего радиолокационного обнаружения. Также предусмотрено базирование до 10 беспилотников.

Модель авианосца проекта 11430Э "Ламантин"  Василий Костин/ТАСС
Описание
Модель авианосца проекта 11430Э "Ламантин"
© Василий Костин/ТАСС

"Работа Крыловского центра направлена на предвосхищение ожидания ВМФ. Поэтому и целый набор различных проектов кораблей авианосного класса, которые флот при определенных обстоятельствах мог бы закупить", — рассказал ТАСС военный эксперт Дмитрий Литовкин.

Сегодня есть задача строить океанский флот. Авианосец будет нужен. Вот Крыловский центр и дает идеи различных проектов. Определитесь, что вы хотите, и мы вам сделаем. То есть сегодня промышленность работает на опережение интересов Минобороны РФ. Все разработки, показанные на форуме "Армия" и МВМС, опережающие, они создаются за счет самих предприятий
Дмитрий Литовкин
военный эксперт

Однако самая главная проблема — это деньги. По неофициальным данным, на создание концепции тяжелого атомного авианосца типа "Шторм" было затрачено около 300 млн рублей. И это только выработка концепции.

"Даже проект нового авианосца-полукатамарана с водоизмещением 44 тыс. т от КГНЦ оценивается в $3–4 млрд. А что уж говорить о 360-метровом авианосце проекта "Ламантин"? Там счет пойдет под полтриллиона рублей. Для Минобороны в нынешних условиях это явно неподъемная сумма", — считает руководитель Бюро военно-политического анализа Александр Михайлов. По его мнению, именно дороговизна строительства является тем фактором, который ставит палки в колеса авианесущим проектам.

Авианосцы — это очень крупные корабли, дорогостоящие проекты. Обслуживание и эксплуатация их потом тоже очень затратны и по времени, и по финансам, и по людским ресурсам. Поэтому стоит ли нам в это ввязываться?
Владимир Попов
заслуженный военный летчик РФ, генерал-майор

"Авианосец — проекция силы"

Попов считает, что если тот или иной проект будет сопоставим по финансовым средствам с атомным крейсером типа "Петр Великий", то тогда, возможно, и можно строить. Но специалист склонен к тому, что развивать нужно больше вооружений оборонительного характера. "Это присуще нашей стратегии развития. А авианосец к этому уже отнести не совсем можно будет. Сейчас у нас все носит оборонительный характер, даже стратегические атомные подлодки, которые рассчитаны на ответные удары. Мы не планируем наступательных операций и развязывание войны", — говорит он.

Я думаю, это будет один из элементов гонки вооружений на море. Ведь у нас есть хорошие противокорабельные системы и корабли, которые обеспечивают противодействие любым авианосным группировкам. Есть дальняя ракетоносная морская авиация. Это компонент достаточно весомый. Без авианосцев мы обходились и обходимся
Владимир Попов
заслуженный военный летчик РФ, генерал-майор

Авианосец — проекция силы, считает Литовкин. "У нас последний раз проецирование силы произошло в Сирии, когда там была создана воздушная группировка и в том числе был флот с авианесущим крейсером "Адмирал Кузнецов". Собственно, все: и это за последние 20 лет. У России нет каких-либо геополитических задач в регионах мира, где мы могли бы проецировать силу и авианосец был бы олицетворением наших амбиций и возможностей".

Тяжелый авианесущий крейсер "Адмирал Кузнецов" AP Photo
Описание
Тяжелый авианесущий крейсер "Адмирал Кузнецов"
© AP Photo

Американцы начали строить авианосцы еще до Второй мировой войны. "США фактически островное государство, которое если хочет проецировать силу, то ему нужно куда-то идти, а идти они могут только по морю. Поэтому у них основная боевая мощь — это флот. А авианосец — это плавучие острова, которые позволяли поддерживать и проводить сухопутную операцию с моря. У них же все действия во время военной кампании в Ираке были с кораблей. Это только сейчас они развернули авиационную базу в Катаре", — говорит эксперт.

Авианосец USS Carl Vinson Getty Images/Getty Images
Описание
Авианосец USS Carl Vinson
© Getty Images/Getty Images

Поэтому тут возникает вопрос: есть ли у нас задачи в отдаленных регионах мира? "А задачи стратегические под авианосцы есть? — спрашивает генерал Попов. — Военная доктрина России является сугубо оборонительной. Поэтому нужно ли нам сегодня втягиваться в очередную гонку вооружений на море?"

В свою очередь руководитель Бюро военно-политического анализа тоже задается вопросом: "Не станут ли будущие российские авианосцы, в строительство которых были вложены астрономические суммы, удобными целями для западных ракет? Сумеем ли мы к окончанию их строительства обеспечить полную безопасность самим кораблям, транспортируемой авиации и личному составу?" По мнению Михайлова, этот вопрос остается весьма спорным, ведь наши западные конкуренты тоже не стоят на месте в военно-техническом развитии.

А ведь экономика России на порядок скромнее в сравнении с производственными гигантами в лице Китая и США, строящих подобные корабли. Да и новый авианосец нужен не один: в них нуждается и Северный флот, и как минимум Тихоокеанский
Александр Михайлов
руководитель Бюро военно-политического анализа

Слово и дело

Конечно, по словам Михайлова, в строительстве новых авианосцев есть и объективные плюсы: это и мощнейший военно-технологичный импульс для российского оборонно-промышленного комплекса, и имиджевый прорыв для России в целом, ну и, конечно, подобные корабли могут значительно укрепить военно-морскую мощь страны.

Если говорить о северной части России, то там авианосец, по мнению генерала Попова, будет не совсем пригоден для действий. "Нужно будет достаточно много ледоколов. А у нас есть решение другого характера. Если нам понадобятся аэродромы подскока на северах, то там с ноября по май ледовая обстановка позволяет использовать аэродромы как для стратегической авиации, так и транспортной. И у нас есть такой опыт уже. И даже посадить истребители-бомбардировщики, которые смогут наносить ответные удары. А в летней период у нас есть аэродромы в Анадыре и на Чукотке, которые необходимо развивать дополнительно", — считает он.

На Балтику, что ли, погонят авианосец? Эффективности никакой. В Тихий океан? Ну там мы и так кого надо хорошо достаем из Сахалина, Хабаровска и Камчатки. Удар может быть сокрушительный благодаря тому, что у нас много мощных сил и средств на берегу. И ни одна авианесущая группировка не сможет нам противостоять в этом регионе в нашей экономической зоне ответственности
Владимир Попов
заслуженный военный летчик РФ, генерал-майор

Опять же нужно понимать, что сейчас идет программа по модернизации тяжелых атомных ракетных крейсеров типа "Петр Великий", которым, по мнению Литовкина, логично было бы придать еще и авиационное крыло — ударную авиацию.

Тяжелый атомный ракетный крейсер "Петр Великий" Андрей Лузик/пресс-служба Северного флота/ТАСС
Описание
Тяжелый атомный ракетный крейсер "Петр Великий"
© Андрей Лузик/пресс-служба Северного флота/ТАСС

"Так, МиГ-29К, которые в свое время были созданы для Индии и сейчас наш ВМФ их покупает, стали первыми истребителями, которые получили на вооружение противокорабельные крылатые ракеты Х-35 и противорадиолокационные ракеты Х-31. Это первый истребитель, на котором отработано применение этих ракет. И то, что сейчас эти самолеты эксплуатируются в индийских ВВС и заказываются еще дополнительно, говорит о том, что машина удачная", — говорит военный эксперт о самолетах, которые входят в состав авиакрыла крейсера "Адмирал Кузнецов".

Истребитель МиГ-29К на палубе тяжелого авианесущего крейсера "Адмирал Кузнецов" Андрей Лузик/пресс-служба Северного флота/ТАСС
Описание
Истребитель МиГ-29К на палубе тяжелого авианесущего крейсера "Адмирал Кузнецов"
© Андрей Лузик/пресс-служба Северного флота/ТАСС
Авианосец — это корабль, потеря которого — это фактически завершение любой военной кампании. Этот удар равносилен национальной трагедии
Дмитрий Литовкин
военный эксперт

Поэтому, по словам эксперта, когда мы столкнулись с опасностью присутствия американского авианосного флота, а у нас не было возможности делать авианосцы, мы стали создавать подлодки проекта 949 (серия подводных лодок с крылатыми ракетами "Гранит" дальнего действия, предназначенных для борьбы с мощными корабельными группировками — прим. ТАСС), чтобы хотя бы одной мощной ракетой потопить авианосец и закончить любую военную кампанию. "На тот момент у нас были лучше крылатые ракеты. То есть у нас был асимметричный ответ. Пошли по такому пути: мы не делаем авианосцы, зато мы можем вас утопить", — говорит Литовкин.

' Минобороны России'

Пока у нас есть ударные подводные лодки проекта 949 и скоро будут "Ясени", мы в принципе, по мнению эксперта, задачу противоавианосной борьбы решаем, однако нужна все же и авиация.

"Нам исключительно нужен атомный корабль, потому что за "Адмиралом Кузнецовым" идет танкер… а у США все атомные. За ними танкер обеспечения, может, и приходит раз в полгода питания подбросить, но у них и базы по всему миру", — говорит Литовкин. У них нет проблем с логистикой, а нам придется действовать самостоятельно.

И опять же, то, что сейчас восстанавливаются атомные ракетные крейсера — это автономный океанский флот, который будет длительное время действовать самостоятельно. "Скорость такого крейсера — больше 30 узлов, дизельный авианосец за ним может не угнаться. А корабли в группе должны идти с одинаковой скоростью. То есть если мы будем медленно идти за авианосцем, то потеряется маневренность, а если крейсера пойдут быстрее, то потеряем авианосец, который тут же потопят", — заключает эксперт.

Ключ на старт

Строить авианосцы Россия планирует, просто сейчас не пришло время. Эта тематика является для Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) актуальной, и предприятия готовы к этой работе. "Время пришло восстановить техническую готовность того, что у нас есть, и дать задел на будущее", — говорил главком ВМФ.

В свою очередь, глава ОСК Алексей Рахманов подчеркивал, что специалисты и технические компетенции для постройки авианосца тех размерностей, о которых говорили, существуют. "Как только будет сигнал "на старт", тут же приступим к этой работе", — сказал он.

Главнокомандующий ВМФ России адмирал Николай Евменов и глава ОСК Алексей Рахманов Петр Ковалев/ТАСС
Описание
Главнокомандующий ВМФ России адмирал Николай Евменов и глава ОСК Алексей Рахманов
© Петр Ковалев/ТАСС

После развала СССР единственная верфь, которая строила авианосцы, находилась в Николаеве (Украина). "И у нас есть задача создать такую верфь, которая могла бы строить такие крупные корабли. Рассматривалось крупнейшее судостроительное предприятие "Севмаш" в Северодвинске, но там сейчас массово строят атомные подводные лодки проектов "Ясень" и "Борей". И ему уж точно не до авианосцев", — говорит Литовкин.

Также не первый год идут разговоры о том, что необходимо модернизировать 35-й судоремонтный завод в Мурманске для того, чтобы там ремонтировать тяжелый авианесущий крейсер "Адмирал Кузнецов". По словам эксперта, там из двух доков хотят сделать один. Кроме того, специалисты не исключают, что та верфь, которая сейчас строится на Дальнем Востоке (верфь крупнотоннажного судостроения "Звезда" — прим. ТАСС), будет предусматривать строительство авианосцев.

Атомный подводный крейсер четвертого поколения "Казань" (проект "Ясень-М") на ПО "Севмаш" Александр Рюмин/ТАСС
Описание
Атомный подводный крейсер четвертого поколения "Казань" (проект "Ясень-М") на ПО "Севмаш"
© Александр Рюмин/ТАСС

В целом, все представленные за последнее время проекты авианосцев на перспективу выглядят более эффективными и соотносящимися по "цене и качеству". Однако решающее слово остается все-таки за военным ведомством.

Эксперты сходятся во мнении, что с точки зрения обороноспособности государства мы себя прикрываем полностью: у нас есть возможности, чем и как ответить, защищая зону экономических интересов России. Не исключено, что в будущем наши интересы могут поменяться в глобальном плане и необходимо будет поставить где-то в океане "точку опоры", которая обеспечит интересы России вдали от берегов. Но пока все это планы.


Роман Азанов