Все новости

Генпрокуратура: ситуация в колониях улучшилась, но число нарушений еще велико

Владимир Макаров Пресс-служба Генпрокуратуры
Описание
Владимир Макаров
© Пресс-служба Генпрокуратуры

О ситуации с соблюдением прав заключенных, роли в этом прокуратуры, реагировании на случаи предоставления льгот осужденным за тяжкие преступления и борьбой с преступностью в самих местах лишения свободы в интервью ТАСС накануне профессионального праздника — Дня работника прокуратуры — рассказал начальник управления по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний Генеральной прокуратуры РФ Владимир Макаров.  

— Владимир Александрович, вы возглавляете одно из самых специализированных подразделений Генеральной прокуратуры — ведете надзор за законностью в местах лишения свободы. В чем главная задача прокуратуры в этой сфере? И насколько велик спектр нарушений, с которыми борется прокуратура?

— Надзор за соблюдением законов в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы (УИС) является самостоятельным направлением деятельности прокуратуры, для реализации которого созданы и функционируют соответствующие подразделения. В Генеральной прокуратуре Российской Федерации это управление по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний, в прокуратурах субъектов Российской Федерации — соответствующие отделы или специально выделенные для этой работы прокуроры. Имеются и специализированные прокуратуры, занимающиеся исключительно надзором за соблюдением законов в исправительных и лечебно-профилактических учреждениях.

Прокурорский надзор является гарантом соблюдения требований закона на стадии исполнения наказаний и рассматривается как одна из составных частей функции защиты конституционных и иных прав лиц, находящихся в пенитенциарных учреждениях, а также граждан, отбывающих наказания, не связанные с лишением свободы. 

— Прокуратура обладает широким спектром полномочий выявлять нарушения законности посредством рассмотрения жалоб заключенных под стражу и осужденных, беспрепятственного посещения следственных изоляторов и исправительных учреждений, проведения проверок их деятельности, истребования необходимой информации, объяснений и др.  

— Должен отметить, что благодаря принятым на государственном уровне мерам в последние годы значительно улучшилось положение с соблюдением прав находящихся в местах принудительного содержания граждан. Вместе с тем количество выявляемых прокурорами нарушений закона все еще велико, особенно по вопросам материально-бытового и медико-санитарного обеспечения заключенных под стражу и осужденных. Сами эти лица также допускают нарушения закона, что не проходит мимо внимания прокуроров.

Требования прокуроров об устранении выявленных нарушений законности обязательны для должностных лиц учреждений и органов УИС, что позволяет оперативно добиваться устранения этих нарушений, причин и условий, им способствующих, восстановления нарушенных прав заключенных под стражу и осужденных, а также привлечения виновных лиц к ответственности.

В сентябре этого года в интернете появилась вызвавшая резонанс видеозапись застолья заключенных в колонии строгого режима ИК-37 Кемеровской области, по которой была начата прокурорская проверка. Какие нарушения выявлены? Часто ли выявляются случаи незаконных льготных условий для заключенных и как на них реагирует прокуратура?

— К сожалению, случаи незаконного предоставления льгот осужденным к лишению свободы имеют место. Прокуроры периодически выявляют такие нарушения закона.

По факту застолья осужденных в ИК-37 в Кемеровской области проведена прокурорская проверка. Выявлены нарушения уголовно-исполнительного законодательства в части, касающейся режимных требований. Осужденные нарушили действовавший распорядок дня, были одеты в одежду неустановленного образца, употребляли продукты, которые запрещены в исправительной колонии. У них имелись фотоаппарат и другие запрещенные предметы.

Нельзя не упомянуть и о широко освещенной в СМИ истории проживания осужденного за совершение особо тяжких преступлений Цеповяза, члена известной своей жестокостью банды Цапков из станицы Кущевская, в условиях повышенной комфортности, которые создали ему сотрудники колонии в Амурской области. Выехавшие на место работники прокуратуры установили, что осужденный, являвшийся одним из лидеров уголовно-преступной среды, был незаконно переведен на облегченные условия отбывания наказания, неправомерно находился и даже периодически проживал в помещении на участке, приспособленном под пасеку, где в условиях полной бесконтрольности пользовался сотовым телефоном и другими запрещенными предметами, а также беспрепятственно встречался с осужденными из числа злостных нарушителей установленного режима и лицами, не отбывающими наказание. Ему без ограничений поступали продукты питания в посылках и передачах, с его лицевого счета удержания в возмещение ущерба потерпевшим от преступлений не производились, администрацией колонии к нему необоснованно применялись меры поощрения.

 Были и другие примеры?

— Например, начальник одной из колоний строгого режима в Тюменской области поручил подчиненным сотрудникам обустроить на территории промышленной зоны учреждения два отдельных помещения, в которых за взятки разместил двух осужденных. Им было разрешено пользоваться сотовыми телефонами, ноутбуком, принтером и иными запрещенными предметами. В результате незаконных действий должностного лица осужденные за совершение особо тяжких преступлений проживали в условиях полной бесконтрольности на протяжении длительного времени.

Проверка прокуратуры проводилась и в связи с размещением в феврале прошлого года в сети Интернет фотографий осужденных, отбывающих наказание в ИК-3 (Иркутская область) с комментарием "Осужденные живут не хуже, чем на свободе, — кушают, выпивают и пользуются мобильной связью".

Выяснилось, что начальник колонии дал ряду осужденных разрешение на проведение в помещении кафе на территории учреждения праздничного мероприятия. В нарушение установленного законом порядка надзор за ними не осуществлялся. В результате осужденными были допущены нарушения режимных требований: они пользовались мобильными телефонами, нарушали форму одежды, употребляли запрещенную пищу.

Комиссией Генеральной прокуратуры в ноябре 2019 года в двух исправительных колониях в Республике Дагестан, где большинство осужденных содержалось в жилых помещениях в условиях скученности (жилая площадь на одного человека была значительно меньше установленных законом 2 кв. м), не отвечающих требованиям санитарии, гигиены и пожарной безопасности, выявлено свыше десяти помещений, где отдельные осужденные длительное время проживали в привилегированных условиях в оборудованных телевизорами, холодильниками, кондиционерами, электрическими плитами и иными приборами помещениях большой площади, отремонтированных с использованием дорогостоящих стройматериалов.

В Архангельской области начальник ИК-5 и его заместитель с декабря 2016 года по июнь 2019 года, превышая свои должностные полномочия, организовали незаконное проживание осужденного в служебном помещении на участке подсобного хозяйства, освободили его от выполнения предусмотренных распорядком дня мероприятий, обеспечили доставку ему запрещенных предметов (мобильные телефоны, роутер и комплектующие к ним, алкогольные напитки), незаконно предоставляли свидания, в том числе с лицами, ранее судимыми за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Исполняющий обязанности начальника следственного изолятора в Московской области и оперуполномоченный этого учреждения длительное время получали взятки от заключенных под стражу за создание им благоприятных условий содержания.

К сожалению, как я уже подчеркнул, такие случаи не единичны. Они возможны там, где сотрудники УИС недобросовестно исполняют свои служебные обязанности, а иногда и сами совершают коррупционные преступления.

По всем указанным и иным выявленным органами прокуратуры фактам предоставления осужденным незаконных льгот приняты меры реагирования, виновные лица привлечены к уголовной и иной установленной законом ответственности, в том числе уволены со службы.

— В СМИ активно обсуждается тема использования заключенными мобильных телефонов. Часто ли выявляются случаи интернет-активности осужденных к лишению свободы, когда они выкладывают видеоролики, создают группы в соцсетях и т.д.? Является ли это грубым нарушением? Какие меры необходимы, по мнению прокуратуры?

— Осужденным запрещается пользоваться средствами мобильной связи и интернетом. В соответствии с уголовно-исполнительным законодательством такие действия расцениваются как злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания. Оперативные и иные службы УИС призваны пресекать поступление в пенитенциарные учреждения запрещенных предметов, в том числе телефонов.

Так, только в 2019 году в учреждениях УИС изъято 54,7 тыс. телефонов мобильной связи, за шесть месяцев 2020 года — 22 тыс., из них большинство изымается при попытке доставки и около 35% — непосредственно из обращения содержащихся под стражей лиц и осужденных. Незаконное использование ими телефонов создавало условия для совершения мошеннических действий, доставки в места принудительного содержания запрещенных предметов, поддержания преступных связей с лицами, находящимися вне мест лишения свободы.

К примеру, один из осужденных, отбывая наказание в исправительной колонии в Рязанской области, с использованием телефона сотовой связи путем обмана и злоупотребления доверием завладел денежными средствами граждан в размере около 30 млн рублей.

Два сотрудника СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве ("Матросская тишина") вступили в преступную связь с содержащимися под стражей лицами, которые с их помощью с использованием телефонов сотовой связи совершали мошеннические действия в отношении граждан, находящихся вне пределов следственного изолятора, вымогали у них денежные средства. Виновные лица привлечены к уголовной ответственности.

Прокуратурой Вологодской области в ходе проверок в пенитенциарных учреждениях выявлялись многочисленные факты беспрепятственного пользования осужденными мобильными телефонами и интернетом. В условиях бесконтрольности осужденные систематически выкладывали в сеть видеоролики, пропагандирующие тюремную субкультуру.

Нередко средства мобильной связи и с их помощью выход в интернет используются заключенными под стражу и осужденными для организации незаконных акций и создания общественного резонанса, оказания давления на администрацию учреждений в целях незаконного смягчения  режима содержания.

Принимаемые ФСИН России меры административного и технического характера, направленные на усиление режимных требований и повышение качества обыскных мероприятий, не всегда достаточно эффективны. В этой связи в целях пресечения незаконного использования мобильных телефонов в Государственную думу группой депутатов внесен законопроект, предусматривающий наделение руководителей территориальных органов УИС полномочиями по обращению к операторам связи с запросом о прекращении оказания услуг связи лицам в случае обнаружения незаконно используемых на территории пенитенциарных учреждений абонентских номеров. Мы поддерживаем этот законопроект. В то же время будем по-прежнему требовать от соответствующих служб и должностных лиц УИС принятия мер по обеспечению в полном объеме установленных законом режимных требований в местах лишения свободы.

— В минувшем году была громкая история с выявленной в калмыцкой колонии террористической ячейки. Ведет ли прокуратура надзор за противодействием распространению экстремистской и террористической идеологии среди осужденных?

— Этот случай действительно вызвал большой общественный резонанс. В одной из колоний, расположенной на территории Республики Калмыкия, при явном попустительстве сотрудников уголовно-исполнительной системы осужденными в период 2013–2014 годов было создано террористическое сообщество под названием "Джамаат", в состав которого вошли более 100 человек. Ими на протяжении ряда лет велась пропаганда идеологии запрещенной в РФ террористической организации ИГИЛ, участия в незаконных вооруженных формированиях и оказания им помощи. Все виновные лица установлены и привлечены к уголовной ответственности.

В прошедшем году также возбуждены уголовные дела по фактам совершения преступлений террористической направленности в пенитенциарных учреждениях в Республике Хакасия, Красноярском крае, Архангельской, Мурманской, Омской и Псковской областях.

Вопросами соблюдения режимных требований, в том числе противодействия распространению экстремистской и террористической идеологии в учреждениях УИС, призваны заниматься соответствующие оперативные службы ФСИН России, МВД России и ФСБ России. Вместе с тем в ходе каждой проверки пенитенциарных учреждений прокуроры этой проблематике также уделяют пристальное внимание.

К примеру, прокуратурой Чеченской Республики внесено представление начальнику исправительной колонии в связи с обнаружением в помещениях, в которых содержатся осужденные, литературы религиозного толка без отметки администрации учреждения о проверке на предмет принадлежности к экстремистским материалам.

В исправительных учреждениях в Омской области применялся в работе устаревший перечень экстремистских материалов, в связи с чем начальникам учреждений прокурором объявлены предостережения о недопустимости нарушений федерального законодательства о противодействии экстремизму.

Недостатки, связанные с ненадлежащей воспитательной, профилактической и иной работой с лицами, придерживающимися радикальных взглядов, их пропагандирующими и распространяющими, выявлялись прокурорами в учреждениях УИС в республиках Адыгея, Тыва, Краснодарском крае, Астраханской области, Ханты-Мансийском автономном округе — Югре и Ямало-Ненецком автономном округе. По всем этим фактам принимались меры прокурорского реагирования.

— Помимо учреждений уголовно-исполнительной системы в регионах есть учреждения прямого подчинения ФСИН. Проводят ли прокуроры проверки в СИЗО-1 (так называемый кремлевский централ в "Матросской Тишине") и СИЗО-2 ("Лефортово") ФСИН России?

— Проверки в этих учреждениях прокурорами проводятся не менее одного раза в месяц с обязательным обходом жилых и иных помещений и опросом заключенных под стражу. Права содержащихся в них граждан соблюдаются, им созданы надлежащие материально-бытовые условия, оказывается необходимая медицинская помощь. Вместе с тем отдельные нарушения все же выявлялись и были связаны с привлечением к труду осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию. Также по требованию прокуроров были устранены нарушения санитарных норм.

— Насколько эффективно, по оценке прокуратуры, в России развивается мера пресечения в виде домашнего ареста как альтернатива заключению под стражу? Есть ли недостатки в ее применении, препятствующие более широкому использованию домашнего ареста?

— Домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. Такой обвиняемый находится в изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает. На него судом налагаются соответствующие запреты, при этом за ним осуществляется контроль. В зависимости от состояния здоровья лицо, в отношении которого избрана такая мера пресечения, может содержаться и в лечебном учреждении.

В 2019 году судом домашний арест избирался 22 026 лицам (в 2018 году — 22 417), в первом полугодии 2020 года в сравнении с аналогичным периодом 2019 года этот показатель увеличился на 5,24% (с 14 266 до 14 943). Таким образом, нельзя сказать, что эта мера пресечения не находит своего применения.

Контроль за данной категорией подозреваемых и обвиняемых осуществляют сотрудники уголовно-исполнительных инспекций, которые, согласно положениям законодательства, активно используют технические средства контроля. Эти средства, как показывает практика прокурорского надзора, являются эффективным сдерживающим фактором противоправного поведения подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых судом в качестве меры пресечения избран домашний арест. В первом полугодии 2020 года средства системы электронного мониторинга подконтрольных лиц применялись в отношении более 90% обвиняемых, помещенных под домашний арест.

Полагаем, что эта мера пресечения оправдывает свое предназначение. Недостатков, препятствующих ее более широкому применению, на практике не усматривается.

Беседовал Александр Шашков