Все новости

Анастасия Павлюченкова: профессиональное выгорание бывает и у топовых спортсменов

Анастасия Павлюченкова Михаил Терещенко/ТАСС
Описание
Анастасия Павлюченкова
© Михаил Терещенко/ТАСС

Теннисистка Анастасия Павлюченкова в 2021 году победила на Олимпийских играх в смешанном разряде, первенствовала на Кубке Билли Джин Кинг, вышла в финал Открытого чемпионата Франции и завершила сезон на 11-м месте в рейтинге Женской теннисной ассоциации. Спортсменка в интервью ТАСС поделилась впечатлениями об отдыхе "тюленем", рассказала о том, как переживала, что подвела Марию Шарапову в 2015 году, как боялась возвращаться в Москву, опасаясь тухлых помидоров, и о том, как справилась с выгоранием и психологическими проблемами.

— Год подходит к концу, как ваше настроение?

— Новогоднее уже. На самом деле настроение очень хорошее. Не знаю, как у неспортсменов, но у меня наступает эйфория в конце сезона, что все эти рутины наконец-то уходят на короткий срок и есть время на себя — на отдых и на то, чтобы поделать, что хочу. Поэтому настроение очень хорошее.

— Любители тенниса следят за вами в социальных сетях и знают, что совсем недавно вы были на Мальдивах. Так?

— Да, и мне очень понравилось.

— Не было скучно? Говорят, что там все время только пьешь сок, купаешься и лежишь "тюленем".

— Согласна. Я впервые поехала, и, честно сказать, то короткое время, которое я там была, — то, что доктор прописал. Я была шесть дней: первые три дня лежать "тюленем" было просто отлично и идеально. Я прилетела после Праги, и реально у меня не было ни эмоций, ни сил. В Чехии я в первую очередь эмоционально полностью выхолостилась — отдала все, что было, полностью.

— Вспомним немного про Прагу. Сборная России ехала не в ранге фаворита — казалось, что выйти из группы уже было достижением.

— Когда я туда ехала, то довольно сильно заболела. Сразу после Кубка Кремля. Я три дня лежала с температурой дома — нос, горло, все дела. Сразу я побежала делать тест на ковид — теперь у всех паранойя: как малейший признак простуды, то сразу ковид. Но, к счастью, обошлось, хотя в Прагу я прилетела частично больная. Потом мы начали подготовку и тренировки, где я себя чувствовала довольно комфортно.

Задача была выйти из группы как минимум. Хотя на пресс-конференции нам сказали, что мы даже фавориты, если смотреть по рейтингу. Мы самая плотная команда — все девочки были в топ-50. Собственно, на нас со стороны прессы были ставки. Но я сразу сказала, что не стоит принижать ни Канаду, ни Францию. Так и вышло — все матчи в группе были невероятно напряженными. Я просто знаю, что такое играть за свою страну, — идет нереальный адреналин.

— В 2015 году вы были в сборной, которая обидно уступила в той же Праге команде Чехии в финале Кубка Федерации. С нашей сборной произошел какой-то несчастный случай тогда.

— Да, а несчастный случай зовут Анастасия Павлюченкова, которая не принесла ни одного очка. На самом деле это было одно из самых ярких событий в моей карьере, которое я никогда не забуду. Маша Шарапова была в невероятной форме тогда. Ты не представляешь, как я себя потом чувствовала. Маша все свои матчи выиграла довольно легко, и нам надо было выиграть еще лишь один матч — не важно какой. И так вышло, что там никто не играл, ставили постоянно меня, и я проиграла две одиночки и решающую пару. Мы уступили 2-3, и я боялась даже возвращаться в Москву. Думала, сейчас выйду из аэропорта, и меня закидают тухлыми помидорами. Хотя я отдала все, отдала душу, но, к сожалению, не получилось. Плюс еще обидно, что Маша была в нереальной форме, хотя она до этого как-то не очень выступала за сборную.

Также до этого еще два финала были проиграны обидно, и это был третий, я уже думала, что не судьба мне выиграть чемпионат мира, Кубок Федерации. Поэтому в этот раз я так выхолостилась эмоционально — для меня это была очень важная победа.

— Фанаты Шараповой тебя простили теперь.

— Спасибо им! Тогда мне было в какой-то мере перед ней неудобно. Я сидела в раздевалке и ревела, а она подошла, меня утешила, обняла. И, думаю, она меня простила. Теперь мне спокойно.

— Все отмечают невероятную дружескую атмосферу в наших национальных командах, как в женской, так и в мужской. Вы опытный игрок сборной и можете сравнивать отношения внутри коллектива в разное время.

— Да, могу, и я это часто обсуждала с девчонками из нынешней сборной. Это какое-то поколение их — 95–97-й год, они очень дружелюбные все. Не только в нашей команде — вообще все в туре.

Я вижу, как они общаются между собой и насколько они дружны. Помню, я впервые пришла в сборную, кажется, в 2009 году, мне было 17 лет, и это было совсем иначе. Мне казалось, что меня все ненавидят. Не то что дружить — еле "привет" друг другу говорили. Раньше была очень напряженная атмосфера в команде. Тогда еще почему-то многие зазнавались очень сильно — сейчас такого нет. Есть отдельные экземпляры в туре, которые себя ведут по-другому, какие-то более недоступные, но таких особо нет. Раньше — сплошь и рядом.

— Сейчас на хромой козе к любому теннисисту подъехать можно.

— Да, видимо, таким будет заголовок.

— Впереди матчи мужской сборной в Кубке Дэвиса, будете следить?

— Грех не следить за мужским теннисом! Конечно, слежу и за нашими ребятами тоже. Врать не буду, все матчи не смотрю, но делаю это, когда есть возможность. В Мадрид поддерживать ребят я не полечу, но буду следить. Думаю, у них огромные шансы на победу. В последний раз Андрей [Рублев] и Карен [Хачанов] бились вдвоем практически за всех — сейчас такая армия. Все мегакрутые сами по себе, в начале года выиграли ATP Cup в Австралии. Шансы очень хорошие, но из-за того, что конец года, надо будет смотреть, кто в каком физическом состоянии будет.

— В России чувствуется рост популярности тенниса? Вас больше узнают?

— Кстати, да. Я заметила, меня это приятно удивляет. Даже на Мальдивах меня узнавали, хотя я в кепке и очках. Сейчас узнали в такси. Мне приятно даже не то, что узнают, а то, что люди говорят о теннисе, что они в теме и смотрят. Это мне реально греет душу.

— Прошедший сезон для вас самый успешный в карьере?

— Да.

— Шамиль Тарпищев рассказывал, что у вас были большие проблемы с плечом и вы были готовы все бросить. Действительно были моменты, когда вы не хотели больше продолжать заниматься теннисом, когда совсем опускались руки?

— У меня таких ситуаций было несколько за карьеру. Волнами. Периодами. Я не из-за плеча хотела заканчивать карьеру, хотя Шамиль Анвярович правильно говорит, у меня были большие проблемы. Если говорить просто, то у меня было очень серьезное перегорание. Наверное, больше из-за этого хотелось все бросить.

А плечо меня беспокоит с 2010 года, в 2011-м было обострение. Я мучилась с плечом, больше даже при подаче, никто не мог помочь, не знал, что делать. Я понимаю, что у меня болит плечо, — я не могу подавать, как хочу. Были моменты, где я просто не подавала, хотя тренировалась в полную силу. И были эпизоды, когда я не могла просто поднять руку, чтобы снять кофту. Подобных моментов я могу вспомнить очень много. И Шамиль Анвярович сыграл свою роль — он нашел в Москве врача-китайца, который помог мне.

— Этот китайский доктор уже стал легендарным — Тарпищев часто про него рассказывает.

— Да-да! Он какой-то волшебник. Два года назад, когда мы играли против Италии в Кубке Федерации, он мне помог с плечом. Но, помимо этого, были тяжелые психологические моменты, темные.

— Так называемые mental issues — это проблема, к которой на Западе относятся очень серьезно сейчас. Вы как выбраться смогли, работали с психологом?

— Честно сказать, я по большей степени помогла себе сама. Конечно, были профессионалы, с которыми я общалась. Но я живу по тому же принципу, что играю на корте: когда играешь, много кто что говорит, но если ты сам не осознаешь, что делаешь и как, то никто тебе не поможет. И тут то же самое. Тебя могут направлять, говорить какие-то вещи, но надо самому к этому прийти.

Мне реально помогла изоляция. Я очень много была одна, изолировала себя от людей. Даже уехала в один городок в Италии, сидела там десять дней в горах в одиночестве.

Однажды я познакомилась с регбистом в Англии — он профессиональный спортсмен, с похожими проблемами, мы часто общались на эту тему. Он как раз рассказывал про изоляцию. Потом я много сама читала и, как модно говорить на английском, healed myself — сама себя вылечила. Я сама не люблю все эти банальные фразы, но в моей ситуации так и вышло. Я как-то сама справилась. И был момент, когда я хотела взять паузу в теннисе, заморозить рейтинг. Потому что какой смысл, если я туристом ездила порой по турнирам, физически выходила на корт, но там меня не было. И это был один из самых сложных периодов в жизни. Там ни про теннис, ни про что, а найти бы себя.

— Майкл Джордан тоже прерывал карьеру.

— Ну, мне до него далеко. Он перешел в бейсбол, и у него получалось неплохо и там. Я же не настолько одаренная. Но считаю, что эти проблемы нормальны [для спортсменов] и довольно часто встречаются.

— Когда вы спрятались от всех, то были совершенно одни, даже без животных?

— Да.

— Читали книги и смотрели фильмы исключительно?

— Да. В основном психологическую литературу. Есть такой писатель Райан Холидей, и он написал книгу Obstacles Is the Way ("Препятствия как путь"). Это одна из легких и поучительных книг, которые мне понравились. Фильмы уже не помню, но в целом я старалась смотреть и читать все такое духовное, чтобы осенило вдруг, бац — и я нормальная: хочу это делать, хочу то. Просто был момент, когда я вообще не понимала, что я хочу делать.

— Очень интересная история, которая говорит, что даже у топовых теннисистов бывает профессиональное выгорание.

— Конечно. У меня был какой-то тупик. Просто когда с детства делаешь одно и то же очень долго, а потом, возможно, какие-то ожидания не сбываются. И все эти моменты.

Мне кажется, у всех людей выгорание случается. Ходишь на работу и в какой-то момент понимаешь, что что-то не то, уперся в стену словно. Хочешь что-то другое, а не знаешь что. Или думаешь, что нужно, наоборот, продолжать. В общем, всем хочется найти момент какого-то счастья

— Вы сейчас выглядите очень счастливой. Расскажите о планах на следующий сезон.

— Буду лечить колено, которое меня беспокоит больше года. Там идет улучшение, но из-за большого количества турниров у меня просто не было возможности остановиться. Тренироваться и готовиться к сезону буду в Дубае.

— Открытый чемпионат Австралии — традиционно первый в календаре турнир Большого шлема. Говорят, там будет строго с вакцинацией спортсменов.

— Я уже готова, привилась.

— Что должно случиться в следующем сезоне, где не будет летней Олимпиады, чтобы он стал лучше этого?

— Большой шлем. Финал есть, хочется выиграть один из турниров — это мечта! Войти в топ-10 и пытаться залезть выше и выше. 11-я строчка есть — хочется выше.