Все новости

Евгений Плющенко: я обязан отстаивать интересы своих спортсменов

Евгений Плющенко Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Описание
Евгений Плющенко
© Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Российское фигурное катание давно уже перестало быть просто видом спорта, сегодня представители "фигурки" мелькают на страницах светской хроники так же часто, что и в спортивных новостях. Новое направление развитию этой популярности придал скандал, раздутый в сетях после публикации одного из тренеров группы Этери Тутберидзе — хореографа Алексея Железнякова, пригласившего олимпийского чемпиона Евгения Плющенко на дуэль, чтобы решить конфликт, длящийся не первый месяц.

Ситуация начала накаляться после того, как несколько учениц группы Этери Тутберидзе, в числе которых чемпионка Европы Алена Косторная и "Русская ракета" Александра Трусова, перешли в академию "Ангелы Плющенко". На данный момент ситуация доросла до открытой конфронтации. Плющенко рассказал в интервью ТАСС о своем отношении к происходящему, а также пояснил детали разногласий со школой Тутберидзе.

— Евгений, ситуация из ряда вон — мордобой в фигурном катании, это что-то новенькое.

— Ну, ситуация произошла 13 января, в празднование старого Нового года, возможно, человек находился в баре, возможно, принял лишнего. Может быть, сегодня его решение поменяется? В целом я к этому с иронией отношусь.

— Вы лично знакомы?

— Нет, я плохо представляю, что это за человек, — мы не встречались, не общались. Его вообще мало кто знает. Может, таким образом он хочет стать более популярным.

— А биться-то готовы?

— Я открыт, я люблю подраться, с удовольствием. Можем поспарринговаться в перчатках, в фулл-контакте.

— У вас в жизни драки были?

— Опыт есть, это нормальная история для мужиков. Постоять за себя я могу. Мне даже интересно было бы. Как раз набираю форму.

— Вес у вас какой сейчас?

— 75 кг.

— Ждем результата взвешивания вашего оппонента.

— Я бы для начала его на допинг проверил. Возможно, придется подключить РУСАДА. Такие заявления может делать только неадекватный человек.

— Все это, наверное, и весело. Но мне лично обидно, что такие вещи происходят в фигурном катании — прекрасном виде спорта. Вам не обидно?

— Я много читаю, слежу за комментариями — люди сейчас стали достаточно агрессивными, появилась обозленность. Все как-то очень резко начали разбираться в фигурном катании, в том, кто как скользит, кто как прыгает, кто хуже, кто лучше. Все сразу стали суперпрофессионалами, великими тренерами в одну секунду.

Я живу в своем мире — я построил катки, занимаюсь своим делом, никого не трогаю. Но ситуация действительно накаляется. Сейчас возвращаюсь с Кубка Москвы со своим спортсменом. К слову, там выступал спортсмен Тутберидзе Марк Лукин. Он очень мне нравится, замечательный спортсмен, но сегодня он хуже моего фигуриста Сорновского откатался. Да, мой спортсмен упал с тройного акселя — ему поставили минус пять, и это правильно. Марк падает с четверного тулупа на попу — ему ставят минус три. Почему ему не ставят так же, как моему спортсмену? Где тогда логика и справедливость?

— Вот так Железняков вывел нас на разговор о проблемах фигурного катания.

— Но если так складывается, что спортсменам Тутберидзе уже достаточно просто кататься стало. Я не жалуюсь, но тогда куда катимся мы все? Я призываю тренеров, судей — особенно их — адекватно, профессионально, этично относиться к другим спортсменам. Если человек срывает много элементов, как он умудряется привезти шесть баллов в плюс? Я пребываю в шоке. Я такой лояльности к своей школе, к моим спортсменам не вижу. Получается, что бы они ни делали, они будут проигрывать? Это конкретное давление на мою школу — топят уже без стеснений. Получается, никакой защиты в правовом поле у нас нет?

Я сегодня взял две распечатки после прокатов. Я вижу — мой спортсмен был неидеален. Я вижу его ребро на флипе — спортсмену ставят минус, а такое же ребро у спортсмена Тутберидзе просто не видят. А если и видят, то плюсы ставят. Кто это все будет разбирать? Просто раньше все молчали. Я не только о своих ребятах говорю. Есть и другие спортсмены, из ЦСКА, например, и с ними та же история. Но они просто молчат. Так должно быть? Но всему есть предел — это уже в открытую происходит.

Возьмите чемпионат России в Челябинске — за сорванное вращение Щербаковой, которое автоматически идет на минус, идет бонус в плюс три балла. А за ребро на флипе у Трусовой сколько отняли? Мы все и всё видим — мы не из бобслея или санного спорта пришли, мы всю жизнь этим занимались. И обманывать нас не надо. Я призываю и тренеров, и судей, и руководство федерации рассмотреть эти вещи. Если игра будет вестись в одни ворота, давайте оставим одну школу Тутберидзе. Если мы не нужны, скажите нам — идите катайтесь за другие страны. И ведь возьмут. Но это, мне кажется, тоже неправильный процесс. Нашли такой механизм: "Молчи, ничего не говори, я знаю сама".

Я готов проигрывать со своими спортсменами, если другие действительно будут на голову выше. Но искусственно создавать ситуацию не надо.

— С другой стороны, у вас достаточно благополучная ситуация — все видели прекрасные дома, в которые заселились ваши спортсмены, все видят, какие условия у вас на льду.

— Да, возможности у нас есть. Но я сам заработал эти деньги, своим трудом, своей долгой карьерой — я не просто так катался четыре Олимпиады, и ни копейки ни у кого не взял, не своровал. Ни у государства, ни у частных инвесторов. Мы все сделали с моей женой — построили каток. И никаких займов я не брал. Все построено на честные деньги, на деньги, заработанные своим трудом. Зависть есть, это правда. Но вам никто не мешает откататься четыре Олимпиады и быть в топе — вы тогда тоже все это сможете построить. Мы пашем, мы работаем. Но когда нас просто убирают, нужно обращаться к руководству.

И я буду это делать. У меня назначена встреча с министром спорта, где я буду обсуждать этот вопрос. Я буду встречаться с представителями администрации президента, курирующими спорт. Я не за одну свою школу буду разговаривать. Я обязан отстаивать своих спортсменов, мы не просто так выходим на тренировки и пашем.